ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дерингхаус никогда не думал, что в Красный дворец так просто попасть.

Топсидиане поступили точно так же, как поступила бы любая другая оккупационная держава в какой-нибудь другой части Вселенной: они использовали в качестве обслуживающего персонала ферронцев, которых считали достойными доверия. Дополнительно к довольно сложному методу отбора для поиска заслуживающих доверия ферронцев, проводилась еще ежедневная проверка, так что топсидиане с полным правом могли считать себя застрахованными от предательства со стороны своих служащих-нетопсидиан. Они не рассчитывали на Вафаля и ему подобных. Бойцы сопротивления проходили отбор с преданным взглядом и смиренной клятвой. Чтобы избежать ежедневной проверки, они подделывали удостоверения. В Красном дворце вряд ли был хоть один служащий, который не принадлежал к организации сопротивления.

Беда заключалась в том, что Вафаль и его люди не знали, что должна делать их организация. Они были достаточно умны, чтобы не совершить покушения на адмирала-главнокомандующего, так как знали, что смерть командующего умело сформированным флотом не нанесет никакого значительного ущерба. Они подумывали о том, чтобы завладеть боевым кораблем, стоявшим снаружи в космическом порту. Но не знали, что им потом с этим боевым кораблем делать. Они словно ждали такого человека, как Дерингхаус. Именно Дерингхаус был тем, кто точно знал, чего он хочет.

Теперь он стоял в одном из коридоров на тридцать восьмом этаже огромного здания, снабженный фальшивым удостоверением, позволившим ему войти сюда, и мучался с подметальной машиной, устройства которой он не понимал. Его оружие было при нем. Когда он поехал по коридору на гудевшей, а иногда и останавливающейся машине, он думал о том, что в его плане могло быть неверным.

Он собирался при первом удобном случае проникнуть в секретное помещение, в котором Торт сделал что-то вроде запасного выхода. Это помещение тоже находилось на тридцать восьмом этаже, но за несколько поворотов отсюда, на территории обслуживания другого работника, о котором Дерингхаус пока не знал, является ли тот единомышленником.

Он хотел настроить трансмиттер на другой прибор в пустынном форте на Рофусе и запросить подкрепления. Если бы ему удалось это сделать, это означало бы, что с помощью психотронного излучателя можно будет без труда склонить адмирала флота топсидиан к выдаче его космического суперкорабля.

Это было все.

Он испугался, почувствовав прямо перед собой какое-то движение. Он инстинктивно схватился за термоизлучатель и остановил подметальную машину.

Перед ним из ничего возник мужчина. Он приветливо улыбался ему во все свое детское личико. Это был Тако Какута.

28.

«Вы, видимо, хотели все сделать сами?» — спросил Булль.

«О, да, — скромно ответил Дерингхаус, — со временем я бы добрался до цели. Хотя и не так быстро, как Вы!»

Новости, которую Тако принес из Красного дворца, сначала не поверили. Никто не считал возможным, чтобы Дерингхаус, даже если он пережил падение, был еще на свободе.

Но вечером после окончания службы Дерингхаус пришел сам. Он рассказал обо всем, что делал до сих пор, и подробно информировал Родана о деятельности подпольной организации в городе.

Это было важно, потому что благодаря этому Родану удалось изменить свой план относительно захвата линкора, в результате чего он упростился. Вафаль и его люди, в том числе и группа Тэеля, если они подойдут вовремя, будут следить за событиями в городе во время осуществления операции.

Трансмиттер в подвале гостиницы Тихамера был установлен, другой прибор в Красном дворце настроен на соответствующую частоту приема. Было известно, что адмирала флота топсидиан звали Крект-Орн и что где-то на тридцать первом этаже Красного дворца был его кабинет.

Таково было положение дел, и Родан считал, что момент для начала действий придет тогда, когда Вафаль сообщит, что его люди готовы.

В западной части Красного дворца в любое время дня царило оживление. Адмирал флота Крект-Орн был мужчиной, который отводил для сна лишь самую малую часть своего времени, и такой же готовности к выполнению заданий требовал и от своих старших офицеров. Адмирал считал положение несколько неблагоприятным. Он уже давно должен был быть на флоте, во вновь созданной базе на Океанической косе, но захваченной планетой нужно было управлять, а руководство было легче и с меньшим трудом осуществлять из-за находящегося в центре событий письменного стола, чем из отдаленного командного пункта космических кораблей. Рофус доставлял адмиралу немало хлопот. Пока он прочно не завладеет Рофусом и человеком, который с одной единственной крошечной машиной день за днем доставлял стране все новое беспокойство, он вынужден будет в еще большей степени отказаться от сна, чем раньше.

Крект-Орна назначили, так как на Топсиде был пойман сигнал бедствия космического корабля арконидов. Аварийный сигнал исходил, видимо, с корабля, и если он передал сигнал бедствия, то там, наверное, были существа, допустившие аварию корабля. Существа, которые можно было поработить, чтобы превратить их планету в бастион топсидиан. Топсидианам всегда не хватало бастионов. Тому, кто поднимался против всемогущей Империи и хотел идти собственным путем, нужны были базы.

Поэтому топсидиане собирались создать для себя новую базу. Крект-Орн не рассчитывал на то, что Рофус сможет противостоять массированной атаке его флота более десяти дней по времяисчислению топсидиан. Противник был деморализован.

Но он не смог найти ни одной молекулы корабля арконидов, подавшего сигнал бедствия. Хуже того: ни один из допрошенных пленных ничего не хотел сказать о том, что корабль арконидов когда-либо появлялся в этом районе.

Крект-Орн не то чтобы сожалел о корабле. Корабли, подававшие автоматические аварийные сигналы, уже не годились в трофеи. Но, по крайней мере, происшедшее должно было иметь свое объяснение, а его не было, пока не найден корабль.

Это наполняло Крект-Орна неуверенностью и подозрительностью. Он был бы рад, если бы эта война окончилась. Крект-Орна такие мысли одолевали не менее раза ежедневно. Они были прерваны пришедшим Верт-Ханом.

Верт-Хана можно было бы назвать капитаном третьего ранга. Он офицером Крект-Орна для поручений и в настоящее время собирался создать нечто вроде секретной службы.

Адмирал немедленно принял его.

Верт-Хан приветствовал адмирала с подобающим уважением и ждал, пока тот не заговорит с ним.

«Ну, что нового?» — нетерпеливо спросил Крект-Орн.

«Волнение в городе, Господин!» — выпалил Верт-Хан.

«Волнение?» — выпучил Крект-Орн круглые глаза.

«Да, Господин. Задержана одна из наших машин, она опрокинута, а пассажиры убиты…»

«Что Вы сделали с восставшими?»

«Мы не смогли их поймать, Господин, — попытался объяснить Верт-Хан. — В то время в этом районе не было другой машины. Когда мы получили сообщение, нам пришлось послать туда патрульных. Они нашли убитого, опрокинутую машину и задержали нескольких прохожих. В результате допроса выяснилось, что прохожие ничего не знали. Они даже не видели, как все произошло. Заговорщики, видимо, нанесли удар молниеносно, а потом так же быстро исчезли».

Верт-Хан растеряно молчал.

«Я надеюсь, Вам ясно, что это означает, — строго сказал Крект-Орн. — Это не было спонтанной акцией, раз напавшие исчезли незаметно. Это была целенаправленная операция. Я буду рад, если Ваша секретная служба начнет наконец функционировать, Верт-Хан. Надеюсь, Вы не заставите меня признать, что не способны выполнить такое задание».

У Верт-Хана был несчастный вид. Он почувствовал угрозу своему положению и своей чести. Ничего худшего с офицером-топсидианином не могло случиться.

«Нет, Господин! — подавленно ответил он. — Я сделаю все возможное».

«Держите меня в курсе дела!»

Верт-Хан, пятясь задом, вышел из помещения.

89
{"b":"6414","o":1}