ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Я готов согласиться на любую возможность, — сказал он, вздыхая. — Я хотел бы, чтобы Вы поняли, что я делаю это с большой неохотой. Но обязывающая меня по отношению к Вам благодарность весит больше, чем технические секреты».

Родан поклонился. Ему было нелегко скрыть переполнявшее его ликование.

«Я уверен, — ответил он, — что этот секрет мы сможем использовать также и на благо Вашей Империи».

Спустя несколько часов было объявлено о приближении флота топсидиан. Линкор поднялся к последней ступени, расположенной на глубине пяти тысяч километров, с остальной частью оборонительного флота ферронцев в кильватере.

Родан сам управлял колоссом, которому они пока не дали никакого названия.

Мартен управлял локаторами справлялся со своим заданием хорошо.

Когда корабль приблизился к спешившему ему навстречу вражескому флоту на восемь миллионов километров, Родан велел ферронским капитанам занять свои позиции и приглушенным броском направил свой корабль в гиперпространство.

«Локация! — доложил офицер по пеленгу флагманского корабля. — Около двухсот единиц вражеского флота прямо перед нами. Удаление: четыреста топсидных радиуса».

Тркер-Хон смотрел на телеэкран. Он не рассчитывал на то, что Рофус будет оказывать серьезное сопротивление, но эти двести вражеских кораблей явно намеревались это сделать.

«Это будет стоить нам еще двух часов», — зло прошипел он.

Он приказал второй эскадрилье выйти из строя и убрать врага с дороги, пока остальные эскадрильи Рофуса без помех приближались прямым путем.

Тем временем пеленгаторная станция обнаружила новый объект, над которым офицеру по пеленгу пришлось поломать голову. Прибор, передающий показания, был похож на арконический структурный зонд. Он реагировал на искажения четырехмерной структуры пространство-время вблизи от его местонахождения, то есть на такие искажения, которые имеют место при транзиции космического корабля.

Обычно показания были абсолютно однозначными, но то, что передавал прибор сейчас, было беспрерывным вздрагиванием и вспыхиванием, из которого никто не мог извлечь какого-либо правдоподобного смысла.

Офицер передал Тркер-Хону сообщение, и Тркер-Хон нашел время самому понаблюдать за феноменом. Он так же мало понял в нем, как и экипаж пеленгаторной станции. Он решил вернуться в командное помещение, когда кто-то за его спиной пронзительно закричал:

«Корабль! Линкор!»

Тркер-Хон вздрогнул. На оптических экранах, на расстоянии не более пятидесяти или шестидесяти километров, возникли некоторым образом из ничего огромные контуры его бывшего корабля. Он явно неподвижно держался в одном и том же месте, а из дул его орудий вырывались бледные лучи мощных дезинтеграторов. Под обстрелом правое крыло подразделения превратилось в развевающееся газовое знамя.

«Огонь» — крикнул Тркер-Хон, охваченный ужасом, и еще раз, связавшись по радиосвязи с остальными кораблями флота:

«Огонь»!

Через несколько секунд флагманский корабль получил страшный удар, повернувший его вокруг его центральной оси и вырвавший далеко из строя. Бортовая техника тут же вышла из строя. Мощный удар, нанесенный несущимся крейсером собственного флота, стоил жизни более ста членам команды, остальные были ранены и находились без сознания.

Прошло несколько драгоценных минут, пока заместитель Тркер-Хона в первой эскадрильи не заметил, что ответственность за руководство флота легла теперь на него. В это время линкор снова исчез, не получив ни одного ответного выстрела.

Газообразные останки пятой части флота топсидиан остались позади.

На телеэкранах показалась лишенное контуров серое гиперпространство. Захваченный корабль не двигался, в плане пятимерной координатной структуры он также прочно удерживался на месте.

Когда корабль снова появился из гиперпространства, вся остальная часть флота топсидиан пребывала в страшной панике. Нескольких залпов было достаточно, чтобы окончательно обратить их в бегство. К ним присоединились обе эскадрильи, вышедшие за несколько минут до этого из общего строя, чтобы уничтожить корабли ферронов.

«Конец!» — пробормотал Родан, немного устав.

Потом он велел командирам ферронцев возвращаться на Рофус. Линкор еще некоторое время оставался на месте, чтобы не пропустить оставшихся в живых. Но больше ничего не было, кроме кружащихся обломков флагманского корабля топсидиан, движущегося к белому раскаленному шару Веги. Частичное увеличение отчетливо показало, что корабль тем временем треснул по всей длине.

«Можно было бы сказать, — задумчиво сказал Реджинальд Булль, что это мельтешение не слишком-то элегантный способ ведения войны, но то, что оно полезно, это точно».

Одним единственным броском линкор вышел на далекую траекторию Двадцать восьмой планеты Веги.

Родан считал момент удобным для того, чтобы создать внутри Системы Веги временную базу, о которой противник не догадывался.

В качестве территории представился подходящим ледяной спутник Иридул Двадцать восьмой планеты. Сама планета, огромная метано-аммониевая планета типа Юпитера, не годилась ввиду свойств своей поверхности. Ее единственный спутник имел приблизительно такой же диаметр, как Плутон, и был во всех отношениях похож на самую крайнюю планету родной системы. Ее гравитация была чуть ниже эталонного значения гравитации Земли.

Для огромной энергии, находившейся в распоряжении линкора, и соответствующим приборам не составило труда расплавить в полярной области Иридула, на той стороне, которая и без того уже имела круглую, довольно глубокую впадину, выемку для размещения гигантского корпуса корабля таким образом, чтобы он не являлся маркировочной точкой ни для какого противника.

Во время работ по сооружению выемки предоставилась возможность допросить пленных, взятых на борт корабля еще в Торте. Их обезоружили и заперли в одном из складских отсеков.

Допрос ничего не дал, так как старший по рангу среди пленников был всего лишь кем-то вроде лейтенанта, а суровая дисциплина флота топсидиан следила за тем, чтобы до ушей офицеров низших рангов не доходили никакие секретные сведения.

Однако, кое-что Родан выяснил, и хотя он ожидал чего-то подобного, сведения, полученные им от лейтенанта, показались ему достаточно серьезными.

Он переговорил об этом только с Буллем.

«Они действительно думали, что Земля находится в Системе Веги. Это значит, что они приняли сигнал бедствия крейсера арконидов с Луны и немедленно отправились в путь. При этом они допустили ошибку в расчетах. Тем не менее, Топсид удален отсюда на восемьсот пятнадцать световых лет, так что ошибка в двадцать семь световых лет составляет не более 3,4 процента. До сих пор я не имел представления о том, что их отправная точка была неверной. Лейтенант абсолютно убежден в том, что в один прекрасный день они найдут в этой Системе обломки крейсера, который подал сигнал бедствия».

Булль смотрел на него широко раскрытыми глазами.

«Как же нам повезло!» — простонал он.

Земля была короткой радиограммой информирована об основных событиях. Фрейту было дано указание держать наготове все необходимое, в первую очередь обученную команду, чтобы пребывание на родине означало бы самую незначительную потерю времени для проведения операции на Ферроле.

Родан уже не верил, что через пять дней сумеет сделать то, что обещал Торту. Несмотря на это, он считал важным как можно скорее вернуться сюда.

Первоначально он считал, что ему придется провести на Иридуле несколько недель, пока топсидиане не поверят в то, что он со своим кораблем давно исчез. Но Мартен, который покидал место у локатора только, чтобы два-три часа поспать днем, доложил:

«Никаких полетов во всей Системе!»

Проигранное сражение, видимо, повергло топсидиан в отчаянно подавленное состояние, как и думал Родан с самого начала. Все указывало на то, что они собирались навсегда обосноваться на Ферроле, чтобы только тогда снова отважиться отправиться в космос, когда сопротивление населения на Ферроле перестанет быть для них проблемой, а потери кораблей будут компенсированы доставками с родины.

95
{"b":"6414","o":1}