ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сейчас речь шла всего лишь о жизни, а в первую очередь об извещении наземной станции. Передатчик лунохода мог работать на полную мощь двигателя. С передающей силой в 12 кВ они должны без помех пробиться к космической станции.

И вот уже 24 часа они были в пути. Из них только пять часов они спали. Потом Перри Родан направил машину с взревевшим мотором через следующую возвышенность.

Серп солнца уже заметно округлился. До полюса было недалеко. Таким образом, они должны были выйти на прямую визирную линию Земли.

На них были их космические костюмы, но шлемы они отбросили на плечи. Напорный купол машины был так же надежен, как центральный пост управления «Стардаста». Специальный пластик можно было разрушить только силой.

Реджинальд Булль смотрел вперед из-под полусомкнутых век. Он снова и снова изучал специальную карту.

«Никакого сомнения, это горы Лейбница, — сказал он. — Остановимся, ладно?»

Родан перевел коммутатор тока на нуль. Тихое гудение обоих электронных моторов в передних ведущих колесах стихло. Генератор под сильным экраном радиационной защиты установил расщепление ядра на минимум.

Родан вытер пот со лба. Без единого слова он начал протирать темные стекла солнечных очков. Ультрафиолетовое излучение становилось неприятным.

Он тоже смотрел в сторону гор. Кончиком языка провел по пересохшим губам.

«Еще всего восемь километров, не больше. Здесь здорово обманываешься при оценке расстояний. Перед нами лежит кратер Хасмана, еще не видимый с Земли. После следующих пятнадцати километров мы должны бы пересечь полюс, но не по этому курсу. Нам нужно уклониться влево, на восток, или же мы придем к отрогу гор Лейбница. Удовольствие маленькое».

Булли ткнул указательным пальцем в карту. Его широкое лицо под однодневной щетиной выглядело усталым и одутловатым. Поездка стала мукой. Если бы они могли выдерживать верный курс, то уже давно были в области полюса. А так они вынуждены снова и снова огибать бесчисленные препятствия. Нанесенная на карту линия выглядела, как каракуля сумасшедшего.

Родан хрипло откашлялся. Молча протянул Булли фляжку с водой.

«Надо огибать. Лейбница так просто не возьмешь. Я не желаю попасть в ущелье. Мы находимся перед восточными отрогами. Весь массив простирается далеко на запад. Мы хорошо пройдем».

Булли пил большими глотками. В кабине висела давящая тишина, которую Родан еще усилил складной зеркальной фольгой. Они не должны были поглощать слишком много тепла. Проблема состояла в том, чтобы избавиться от жары. Наконец, Булли мрачно произнес:

«Что-то случится! Я чувствую это нутром. Что-то должно случиться. Вот, смотри!»

Он снова ткнул в карту. Новый курс должен был проходить точно у кольца, который обозначил Кларк Дж. Флиппер.

«Да, я знаю!» — протянул Родан.

Булли уставился на него. Его губы были сухими и потрескавшимися, в некоторых местах лопнувшими.

«Мы должны были далеко обойти эту точку и заботиться только о том, чтобы наше радиосообщение поступило на Землю. Потом можно смотреть дальше. Что ты об этом думаешь?»

Несколько мгновений Родан смотрел в даль. Потом Булль увидел лицо с глубоко прорезанными складками.

«Проблемы на то и существуют, чтобы их решать. Нам не поможет, если мы будем отодвигать их от себя. Мы должны это делать, хотим мы того или нет. Я предпочитаю быструю операцию. Так что пойдем кратчайшим путем. Все будет зависеть от того, кто быстрее. Другая сторона тоже страдает от окружающих условий, может быть, даже больше, чем мы».

«Ну да, мы герои! — пробормотал Булли. — С этой минуты я буду заботиться об инфракрасном зонде. При появлении малейшего импульса ты должен будешь ехать, как сам сатана».

Его рука непроизвольно схватилась за оружие. Теперь они несли еще и тяжелую полную автоматику. Она работала по тому же принципу, что и большое автоматическое оружие.

Родан включил мотор. Луноход тронулся с места. Объехав вал кратера, они очутились на широком, ровном участке окатанных обломков горных пород. Вслед за гусеничными цепями клубилась пыль. Отдельные частицы оставались неподвижно висеть над грунтом, а потом снова медленно опускались вниз.

Еще через шесть часов солнце стало видно полностью. При малой кривизне поверхности Луны это происходило быстро. Преодолев критическую точку без особых происшествий, они перешли прямую визирную границу. Немного спустя показалась Земля. Ее можно было увидеть без помех почти всю. Хотя она находилась внизу над северным горизонтом, радиосвязь была возможной.

Родан бросил короткий взгляд вправо. В последние часы они стали молчаливы.

Родан направил машину к крутому обрыву. Гусеничные цепи врезались в грунт, рабочий шум моторов стал громче. Спустившись, они остановились на небольшом плато среди скал. Справа от них уходила круто вверх, в никуда угрюмая стена скалы.

А далеко перед ними висел блестящий Земной шар. Они сделали это. Говорили они мало. На их лицах читалось изнеможение. Необходимые движение следовали быстро, почти молниеносно. У обоих мужчин было неясное предчувствие, что настало самое время действовать.

Родан достал параболический направленный излучатель, а Булли включил реактор на полную мощность, направив его на передатчик. Пока Родан настраивал антенну, электронные лампы работали, излучая тепло. Земля висела в перекрестии нитей автоматического прибора.

Нерешительно, медленно Родан повернул сиденье. Перед ним мигали стрелки контрольных устройств. Прибор был в полном порядке. Он тщательно контролировал автоматическую настройку на частоту.

«Готово?» — глухо спросил Булли. Он стоял в кабине, согнувшись, на руке у него висела ракетная автоматика.

Родан кивнул. Так же молча он повернул выключатель. В громкоговорителе приемника послышались обычные шумовые помехи космоса. Их никак нельзя было сравнить со страшным треском и свистом регулируемых помех.

Бледная улыбка заиграла на губах Родана. Он переключил на передачу. Спокойно сказал в микрофон:

«Майор Перри Родан, командир корабля экспедиции „Стардаст“, вызывает наземный контроль полигона Невада. Прошу доложить — майор Перри Родан, командир корабля экспе…»

Все произошло так неожиданно, как гром среди ясного неба.

Прямо над ними, на расстоянии всего нескольких метров, зеленоватым, флюоресцирующим светом загорелась антенна такой интенсивности, что Родан с болезненным стоном закрыл глаза руками.

Все произошло невероятно быстро и к тому же совершенно беззвучно. Над низким луноходом поднялось широкое полушарие полыхающих языков пламени. Солнце превратилось в мутно светящееся тело. Все вокруг стало расплывчатым.

Прежде, чем Булль успел издать предупреждающий крик, во встроенном радиоприборе начало трещать. Из-под пластиковой обшивки сверкнула молния. Из ящика повалил едкий дым. Небольшие языки пламени бежали по горящей изоляции.

Родан отреагировал вовремя. Он прервал связь с реакторным электрогенераторным агрегатом. Булли почти не заметил, как рука Родана захлопнула его шлем. Втянув в задыхающиеся легкие свежего кислорода, он снова смог мыслить четко и ясно. Его крик оборвался.

Перри Родан неподвижно сидел в кресле. Казалось, все происшедшее прошло мимо него без следа. Загадочное свечение исчезло так же внезапно, как и появилось.

Действительность происшедшего, лежащего за пределами постижимого, подтверждала лишь их расплавленная антенна и горящий радиоприбор. Булли искал в кабине противника. Он грозил ему оружием, но противника не было.

Легкое шипение тушителя сухой пеной заставило его вновь вздрогнуть. Но это Родан обрызгивал разрушенный прибор. Капитан Булль выругался. Он делал это яростно и громко.

Очаг пожара был ликвидирован. Кондиционер отсасывал дым. Свежий кислород наполнил кабину. Происшествие стоило им нескольких литров драгоценного дыхательного воздуха.

Родан откинул свой шлем. Посмотрел наверх. Потом раздался его голос.

«Все, наконец все позади! Они только и ждали этого».

11
{"b":"6415","o":1}