ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Чем, собственно, заняты Ваши помощники? — осведомился Родан, глянув в сторону коек. Своеобразная музыка превратилась в назойливый шепот.

Крэст с трудом поднял голову.

«Обычная тренажерная игра. Она в значительной степени способствует нашей умственной деградации. Миллиарды арконидов ежедневно лежат перед игровыми экранами. Речь идет о выдуманных играх, соответственно созданных другим мастером. Это визуальное и акустическое выражение содержания мыслей. Мой народ идет на это. Становится все хуже. На борту только пятьдесят человек. Я вижу их очень редко, потому что большую часть времени они, как завороженные, лежат перед игровыми телеэкранами. Наша деградация проявляется не только в распаде обычаев, но и в постепенном ослабевании силы воли. Все становится безразличным. Ничто не волнует, ничто не интересует. Труд нового игрового мастера всегда выходит на первый план. Дел по горло, ведь нужно как можно скорее насладиться новым искусственным творением».

«И поэтому в течение четырех месяцев Вас просто оставили лежать здесь, — сказал Родан взволнованно. — Не пытаясь найти средство от Вашей болезни. Это было бы для Ваших помощников пустяком».

«Это было бы просто, если бы кто-нибудь мог на это решиться. У нас на борту достаточно медикаментов, но у меня болезнь, с которой у нас никто не знаком. Необходимы были бы осмотры и исследования. Но поскольку это требует времени и интенсивного труда, этого просто никто не делает. На борту есть большие художники, которые быстро создают вымышленные произведения. Порядок на борту поддерживается командой роботов. Ваша вынужденная посадка, майор Родан, и есть как раз дело их рук. Речь идет об обычных защитных включениях. Позитронный мозг рассчитал, что мы не должны с Вами общаться. Поэтому он и осуществил соответствующее включение. Это очень просто».

«Очень просто, — простонал Родан смущенно. — Вы считаете простыми такие вещи, которые нам кажутся сказкой. Кроме того — что значит позитронный. У нас есть электронные вычислительные машины невероятной мощности. А позитрон — это крайне недолговечная вещь».

Крэст засмеялся. Нечто похожее на отцовское сочувствие читалось в его глазах.

«Вы еще поймете. Мы уже не сможем стартовать. Могу я попросить Вас о помощи?»

Эта неожиданная просьба напомнила Родану о том, что он все еще командир корабля, осуществившего полета на Луну. Он должен принять решение, теперь и здесь.

«Из последних секретных сообщений мне известно, что новую страшную войну между западным миром и союзом государств Азиатской федерации удается избежать только невероятными усилиями», — сказал он.

«Я не могу объяснить Вам за несколько минут, почему эта война кажется неизбежной. Это принципиально различные идеологии противостоящих партнеров. Вы, вероятно, не знаете этого, но на Земле это так. У меня есть по этому поводу один простой вопрос».

Крэст глубоко вздохнул.

«Один „простой“ вопрос! — повторил он. Такой формулировки я не слышал со времен моей молодости. У нас уже не задают простых вопросов. Прошу Вас, что Вы хотели?»

«Достаточно ли у Вас силовых средств, чтобы предотвратить уничтожающий конфликт с помощью атомного оружия? Если да, что имеется в Вашем распоряжении?»

«Какого атомного оружия?» — напряженно переспросил Крэст.

«Двух типов. Процессы расщепления ядра или термоядерная реакция».

«Процессы расщепления ядра можно предотвратить путем полной абсорбции свободных нейтронов. Я знаю этот древний способ примитивного расщепления ядра. Без нейтронов, которые Вы называете частицами, этого не сделать».

«Правильно, это мы тоже знаем, но мы не можем достичь этого эффекта. А как обстоит дело с термоядерным оружием? С водородными бомбами?»

«Тоже древний способ, от которого мы давно отказались. Для предотвращения термоядерной реакции антинейтронный экран не годится».

Родан задумчиво посмотрел на старика.

«Нам до сих пор известно лишь „горячее“ воспламенение. Это означает, что все силовые группы Земли вынуждены вызывать реакцию водородного заряда тяжелых бомб с помощью ядерных термальных детонаторов. Если служащий для термоядерного возбуждения ядерный заряд не функционирует, то никогда не удастся добиться синтеза легких ядер».

«Вы ученый? Очень хорошо. Я гарантирую Вам абсолютную непригодность Вашего оружия, если Вы все еще используете примитивный тип осуществления синтеза. Достаточно одного небольшого прибора».

«Для всей Земли?» — с дрожью в голосе осведомился Родан.

«Это всего лишь маленькая планета, а мой корабль представляет собой невероятную мощь. Мы сделаем это».

Родан не мог смотреть в расширившиеся глаза Булли. Технику стало ясно, к чему клонит Родан. Булли не был сложным человеком, он полностью находился под впечатлением происходящего. Попытка Родана использовать техническую силу инопланетян на пользу человечества показалась ему неосуществимой.

«Мы должны отвести Вас на лечение к доктору Маноли, — сказал Родан. — Он установит, что с Вами. Он выдающийся диагностик. Может быть, Вы сможете дать ему некоторые сведения об органическом строении Вашего тела, а также о Вашем обмене веществ».

«Я поеду на луноходе, — с беспокойством объявил Булли. — Господи, если я не успею вовремя, Флиппер нажмет на стартовую кнопку. Это будет светопреставление».

«Вам не нужно туда ехать, — прошептал Крэст. — Поговорите с Торой. Вы не знаете наших возможностей, майор Родан…»

6.

Капитан Кларк Дж. Флиппер весь дрожал. Он растерянно оглядывался вокруг в круглом помещении центрального поста управления огромного корабля.

Тора насмешливо наблюдала за ним. Доктор Эрик Маноли давно исчез. Он обрушился на Крэста с рвением исследователя в полном смысле этого слова. В помещении центрального поста управления были еще и другие мужчины. Они представляли собой беспомощное, вызывающее сочувствие, зрелище, хотя Крэст объяснил, что эти члены экипажа принадлежат к активным созданиям его расы.

У Родана тем не менее сложилось впечатление, что они мечтали о новой программе-выдумке.

Вот так выглядели потомки некогда большого звездного народа. Трудно было себе представить, что их предки построили галактическую империю.

Теперь все это было в прошлом. Перед ними стояли остатки большого народа, научно-техническое наследие которого вряд ли будет еще когда-либо использовано. У Родана начинала кружиться голова, как только он вспоминал о так называемой «спасательной операции».

Тора взяла на себя командование в наполненном ошеломляющими приборами центральном посту управления. Роботов Родан не принимал в расчет, хотя они и выполняли свою работу.

Флиппер чуть не сошел с ума, когда на «Стардаст» воздействовала невероятная сила. Он приходил в ужас, вспоминая об этом.

«Это было ужасно, — подавленно рассказывал он. — Наше одиночество уже невозможно стало переносить. Эрик и я сменяли друг друга на вахте. Мы каждую минуту ждали появления азиатского разведывательного отряда. Еще больше мы думали о вас и о запланированной радиограмме. И тут вдруг все затряслось. Корабль подняло с грунта, словно перышко. Мы ничего не видели и не слышали. Потом я в панике нажал на стартовую кнопку. С помощью автоматики я перешел на полную тягу, но это не помогло. Наоборот — реактор вдруг перестал работать, а двигатель вышел из строя. Они перенесли „Стардаст“ через кратеры с огромной скоростью. Через несколько мгновений мы увидели огромный корабль, но тут уж нас посадили так нежно, что мы не почувствовали ни единого толчка. Я был рад-радехонек, когда увидел лицо Булли. А Вы уже ничему не удивляетесь, да?»

Сразу после этого Тора дала краткое пояснение этому феномену. По ее словам, речь шла о совершенно «обычном» транспортном поле для приведения в движение материально стабильных тел. На Арконе это было обычным делом.

Она старательно выбирала слова, но не могла скрыть иронии. Для нее люди были по-прежнему слаборазвитыми существами, сотрудничать с которыми можно было только ввиду трудной ситуации.

17
{"b":"6415","o":1}