ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Флипп, если бы мы приземлились на полигоне Невада, мы бы уже сидели под арестом. Нашим военным не оставалось бы ничего другого, потому что мы могли бы выболтать все, что испытали. Мы действуем на основе добрых и — как я думаю — честных помыслов».

«Я офицер космического отряда. Я…»

«Я тоже. Но теперь, в этих обстоятельствах, я всего лишь Человек, который хочет видеть Человечество сплоченным и сильным. Ты считаешь это преступлением? Отдельные нации перестанут иметь значение. Важна будет только планета Земля. С этой минуты мы вынуждены думать космическими масштабами. Неужели ты еще не понял, насколько несказанно смешны земные разногласия в сравнении с Великой Империей? Неужели ты не понимаешь, что мы как можно быстрее должны сплотиться? Инопланетный Разум говорит о Третьей власти над Солнечной системой, а не над той или иной нацией. С космической точки зрения мы всего лишь жители Земли, ни в коем случае не американцы, русские, китайцы или немцы. Мы стоим на пороге новой эпохи и должны быть готовыми к этому. Я подчеркиваю еще раз: Крэст ни при каких обстоятельствах не может попасть в руки отдельной силовой группировки, поэтому мы остаемся здесь».

Булли поднялся и бросил на Родана полный обиды взгляд.

«Ты мог бы еще на Луне поведать мне о деталях своего плана, старик! Крэст, Вы должны собраться с силами и как следует потрудиться. Когда появятся первые войсковые соединения, поможет только очень сильная зашита. Красивыми словами о желаемом сплочении Человечества и о нашем будущем значении как галактической цивилизации Вы не сможете остановить ни одной пули. Правители АФ будут смеяться до слез, а Вас упрячут в камеру для допросов. Так что начинайте».

«Я останусь на борту до тех пор, пока не прибудут необходимые медикаменты, — заявил доктор Маноли спокойно. — Мой долг как врача и как человека — помочь больному. Особенно в данном случае. Было бы нашей большой ошибкой, сразу же после первой встречи с инопланетным Разумом действовать так опрометчиво и недальновидно. Ты прав: речь здесь идет не о национальных интересах».

Капитан Флиппер все еще молчал и неподвижно сидел в своем кресле. Крэст поднялся, и Родан убрал оружие.

«Флипп, мы не замышляем ничего плохого. У нас самые добрые намерения. Господи, мы ведь не преступники! Неужели мы не правы, рискуя всем ради Человечества? Мы стоим на пороге новой эры. Теперь важно действовать правильно и с сознанием своей ответственности. Никто не заполучит Крэста, даю тебе слово!»

Родан открыл тяжелые переборки шлюзового отсека. В кабину ворвался воздух. Он был сухим и горячим, как раз подходящим для легких Крэста.

Родан шагнул наружу. Войск еще не было видно, но дольше тянуть было нельзя. Родан догадывался, какое лихорадочное возбуждение царило сейчас в отдельных командных пунктах. Правительства всего мира еще не знали, что именно «Стардаст» принес на Землю.

Родан закрыл глаза; он увидел неясные очертания чего-то. Это была пока еще далекая, туманная картина; но он видел построенные людьми космические корабли, взмывающие в небо, слышал рев их двигателей со сверхсветовой скоростью. Он видел Центральное правительство Земли, мир, благополучие и признание всей Галактики. Это было видение, но он всеми чувствами ощутил его в себе.

В грузовом отсеке «Стардаста» загудели загадочные машины. Третья власть начала свою работу. Перри Родан посмотрел в синее небо. И медленно снял знаки отличия с офицерских погон своего комбинезона.

Майор Перри Родан принял решение.

8.

Спокойствие было обманчивым.

На блестящей поверхности озера Гошун не было ни одной волны. Спокойно и безмолвно лежало оно в огромной пустыне. Не было ни дуновения ветерка. Воздух был жарким и сухим. Мерцая, поднимался он над раскаленными камнями и терялся в голубизне безоблачного неба. Вдали у горизонта возвышалась длинная цепь плоских холмов, оттуда выходила река, питавшая соленое озеро. Специальные карты указывали ее название: Морин-гол.

Она была единственным живым созданием в этой части пустыни Гоби. Тяжело и медлительно текла она, не очень широкая и глубокая, но никогда не пересыхающая.

На каменистой почве ничего не росло, и ни один зверь не смог бы найти пропитания меж плоских скал.

Тут не было ничего живого, и все-таки покой был обманчивым, потому что внутри «Стардаста» царило напряженное ожидание.

Кондиционер работал на полную мощность, но несмотря на это, у Реджинальда Булля было такое впечатление, словно его форменный комбинезон насквозь пропитан потом. В настоящий момент напряженное дыхание Крэста было единственным слышимым звуком внутри отсека управления. Флиппер сидел в самом дальнем углу, молча уставившись прямо перед собой.

Взглянув на телеэкран, Булли увидел высокую фигуру Родана. Командир корабля стоял снаружи на скалистой возвышенности и в бинокль всматривался в небо.

Булли видел, что Флиппер посмотрел на бортовые часы.

«У нас еще примерно час времени, Флипп, — заметил коренастый мужчина с иронией. — Потом сюда придут наши „освободители“. Может быть, они называют себя „вспомогательными силами“ или „спасательным отрядом“, но я надеюсь, что мы не попадем к ним в руки».

Флиппер откинулся назад. В его лице чувствовалось напряжение.

«Ваш бэби тоже появится на свет без тебя, — успокоил его доктор Маноли. — Ты придется смириться с тем, что ты не будешь рядом со своей женой, когда дело дойдет до этого. Мы отрезаны от цивилизации, и это будет продолжаться еще долго».

Толстяк ничего не ответил.

Булли объехал в своем кресле вокруг контрольных приборов. Он провел тыльной стороной ладони по своей буйно разросшейся щетине. Что бы он сейчас дал за холодную ванну! На телеэкране было видно, что Родан ушел со своего наблюдательного пункта и возвращался на «Стардаст». Булли спросил себя, как он мог он хоть минуту сомневаться и не поддержать Родана в его намерениях.

«Открой внутреннюю переборку, Эрик! — обратился он к медику. — Перри возвращается».

Маноли молча выполнил указание. Он еще не высказался открыто по поводу планов Родана, но тот факт, что он активно заботился о Крэсте, говорил сам за себя. Только капитан Флиппер явно не мог смириться с новой ситуацией.

Спустя несколько секунд Перри Родан вошел в отсек управления. На спине его комбинезона образовалось большое пятно от пота.

«Как он?» — спросил он врача.

Прежде, чем Маноли ответил, арконид сказал:

«Спасибо, Родан. Я чувствую себя по-прежнему слабым, но в остальном я в порядке. Воздух Вашей планеты отлично подходит для меня».

«Мы и дальше будем Вам помогать, — заверил Перри Родан. — Но Вы знаете, что состояние Вашего здоровья не единственная наша проблема. Нам нужны Ваши знания и Ваше оборудование, если хотим выстоять в ситуации, в которой скоро окажемся».

Крэст кивнул.

«Я поражаюсь Вашей фантазии. Но я думаю, надо оставить бесполезные слова и решить, что можно сделать».

Родан обратился к Булли. «С холодной ванной для тебя пока ничего не выйдет. Позаботься о сообщениях и попытайся прослушать и записать важнейшие передачи. Мы должны знать, что происходит в мире».

«Никто не сообщит нам, что планирует против нас акцию. Я думаю, было бы лучше, если бы я мог переговорить с Паундером».

«Пока будем молчать. Пусть они поломают себе голову, почему мы не отвечаем. Я хочу, чтобы они созрели для того, что я собираюсь сделать».

«Созрели! — Булли покачал головой и ударил в дверцу радарной и телеустановки. — Боюсь, мы тоже скоро созреем».

Перри уже не обращал на него внимания. Он знал Булли и знал, что может на него положиться.

«Эрик, ты занимаешься Крэстом и больше ничем. Флипп, я был бы тебе очень благодарен, если бы ты позаботился о еде. Потом у нас уже может не быть на это времени. Я занимаюсь стратегическими вопросами. Что за оружие дала нам Тора, Крэст?»

Арконид все еще сидел на койке, которую доставили для него на борт из корабля арконидов.

21
{"b":"6415","o":1}