ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Самым важным является энергетический экран. Хотя он и служит для защиты, но не может не произвести определенного впечатления на возможных агрессоров. Кроме того, у нас есть три единицы ручного оружия, так называемые психотропные излучатели с регулируемой интенсивностью. При установке на большую мощность с их помощью можно парализовать на расстоянии двух километров живое существо величиной с человека. При малой силе излучения сознание жертвы настолько ослабевает, что становится легко повелевать его телом. Можно также отдавать гипнотические приказы, которые будут выполнены при любых обстоятельствах, даже в том случае, если подверженный такого рода влиянию уже давно вышел из зоны действия психотропных лучей. С этим связана искусственно вызванная амнезия. Жертва уже ни о чем не может вспомнить».

«Это уже кое что. — Перри кивнул. — А что еще?»

«Еще только переносная рация, с помощью которого мы в любой момент можем связаться с Торой. Как Вы знаете, он работает на гиперкосмической волне. Это необходимо, потому что наш корабль находится на обратной стороне Луны».

«Гм», — задумался Родан. Крэст понял озабоченность землянина.

«Не бойтесь, энергетического экрана и ручных излучателей пока достаточно. Если возникнут более серьезные трудности, вмешается Тора».

«А как обстоит дело с гравитационным нейтрализатором, который Вы взяли с собой, чтобы повысить прижимающее усилие „Стардаста“ во время запуска?»

«О-о! Я чуть не забыл о нем! Так вот, его радиус действия невероятно велик — более десяти километров. И действует он, в частности, и как направленный излучатель, и как круговой. Вы можете освободить от земного притяжения большой участок в десять километров длиной, а также область диаметром в двадцать километров, в центре которой находится нейтрализатор, в данном случае „Стардаст“.»

«Отлично, — сказал Перри. — Этого достаточно». Он пошел к переборке.

Кларк Флиппер вызывающе посмотрел на Перри, но встретив жесткий взгляд своего командира, нерешительно кивнул.

Пока Перри еще не вышел, Булли сделал ему знак рукой и прокричал:

«Передачи глушатся. Я не могу поймать Америку, Перри. Сплошное наложение. Но одна станция очень сильная. Она должна находиться где-то поблизости. Малый говорит по-английски с акцентом. Нам не нужно было ничего предпринимать, потому что акция спасения уже подоспела».

«Акция спасения! — воскликнул Перри. — Милое названьице для того, что наверняка предприняли китайцы. Ответь им, что помощь не имеет для нас никакого значения».

Не глядя на Перри, Булли посмотрел на телеэкран. По ту сторону реки, далеко впереди у гряды холмов, в небо поднималось облако пыли. Маленькие точки приближались к соленому озеру. Перри проследил за взглядом своего друга.

«Ну вот! Дождались. Они идут. И там тоже! Вертолет…»

Гудящие несущие винты были едва различимы в мерцающем воздухе. Узкое туловище выгнутого по обеим сторонам бананового вертолета сверкало в ярком солнце. При снижении под ним вихрем поднялся песок. Затем он приземлился не более, чем в ста метрах от корабля.

«Булли, ты остаешься здесь. Возьми ручной излучатель и жди, пока я не подам тебе знака. Полная готовность. Я иду к ним».

«Но…»

«Никаких но! Мы нужны им живыми. Нет никакой опасности».

Булли исчез, но через пять секунд снова был тут. В руке он держал серебряный стержень с фасетной линзой на конце. Маленькую красную кнопку можно было передвигать в любое положение и нажимать. Крэст объяснил им принцип действия. Перри кратко кивнул Булли, спустился по приставной лестнице вниз и пошел к приземлившемуся вертолету, из которого вышли двое мужчин в форме армии Азиатской федерации, с любопытством глядевшие на него.

Пилот вертолета остался в кабине. Вместо рычагов управления его руки сжимали рукоятку тяжелого автомата. Перри сочувственно улыбнулся.

Оба офицера сделали несколько шагов ему навстречу.

Они говорили по-английски почти без акцента.

«Мы рады, что Вы смогли удачно приземлиться, — сказал один из них. — Я маршал Роон, главнокомандующий сухопутных вооруженных сил нашего государства. Это майор Бутаан».

«Перри Родан, — сказал Перри, слегка наклонив голову. — Могу я спросить, что привело Вас к нам?»

Оба офицера были настолько ошеломлены, что не могли произнести ни звука. Они обменялись быстрыми взглядами, затем вопросительно уставились на нуждающегося, по их мнению, в помощи космонавта.

Перри вежливо улыбнулся.

«Это очень приятно, что Вы заботитесь о нас, но это не имеет смысла. Такой же ответ я дал бы офицеру американской или русской армии, если Вас это интересует».

«Я не совсем понимаю, — признался Роон. — Вы совершили вынужденную посадку, не правда ли? Вам нужна помощь или Вы можете стартовать самостоятельно?»

«А если так?»

«Мы вынуждены были бы запретить это, поскольку Вы находитесь на нашей территории».

Перри улыбнулся.

«Ага, так речь идет не о том, чтобы помочь нам, а только о том, чтобы взять нас в плен. Но мы приземлились здесь не для того, чтобы стать Вашими пленниками».

Роон хотел вспылить, но встретил предупреждающий взгляд своего спутника. Он тут же взял себя в руки. Майор, видимо, имел большое влияние на военачальника.

«Кто говорит о том, чтобы ограничивать Вашу свободу передвижения? Ваша ракета, конечно, должна быть осмотрена, чтобы мы могли знать, не будут ли производиться съемки над территорией АФ.»

«Мы сфотографировали даже всю Землю — с Луны. Вы хотите это запретить? Ваша лунная ракета не проводит съемок?»

«Наш лунный корабль был уничтожен сразу после старта в результате саботажа. Вам это неизвестно?» — спросил Роон.

Перри был потрясен. Он был человеком, всегда считавшим исследование космического пространства делом всего человечества. Он знал, что границы между народами Земли исчезнут только тогда, когда поводом станут более обширные границы Космоса. Для него не существовало различий между расами и нациями, был только люди — земляне. Даже своему политическому противнику он не пожелал бы неудачного полета на Луну. Он подошел к маршалу и протянул ему руку. Это была спонтанная реакция.

«Мне очень жаль, но я не знал этого. Это действительно был саботаж?»

«Не могло быть ничего другого. Наши лучшие ученые проверили ракету перед стартом и не нашли ни одного изъяна. На высоте сто километров корабль взорвался и упал».

«Есть тысячи вещей, которые могли вызвать катастрофу, — сказал Родан. — У Вас ведь нет доказательств саботажа».

«Агент Западного блока мог пробраться на борт и реактор…»

«Чушь! — резко возразил Перри. — Это не извиняет собственных ошибок. — Он почувствовал злость и недоверие азиатов. — Ну хорошо, оставим это. Так чего Вы хотите от нас?»

Впервые с ним заговорил майор Бутаан.

«Вы приземлились здесь добровольно?» — хотел он знать.

Это был прямой вопрос. Перри решил дать такой же прямой ответ.

«Да. Мы с таким же успехом могли приземлиться в Сахаре или в Америке».

«Так почему же Вы приземлились именно здесь?»

«У нас были на это причины. Я должен попросить Вас рассматривать в будущем эту область как сферу нейтральной власти, даже если она находится на Вашей территории. Вам не нужна пустыня, так что для Вас не возникнет экономических осложнений. Мы гарантируем Вам невмешательство в Ваши внутренние дела и неприкосновенность Ваших границ. Прямые переговоры мы будем вести с Вашим руководством. Вам, маршал Роон, я посоветовал бы отдать приказ об отводе войск, которые находятся уже на пути сюда, чтобы отгрузить американский лунный корабль, как приятный трофей. Вы поняли меня?»

Майор Бутаан отступил на шаг назад. Его правая рука лежала на прикладе тяжелого пистолета. Губы были плотно сжаты. Глаза горели.

Маршал Роон, напротив, лучше владел собой. Он улыбнулся с обезоруживающей любезностью.

«Вы шутите, мистер Родан. Это наше право — обследовать любой летательный аппарат, приземлившийся на нашей территории. Если не возникнет никаких подозрительных моментов, его отпустят. А что касается нейтральной власти, я воспринимаю это, как неудачную шутку…»

22
{"b":"6415","o":1}