ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Это слово – Убийство
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Сила воли. Как развить и укрепить
Вдали от дома
Криштиану Роналду
Лес Мифаго. Лавондисс
Материнская любовь
Оружейник. Приговор судьи
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени
A
A

«Что ты собираешься делать с вертолетом?» — осведомился Булли.

«Мы должны позаботиться о запасных частях и медикаментах. Ты собираешься идти по пустыне Гоби пешком?»

«Конечно, нет! — гневно заверил Булли. — То есть ты собираешься отослать меня на этой машине?»

Перри невозмутимо кивнул.

«Кто-то должен это сделать, не правда ли? Я ни на кого не могу положиться так, как на тебя».

Булли сделал такое движение, словно хотел одним махом охватить все.

«Когда я должен отправляться?»

«Когда мир успокоится», — ответил Перри, взял нейтрализатор под мышку и повернулся к кораблю. Булли медленно последовал за ним. Взглядом специалиста посмотрел он на несколько криво стоящий вертолет, сунул свой психотропный излучатель в карман и закрыл люк.

В отсеке управления Флиппер приготовил еду. Он и доктор Маноли следили за всеми событиями по телеэкрану.

Перри рассказал им в кратких словах о своих дальнейших планах.

«И ты думаешь добиться этим успеха? — сказал Флиппер, качая головой. — Говорю тебе еще раз, я в этом не участвую. Я хочу домой. Я хочу снова увидеть свою жену и моего ребенка».

«Будь благоразумным, Флипп, — упрекнул его Родан. — Мы уже давно знаем друг друга. Наверное, я ничего не делаю без причины. Я хочу еще раз объяснить тебе, почему мы вынуждены были приземлиться здесь, а не на полигоне Невада».

«Можешь не убеждать меня».

«Сиюминутный мир на Земле ничто иное, как видимость», — не смущаясь, продолжал Родан. — Малейший повод, и атомные ракеты будут запущены и опустошат Землю. Неужели это состояние должно длиться вечно? Западный блок и Азиатская федерация противостоят друг другу. Мы теперь, как стрелка весов между обеими великими державами, за нами невероятные возможности арконидов. Сила арконидов в руках одной нации означала бы конец любой свободы. Ты должен, наконец, понять это».

«Знаешь ли ты, что тебя покарают, как предателя?»

Перри печально посмотрел на него.

«Многие назовут это так, потому что не понимают меня. Но я не предатель. Только я уже не американец, а просто землянин. Хоть это ты понимаешь?»

«Ты ведь мог бы приземлиться и на полигоне Невада».

«В том-то и дело, что нет. Мы будем вынуждены защищаться — как здесь, так и там. Но я мог бы не устоять, дать себя уговорить, если бы стоял перед лицом своих друзей. Здесь этого со мной не случится, потому что я знаю, что мне предстоит, если я сдамся. Крэст — это неограниченная власть, Флипп. В его руках — а вместе с тем и в наших — предотвращение войны. Если Великие державы поймут, что им угрожает более сильная власть, они забудут свои конфликты. Это могло бы привести даже к единению».

«Утопия, только и всего».

«Подождем. В сказках о том, что на Землю спускаются летающие тарелки и приносят миру мир, есть доля правды. Крэст поможет нам лишь потому, что мы гарантировали ему выздоровление и личную свободу. Неважно, кому бы мы выдали Крэста, другие тотчас почувствовали бы для себя угрозу. Они развязали бы последнюю из войн. Теперь им следует остерегаться».

Флиппер махнул рукой.

«Ты отпустишь меня, раз я этого хочу?»

«Булли возьмет тебя с собой, когда отправится в путь, чтобы доставить медикаменты и запасные части. Снаружи ждет вертолет».

Поворотом выключателя Перри активизировал энергетическое поле. Вокруг «Стардаста» лежало теперь неприступная зона диаметром в два километра. Внутри нее — зародыш нового человечества, границы которого составляли сегодня лишь несколько километров, но которые потом будут исчисляться тысячами световых лет.

9.

Генерал Лесли Паундер был известен тем, что его ничем нельзя было испугать. Он был начальником американского отряда космических исследований, и его сотрудники одновременно любили и боялись его, так как знали, что в любую минуту могут придти к нему со своими заботами. Его колкий юмор проявлялся редко, так что злые языки утверждали, что генерала когда-нибудь погубит собственный гнев.

Он сидел в офисе своей штаб-квартиры за громоздким письменным столом, почти сплошь уставленным приборами сообщения всех видов. Между ними лежали стопки бумаг и документов. Напротив него сидел невзрачный на вид Аллан Д. Меркант.

«Вы слишком доверяете майору Родану и его людям, — сказал шеф контрразведки и показал на карту мира, закрывавшую одну из стен помещения. — „Стардаст“ приземляется в пустыне Гоби, а Вы все еще считаете, что это чистая случайность?»

«Корабль посылал международный сигнал бедствия, прежде чем его установки замолчали. Отказал двигатель».

«А почему Родан осуществлял посадку не с помощью телеуправления, которое доставило бы его корабль в космический порт Невада? Почему он взял командование на себя? Можете Вы мне это объяснить?»

Генерал Паундер беспомощно покачал головой. «Этого я не знаю! Но это еще далеко не причина, сажать меня и мой штаб за решетку. Вы заперли на замок весь полигон Невада».

«Мера предосторожности, не более того, — успокоил его Меркант и дружески улыбнулся. — Тот, кто рассчитывает на худшее, никогда разочаровывается».

«Но зря усложняет себе жизнь, — сказал Паундер. — Если предположить, что это было собственное решение Родана — осуществить посадку в пустыне Гоби, то, значит, он преследует при этом определенную цель…»

«Охотно верю!» — с сарказмом вставил Меркант.

«Цель, которая ни в коем случае не направлена против нас. Если Вы думаете, что он хотел передать „Стардаст“ Азиатской федерации, то Вы ошибаетесь».

«А какую цель, по Вашему мнению, он еще мог преследовать?»

«Этого я не знаю, — согласился Паундер. — Но я знаю майора Родана. Он надежен и выше всяких подозрений».

«Человек сам по себе — это ненадежный фактор во всех отношениях, генерал. Никто не заглянет в чужую душу. Богатство и власть — по крайней мере, шанс заполучить обе эти вещи — могут помутить самый крепкий рассудок».

«Не хотите ли Вы сказать, что Родан сошел с ума?»

«Ни в коем случае, генерал. Он в худшем случае предатель».

Паундер всем телом перегнулся через стол и сунул тому под нос кулак.

«Молчать! Даже если Вы Аллан Д. Меркант, я не позволю оскорблять своих риск-пилотов. Родан не предатель! „Стардаст“ осуществил вынужденную посадку! Докажите мне обратное, а потом говорите! А вообщем-то, Вашингтон уже связался с руководством АФ.»

«Интересно, — сказал Меркант и отодвинул кулак. — Можно узнать, что из этого вышло?»

«Пока еще ничего, — согласился Паундер. — Я в скором времени ожидаю информации непосредственно из Вашингтона».

«Могу Вам сказать, что будет в этой информации: руководство АФ, конечно, сожалеет о случившемся и заверяет, что сделает все возможное для спасения совершивших вынужденную посадку космонавтов. Останки „Стардаста“ — если они не сгорели — будут предоставлены для передачи. Сразу же вслед за этим в другом сообщении будет сказано, что „Стардаст“ разрушен до неузнаваемости и что были найдены лишь изуродованные тела членов экипажа. А потом вся эта история придет в забвение, и никто уже не будет о ней говорить. В действительности же все окажется совсем иначе…»

«С Вашей фантазией я писал бы романы, — усмехнулся Паундер. — Несмотря на это, расскажите, как — с Вашей точки зрения — обстояло дело действительности».

«Азиаты разберут „Стардаст“ и оценят для себя результаты полета. Родан и его помощники, которые, конечно же, приземлились целыми и невредимыми, получат после выдачи всего, что знают, обещанную им плату. Может быть, виллу в Тибете, а может быть, даже пулю в лоб».

Паундер опустился обратно на стул.

«Вы жертва Вашей профессии, — бросил он Мерканту. — Родан точно знал, что у нас ему будет обеспечено существование. Во всяком случае, идеологические мотивы отсутствуют. Так что остается только вынужденная посадка. Если Родан в состоянии, он свяжется с нами. Надо подождать».

Меркант погладил лысину.

«Я больше полагаюсь на сообщения моих агентов. Майор Перкинс вряд ли оставит нас в неведении».

24
{"b":"6415","o":1}