ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сколько еще осталось?

Может быть, десять минут, а может быть, и пятнадцать.

Потом начнется конец света…

Москва ждала целых две минуты, потом кто-то и там нажал на красную кнопку. Ракеты взмыли в утреннее небо, легли на курс. Их было тысячи. И тогда стала ясной разница с уже начатой операцией.

У атомных ракет Восточного блока была только одна цель.

Если бы продлить траектории полета, то все они сходились бы в одной точке. И этой точкой было определенное место, где под своим энергетическим заслоном находился «Стардаст», изолированный от мира и обрушившейся на мир гибели.

В Москве ярко светило солнце. Радиолокационные приборы на границах огромной страны показывали, что орудия АФ пролетают над ней высоко в верхних слоях атмосферы. Им еще предстоял долгий полет. Ни одна из них не упадет на территории Восточного блока.

Ракеты Западного блока летели тем же путем в противоположном направлении.

Маршал Петронский с триумфом кивнул Президенту.

«Мы добились своего. Через полчаса АФ уже перестанет существовать, не будет ни Западного блока, ни даже Америки, будет ликвидирована эта проклятая военная база в пустыне Гоби. Останется только одна власть: мы».

«Искусство выживания, мой дорогой маршал».

Потом оба мужчины замолчали в ожидании.

Но не только они.

Замер весь мир.

Последние минуты перед грозящим концом стали вечностью.

Человечество затаило дыхание.

Первые поляризационные ракеты проносились в более низких воздушных слоях, приближаясь к цели. Они имели баллистическую траекторию, все более крутую, а потом обрушивались вертикально вниз на землю, глубоко вонзаясь в почву и не оставляя после себя ничего, кроме небольших воронок.

Никакой детонации. Никакого атомного взрыва. Никакого грибовидного облака.

Волна мощных континентальных ракет пересекла тем временем Тихий океан. Взрывная сила каждой отдельной ракеты была настолько огромна, что она уничтожила бы все живое вокруг в радиусе ста километров. По этой причине во время полета они расходились все дальше друг от друга и достигали двойной американский континент с запада, словно тонкая стрелковая цепь. Если они не взрывались над предполагаемыми точками, их собственная скорость гнала их дальше вглубь страны, пока они не падали в горах, джунглях или степях. Только одно орудие второй волны обрушилось в результате слишком раннего пуска силовой установки прямо в центре Лос-Анджелеса. Оно пробило семиэтажное здание и застряло в фундаменте.

Американские ракеты постигла та же участь. Ни одна из них не взорвалась и не упала на густо заселенный район. Как было установлено позднее, они нанесли лишь незначительные разрушения.

На морях всего мира разыгрывался странный спектакль.

Американские бомбардировочные авиаэскадры заметили на расстоянии более двухсот километров от азиатского побережья флот АФ. Авианосцы и тяжелые крейсеры, эсминцы и торпедные лодки, даже подводные лодки, неподвижно лежали на поверхности моря.

Коммодор Брайан Нелдисс дал знак к наступлению. Вообще-то, он не мог объяснить себе поведения противника, но и упустить богатую добычу тоже не хотел.

Рации молчали. Он не получил подтверждения на свой приказ. Но не успел его пилот и пальцем пошевелить, как машина ушла в планирующий полет. Вся бомбардировочная авиаэскадра последовала за ней в заданном порядке. Рядом с вражескими кораблями на воду сели самолеты американцев.

Это были самолеты наземного базирования. Каждый торопился покинуть быстро падающие машины. Надувные лодки принимали на борт плавающих в воде.

Адмирал Сен-Тоа не дал предусмотренного приказа открыть огонь. Он распорядился начать спасательную операцию. На воду были спущены лодки, руки помощи вытаскивали экипажи американских бомбардировщиков из слегка волнующегося океана. Через полчаса все было позади. Эскадры американцев потонули. Флот азиатов неподвижно стоял, удерживаемый невидимой рукой на покрытой легкой зыбью воде.

Брайан Нелдисс и Сен-Тоа молча сидели друг против друга в офицерской кают-компании. Их взаимная ненависть была вытеснена страхом перед чем-то более грозным, неизвестным.

В 150 километрах от западного побережья Америки происходило то же самое, только наоборот. Здесь потонул один из пилотов, так как не успел покинуть слишком быстро падающую машину.

Русские атомные ракеты были невидимой рукой вырваны с их орбит, повернуты на 180 градусов и устремились на свои пусковые базы. С небольшими отклонениями они вошли вертикально в землю там, откуда начали свой полет. Ни одна ракета не взорвалась и даже не долетела до «Стардаста».

Некоторые фермеры на западе Америки и крестьяне в Китае даже не поняли, что произошло. Когда они услышали о запущенных ракетах — после того, как радиосвязь восстановилась — они дали волю своему неудовольствию по поводу неудачных попыток запуска ракеты на Луну. Но потом, узнав правду, неожиданно замолчали.

Кто-то остановил войну! Человек оказался сильнее Великих держав! Он дал им отпор и вынудил к миру: это был Перри Родан.

Но Перри Родан недолго оставался героем простых людей. Слишком велико было оскорбление, которое он нанес властителям мира. Слишком сильно было их ошеломление, когда они были низвержены с престола своей власти.

И если кто-то один не мог сломить зловещую силу Перри Родана, то может быть, все вместе…

С сознанием этого дипломаты начали свою деятельность.

Пекин Вашингтону:

Настоящим выражаем свое сожаление о недоразумении, которое едва не вызвало всемирную войну. Предлагаем как можно скорее провести встречу наших ведущих государственных деятелей. Определить место встречи предоставляем Вам.

Пекин Москве:

Президента Восточного блока просят принять участие во встрече президентов АФ и Западного блока, которая состоится через два дня.

Пекин Вашингтону:

Согласны на проведение конференции в Каире.

Вашингтон Пекину и Москве:

Экипаж «Стардаста» объявлен правительством Западного блока государственным преступником номер 1. Предлагаем АФ осуществить подготовку совместной лунной экспедиции после выяснения политической обстановки в мире.

Пекин Вашингтону:

Согласны.

Пекин командованию космическими исследованиями АФ (строго секретная депеша):

Немедленно ускорить все работы по скорейшему запуску новой лунной ракеты. Подготовка должна держаться в секрете.

Каир Вашингтону, Пекину и Москве:

Подготовка завершена. Ожидаем президентов государств и рассматриваем это как большую честь…

«Они действительно изгнали нас из семьи народов, — причитал Булли, и тот, кто не знал его, мог подумать, что он сейчас заплачет. — Мы государственные преступники! Преступники! Но почему? Потому что мы остановили войну».

Со дня предотвращенной атомной войны прошло два дня.

«Тебя это удивляет? — Перри поднял брови. — Воспрепятствовав их войне, мы показали им, что сильнее их. В Каире они окончательно придут к общему мнению. Великие державы Земли объединились, чтобы уничтожить нас. Я не желал для себя ничего лучшего».

«Ничего лучшего — как ты себе это представляешь, мой дорогой?»

«Ни одна нация, только Человек как житель планеты может исследовать Космос. Объединение против нас не означает ничего иного, как первый шаг к совместным помыслам всех народов. Страх сплачивает людей в единое целое. С помощью арконидов мы достигли великой цели, Булли: мы объединили мир».

«И за это нас изгнали?»

«Такова цена».

«Интересно, Флипп уже вернулся?»

«Не знаю. Во всяком случае, его имя не было упомянуто. Только ты, Маноли и я как государственные преступники. О Крэсте еще ничего неизвестно. Эта неожиданность у людей еще впереди».

Булли показал вверх на голубое небо.

«Должен признать, Тора славно поработала. Без нее нам пришлось бы туго».

Перри медленно покачал головой.

«Не хуже, чем сейчас, с той только разницей, что по всей вероятности, мы бы оказались последними людьми на Земле».

39
{"b":"6415","o":1}