ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Я не вижу в этом преступления, — подчеркнул доктор Маноли спокойно. — Никогда не может быть ошибкой действовать в интересах всего человечества. Мы простой демонстрацией нашей силы сделали так, что правительства с различными идеологическими системами за одну ночь сплотились. Разве не так?»

«Благодаря силе Торы! — подчеркнул Родан. — Если Крэст умрет, она порвет с нами. Конечно, без нашей помощи она не может взлететь, но это ей не помешает. В ее менталитете глубоко заложен фатализм. Она включит мощное энергетическое поле и полностью откажется от установления контакта с людьми. Поэтому мы должны что-то сделать!»

«Что?» — взволнованно спросил Булли.

«Мы должны попытаться убедить ее в том, что человек — это изобретательное создание. Так не может дольше продолжаться, а государства обладают ядерным оружием, которое уже невозможно обезвредить с помощью антинейтронного поля».

Доктор Маноли наконец понял. Родан убедительно закончил:

«Наши совместные исследования направлены на то, чтобы создать „холодную“ термоядерную реакцию. Если это удастся, то необходимое до сих пор для термически эффективного возбуждения синтеза зажигательное устройство ядерного топлива будет уже не нужно. Тогда антинейтронное поле станет шуткой. И тогда мне не придется больше сидеть под этим энергетическим колпаком!» Он посмотрел наверх, где высоко над крышей палатки энергетический купол отбивал снаряды, словно хлопушки. Все это могло измениться, и очень скоро.

«Установи связь с Торой, — сказал Родан озабоченно. — Я хочу срочно поговорить с ней. Как представитель человечества Земли, который ради этого человечества собирается выдвинуть несколько требований».

«Требований? — недоверчиво повторил Булли. — Ты сказал: требований? Она вцепится мне с экрана в лицо. Для нее мы полуразумные обезьяны. Ее кодекс, как и прежде, запрещает ей вступать с нами в связь. Дело с Крэстом было не более, чем компромиссное решение».

Родан подвинул ногой табурет, принадлежавший к оборудованию азиатского транспортного отряда.

«Если у нее есть то, что мы называем чувством самосохранения, она пойдет на это. Давай, устанавливай связь». Булли исчез за занавеской. Видеопереговорное устройство арконидов было размещено прямо рядом с постелью Креста. Во всяком случае, большая палатка имела лучшие условия размещения, чем отсек «Стардаста». «Ты хочешь заставить ее?» — с беспокойством спросил доктор Маноли. «Именно, — медленно ответил Родан. — Мне кажется, что она куда больше зависит от Крэста, чем мы можем догадываться. Во всяком случае, я ясно видел, что он отдает ей приказы. Я не хочу больше участвовать в этой несправедливости! Куда мы придем, если в каждом случае должны будем просить ее о помощи. Мне кажется, Луна слишком далека для этого. Если однажды это будет необходимо, мы потеряем драгоценные минуты. Я должен иметь здесь гораздо более сильное оборудование. Если случится то, о чем я подозреваю в самом укромном уголке моего мозга, Тора и так будет очень рада. Она бесконечно недооценивает человечество. Она просто не допускает, что мы можем сделать то, что я называю решающей ошибкой». «Я ничего не понимаю!» — пробормотал Эрик Маноли. «Подумай хорошенько, — горько усмехнулся Родан. — Что ты делаешь, когда пациент жалуется на страшные боли? Ты что, будешь постоянно вводить ему морфий или попытаешься установить причину болей, чтобы осуществлять лечение?» «Ну конечно, я пресеку зло на корню!» «Вот! — радостно констатировал Родан. — Секретные службы Земли будут тоже искать этот корень, который в нашем случае находится на Луне. Или ты на самом деле считаешь, что они и дальше будут верить нашим сказкам?» Булли кивнул. Его скривившееся в ухмылке лицо могло означать только одно: связь установлена. Родан неторопливо поднялся. Он пошел в отдельное помещение и встал перед овальным телеэкраном прибора арконидов. Инопланетный корабль находился на невидимой стороне Луны. С помощью обычных ультракоротких волн с ним невозможно было бы связаться. Крэст кратко пояснил, что радиотехника арконидов со сверхсветовой скоростью уже давно преодолела эти трудности. Для земного инженера было более, чем сложно принять на словах такое объяснение. При этом возникали горы вопросов. На экране с цветным трехмерным изображением появилось лицо Торы. Она была захватывающе красива и все-таки ужасающе безлика в своей властной холодности. Родан завороженно смотрел на ее белокурые волосы, составляющие контраст с красновато-золотистыми глазами.

Уже готовый обратиться к ней со сдержанной речью и попытаться оправдать ее поведение воспитанием, Родан внезапно передумал.

«Не вздумайте объяснять мне, что время для ежедневного доклада еще не наступило, — резко сказал он вместо приветствия. — Слушайте меня внимательно и подумайте о том, что я уже давно не шахматная фигура на Вашем поле. Если Вы не в состоянии устранить небольшие неполадки в реактивных двигателях Вашего космического супер-корабля, чтобы иметь возможность снова взлететь, то и не думайте, что Вы в состоянии импонировать земному ученому и солдату специального назначения Вашим дурацким важничаньем. У людей больше решимости и отваги, чем у Ваших тюфяков в их дегенеративных головах. И если Вы сейчас прервете связь, я отключу энергетический купол. Вы хотите что-то сказать?»

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами. Никогда до сих пор командирша не слышала таких речей.

Она не прервала связи. Уголки рта Родана были опущены, когда он продолжил:

«А теперь слушайте, мадам! Я…»

Булли решил, что его бывший командир сошел с ума. Родан занял такую позицию, словно он был властелином огромной звездной империи. Казалось, он забыл, что планета Земля в центре Млечного пути — это не более, чем песчинка в пустыне Гоби.

Булли был убежден, что это не сможет помочь.

15.

Если в рамках всемирного объединения будет создана специальная контрразведка, то в голову приходит мысль о том, что штаб-квартира подобной организации должна находиться в месте, легко досягаемом для представителей всех участвующих в ней наций.

В случае с МРС, Международной разведывательной службой, в качестве географически приемлемого места был выбран остров Гренландия. Гигантский Центральный штаб контрразведки НАТО был расположен глубоко под землей.

Шеф МРС, Аллан Д. Меркант, с удовольствием числился Председателем Общества защиты животных; во всяком случае, в это можно было безоговорочно поверить, видя его в непроходимых лесах Канады с сияющими от счастья глазами и с готовой к съемкам телекамерой. Меркант не очень-то любил охоту с ружьем. Это противоречило его принципам. Тем большее удивление вызывала его профессиональная деятельность. Злые языки утверждали, что шеф МРС больше ценил здоровье невинного животного, чем жизнь любого из своих агентов.

В данный момент невысокого роста мужчина стоял перед большим телеэкраном. Светящаяся эмблема в правом верхнем углу указывала на то, что съемочная камера находится в далекой Азии.

Конечно, это было более, чем странно, но примерно с месяц назад еще определенно волнующе. В настоящее же время даже присутствие офицеров восточных государств не казалось уже чем-то удивительным.

Четыре недели тому назад было просто немыслимо разрешить представителю Азиатской федерации или одному из представителей Восточного блока доступ в Гренландскую штаб-квартиру контрразведки.

Чтобы эта ошеломляющая картина была полной, Аллан Д. Меркант даже разослал личные приглашения. Вот так и случилось, что ранним утром этого дня два дельта-бомбардировщика Азиатской федерации и Восточного блока приземлились на ледяном посадочном поле штаб-квартиры.

Посетителей принял и приветствовал сам Аллан Д. Меркант. Тем не менее, этот неприметный человек был достаточно осторожен, чтобы доставить посторонних в одну из таинственных ледяных шахт штаб-квартиры посредством закрытой трубчатой подвесной дороги. Они не знали точно, где они находятся. Во всяком случае, они шли по очень большому, с хорошо поддерживаемой температурой, ярко освещенному залу, глядя на который нельзя было подумать, что над ним лежат почти три километра льда и скал.

42
{"b":"6415","o":1}