ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страна Чудес
Прошедшая вечность
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Как разумные люди создают безумный мир. Негативные эмоции. Поймать и обезвредить
Hygge. Секрет датского счастья
Девушка по имени Москва
Венец демона
Лес тысячи фонариков
Принца нет, я за него!
A
A

Почти в то же мгновение разразилось светопреставление. Тяжелые длинноствольные орудия и ракетные батареи открыли огонь почти из 6000 огненных жерл.

Такого ураганного огня история человечества еще не знала. По крайней мере, еще никогда не было так, чтобы 1500 батарей, преимущественно крупного калибра, обстреливали цель, не превышающую по площади сад.

Кольцо вокруг «Стардаста» существовала, как и прежде, но за прошедшие четыре недели были введены новые дивизии. Уже в течение нескольких дней защищенный энергетическим экраном участок территории был окружен пятикратным войсковым кордоном.

Спустя всего несколько секунд после внезапного открытия огня на защитный экран обрушилось 6000 снарядов различного калибра. Цель находилась в 20 метрах от поверхности земли. Участок занимал площадь 50 х 50 квадратных метров.

Там взрывались фугасы ракет. Это была последняя попытка пробить энергетический экран.

Штаб-квартира генерала размещалась на возвышенности, в 13 километрах от внешней границы защищенного Роданом участка территории.

Орудийные позиции находились дальше, севернее. Тяжелые минометные батареи были подведены на расстояние 30 километров от цели. Осталось только пустить в ход обычные пушки, чтобы стало ясно, что небольшой экипаж окруженного участка территории стал бессильным.

Признаков состояния невесомости замечено не было. Так что генерал-лейтенант Тай-Тианг дал приказ к наступлению.

Офицеры его штаба завороженно смотрели в сторону зловещей цели. Среди них были научные наблюдатели, а также эксперты по оружию. Мощь одновременно ударивших орудий исчислялась миллионами тонн. Силы ударной волны было достаточно, чтобы смести с лица земли небольшие горы.

В течение четверти часа они наблюдали, не обмолвившись ни единым словом. С этого расстояния цель казалась раскаленным до бела пятном размером с ладонь.

Обычно невидимый энергетический купол светился светло-зеленым цветом. Вблизи от места удара он приобретал фиолетовую окраску. Больше ничего не происходило. Энергетический колокол стоял, как монумент в кроваво-красном свете ночи.

«Самые прочные укрепления Земли уже разрушились бы при этом, — неистовствовал Тай-Тинг. — Что там у них за машины? Как можно так просто выдержать этот обстрел, словно в стальную стену бросали стеклянные шарики?»

Стройный китаец вертел головой во все стороны. Его глаза горели. Тай-Тингу было ясно, что он готов растранжирить еще миллиарды народных денег на уничтожение загадочной стены.

«Господа ученые хранят беспомощное молчание, — бушевал генерал. — Прекрасно! Вашим западным коллегам тоже, видимо, нечего сказать?»

Группы американских и европейских наблюдателей прибыли четырнадцать дней назад. Делегация Восточного блока тоже с самого начала наблюдала за катастрофическим провалом азиатской армии. Хороших советов становилось все меньше. Западных коллег награждали ироническими взглядами.

Ведущий физик-ядерщик США попытался перекричать страшный грохот находящихся на большом удалении орудий. Ему с трудом удавалось кричать так, чтобы его могли понять.

«Сэр, мы объяснили Вам и Вашему правительству, что у нас тоже нет камня знаний. Наши ученые-естествоиспытатели наткнулись здесь на неразрешимую проблему. Я советую срочно привлечь психологические и медицинские отделы. Если тут и можно что-то сделать, то только путем нервного выматывания укрывшихся противников».

«В свое время попытаемся, — возбужденно заявил командующий. — Зачем, как Вы думаете, мы подвели батареи! Мы задействовали чуть ли не все транспортные воздушные силы АФ, чтобы обеспечить необходимую доставку боеприпасов. Мне непонятно, почему Вы не могли дать нам правильных расчетов. Где-то же это сооружение должно быть пробиваемым! Если для этого нам нужно использовать еще пятьдесят батарей, то скажите, пожалуйста, об этом».

Дискуссия приняла острые формы. Там, на расстоянии всего 13 километров, в небольшом помещении, царил ад.

«Я сойду от этого с ума», — сказал крепко сложенный штатский с сухими губами. В полумраке наблюдательного бункера он взглядом отыскал высокую фигуру.

Мужчина подошел ближе. Несмотря на гибкость его движений, походка была тяжелой. Когда он появился в слабом свете затемненной лампы, можно было увидеть узкое, волевое лицо.

Он молча смотрел через толстое ночное окно на запад. Потом взглянул на часы.

Рядом с ним в темноте вспыхнул яркий огонек электрической зажигалки. Лейтенант Петр Коснов, специальный агент восточной контрразведки, курил быстрыми, резкими затяжками.

Его обуревал ураган чувств. Это было не так уж просто, стоять здесь среди этого сборища высоких и высших офицерских чинов. Обычно военные не волновали Коснова. Его полномочий до сих пор было достаточно, чтобы справиться и с этими людьми. Иногда они даже вынуждены были получать приказы от него, лейтенанта секретной службы. Положение ничуть не изменилось, по крайней мере, внешне. Пока никто не научился читать мыслей Коснова, он, как и прежде, оставался представителем мощной организации. Но сам он считал, что любой хороший наблюдатель должен был бы почувствовать его внутреннее беспокойство. Это делало его неуверенным и недовольным самим собой. Он боролся за самоконтроль, но при этом мучительно думал о том, чтобы не вызвать подозрений.

Он погасил едва начатую сигарету. Светлое пламя погасло. Только узкое лицо его визави еще виднелось в свете множества телеэкранов.

Коснов начал сомневаться во вновь приобретенном друге, с которым перешел на ты. Собственно, он ни минуты не сомневался в том, что капитан Альбрехт Клейн, специальный агент Международного разведывательного управления, мог бы совершить какую-нибудь глупость, что однако не мешало Петру Коснову «со стороны» расценивать отвагу светловолосого коллеги как безумие.

Коснов смущенно кашлянул. Громкая дискуссия между офицерами и учеными невольно образовала шумовой заслон для их собственного разговора.

Альбрехт Клейн, всего лишь три недели назад лично Алланом Д. Меркантом произведенный в капитаны МРС, медленно опустил стекло. Его испытующий взгляд был устремлен на возбужденных мужчин. Клейн иронически опустил уголки рта.

«Ровно десять часов восемнадцать минут, — тихо сказал он. — В чем дело, браток? Твое лицо годится только для музея восковых фигур».

Коснов выругался.

«Транспортный отряд шесть часов назад высадился в Сибири. Ваш замечательный лунный корабль должен был уже иметь на борту западный ледокол. Что-то мне это не нравится».

Клейн замолчал. Он еще внимательнее взглянул на своего восточного коллегу. Коснов неподвижно смотрел на энергетический купол.

«Он великолепен, — прошептал он прямо Клейну в ухо. — Если бы они сделали хоть что-нибудь, что можно было бы рассматривать как нарушение прав человека, я стал бы их самым ярым противником. А так я просто не могу, и это мучает меня. Ты меня понимаешь, друг?»

Клейн сухо улыбнулся.

«Кому ты это рассказываешь? Я знаю, что они предотвратили атомную войну. Я знаю также, что Родан и не думает предпочесть какую-то одну сторону. Но я боюсь, что завтра или послезавтра все может снова измениться. Недоверие и страх людей исчезли, потому что появился новый противник. Люди чувствуют общую угрозу, поэтому объединяются. Быстрее и лучше мы вообще не смогли бы достичь всеобщего мира. Пока Родан существует как Третья власть, мы будем составлять единое целое. Чем дольше он тут будет, тем сильнее его невероятная сила проникнет в сознание людей, тем сплоченнее мы будем. Если такое положение сохранится в течение нескольких лет, то Земля станет единой. Поэтому я не понимаю, почему Родана нужно устранять всеми возможными способами. Если это случится, снова начнется холодная война. Давайте же будем честными!»

«Простой и логичный вывод. — Коснов невесело усмехнулся. — Есть только одна небольшая загвоздка! Мы не знаем, как поведет себя Родан в дальнейшем. Он ведь тоже всего лишь человек».

«Я лично разговаривал с ним после его посадки и видел также этого Крэста. Вообще-то, наши высокопоставленные начальники убеждены, что вместе с Роданом должен находиться какой-то неземлянин. Удивительный вывод. Ведь они не видели Крэста. У меня такое чувство, словно Родан — это Человек, представляющий всю Землю. Ты должен решиться, Петр! Вспомни нас! Когда мы встретились около двух месяцев тому назад, мы инстинктивно схватились за оружие».

46
{"b":"6415","o":1}