ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но никто не догадывался, что были трое мужчин с противоположной точкой зрения. Никто не знал, как хорошо понимали друг друга участники задания и как заинтересованы эти трое были в том, чтобы сохранить для мира мир.

Итак, в прорезаемое бесчисленными снарядами небо поднимались: американец немецкого происхождения, русский и китаец. Когда они облетели искомую территорию и опускались на энергетический экран, Ли Чан-Тунг спросил:

«С Вами все в порядке? Вам должно быть ясно, что мы рискуем нашими прекрасными головами?»

Вместо ответа он со странной интонацией обратился к Клейну:

«Ну, а теперь начистоту, браток! Как обстоит дело с твоим всемогущим шефом? Чем тебе не понравилась его улыбка, когда он разрешал тебе участвовать в особом задании? Идея протащить возбудители исходит от тебя, верно?»

Клейн кивнул. Лицо его побледнело. В светлых глазах зажглось беспокойство. Сдавленным голосом он сказал:

«Аллан Д. Меркант удивительный человек, но никто не знает, что у него в голове. Перед ним пасуют даже лучшие психологи. Его действия непредсказуемы. Говорят, что он якобы мутант с особыми умственными способностями».

«Нечто такое должно быть во времена расщепления атома».

«Конечно, но Меркант слишком стар, чтобы у его родителей могла быть нарушена генетика в результате ядерных реакций. Когда он родился, никто еще ничего не знал об атомных реакторах и ядерных бомбах. Так что, если он и представляет собой нечто сверхъестественное, то по другой причине. Природные мутанты были во все времена».

«А что общего это имеет с твоим беспокойством? Он ведь отпустил тебя?»

«Да, отпустил! — глухо подтвердил Клейн. — Он выполнил мою просьбу о направлении меня на задание. Он позаботился даже о биологическом отравляющем веществе. Но только при прощании у меня было такое чувство, словно он читает мои самые потаенные мысли. Он вел себя, как человек, которому уже давно известно о проделках своего маленького сына, но который делает вид, что ничего не знает о них. Чертовски неприятное чувство, скажу я вам».

Мужчины замолчали. Коснов достал сигарету и спокойно произнес:

«Есть две возможности. Если он тебя раскусил, он не будет иметь ничего против, чтобы ты дал знак Родану. То есть, таким образом, Меркант, собственно говоря, согласен с мерами, предпринятыми Роданом. Может быть, он даже понимает, что действия Родана являются лучшей гарантией мира на Земле. Было бы удивительно, если бы человек со способностями Мерканта не пришел к такому выводу. Если же он тебя не разгадал, то он настоящий дьявол. Спускайся, Ли! Дай наземным войскам световой сигнал, иначе они всадят в нас кучу взрывчатки».

Так началась странная операция с участием трех мужчин, всем нутром чувствовавших, что их высокопоставленные шефы совершают несправедливость.

Капитан Клейн шутливо взвесил на руке маленький баллончик высокого давления. Прежде, чем вертолет пошел на посадку, он с трудом произнес:

«И мы создали эту проклятую штуку, чтобы в случае чего сбросить ее на свои головы. Мило, да?»

«Успокойся, — усмехнулся Коснов. — У нас тоже есть подобные вещи. И я тоже считаю, что самое время окончательно уничтожить подобные игрушки. Несмотря на это, мы должны будем при случае обсудить наши идеологические позиции».

«Слава Бону, что это не имеет ничего общего с твоим стремлением к миру», — едко ответил Клейн.

«Ладно, — пробормотал Коснов. — Помолчим об этом. Я не дождусь встречи с Роданом».

17.

Они спасались под защитой толстых наушников, словно эти устройства для отражения сверхмощных звуковых волн были панацеей от военной силы специализированной армии.

Но Перри Родан понимал, что только с их помощью он не сможет спасти себя и своих помощников. Казалось, что события неудержимо вели к катастрофе.

Реджинальд Булль с неожиданной вспыхнувшей яростью попытался воздействовать на войска замкнутого кольца с помощью психотронного излучателя. Но это оказалось бессмысленным, поскольку даже передние позиции окопались далеко по ту сторону его радиуса действия.

Нейтрализатор силы тяжести тоже не сработал. Тут попросту не было ничего, что можно было бы сделать невесомым с помощью этого небольшого прибора.

Даже гранаты непрерывно извергающих огонь орудий уже нельзя было более отклонять. Батареи пристрелялись. У них были точные планы стрельбы. Как только антиграв начал действовать, артиллеристы изменили направление ударов. Телеуправляемые ракеты с неизменной точностью постоянно попадали в одну и ту же точку.

Час спустя после начала канонады сотрясения стали почти невыносимыми. Силовой реактор арконидов засветился голубоватым цветом. Одновременно с ним изменил окраску телеэкран. Родан был уверен, что жесткие подземные толчки опасны для прибора.

Он наблюдал за невероятным фейерверком восточнее своего местонахождения. Он давно отказался от попытки произвести расчеты. Здесь человеческий мозг был бессилен. Он не мог даже приблизительно рассчитать, как долго еще энергетический купол сможет отражать невероятный обстрел. Беспокоящие его вспышки света могли быть абсолютно безобидными; просто последствия увеличения мощности реактора.

Но с таким же успехом голубое свечение могло означать скорый конец. С тех пор, как все ракеты ударяли только в одну точку экранной оболочки, произошло смещение сил. Родан со все большей озабоченностью задавал себе вопрос, была ли конструктивно предусмотрена такая нагрузка.

После часового обстрела защитный экран превратился в раскачивающийся колокол. Если бы на борту «Стардаста» не было шумопоглотителей, то по крайней мере Эрик Маноли сломался бы. Родан знал, насколько неустойчивым был по сути дела этот тихий человек.

Булли и Родан восприняли события с яростным хладнокровием. Они знали, что без помощи извне они были не только отрезаны от всего, но и в значительной степени подвергались опасности.

Родан опасался, что к утру произойдет окончательное разрушение энергетической защитной оболочки. Он неподвижно стоял перед реактором цилиндрической формы и наблюдал за вспышками света. Он не мог слышать становившихся все громче рабочих шумов прибора.

Слабые люминесцентные лампы палатки уже давно взорвались. Жесткий грунт пустыни, казалось, воспринимал все колебания, чтобы в виде толчков передавать их дальше. В этом отношении энергетический купол не являлся защитой.

Чтобы иметь хотя бы немного света, на эластичные подпорки палатки повесили батарейные лампы. В первую очередь хорошее освещение было устроено в медицинском отсеке. Крэст, постороннее живое существо из глубин Млечного пути, кажется, переживал кризис.

С началом ураганного огня доктор Хаггард внезапно очнулся от тяжелого сна. До сих пор за состоянием больного наблюдал доктор Маноли.

Кажется, кровообращение Крэста справилось и со второй инъекцией. Было ясно, что симптомы лейкемии полностью исчезли. Анализ крови был хорошим, но инопланетянин находился в бессознательном состоянии.

Родан осторожно отошел от реактора. Он словно опасался, что неземной прибор, выходная мощность которого была загадкой, вдруг взорвется. Реджинальд Булль сидел перед телеэкранами радиолокационных приборов. Их вынесли из «Стардаста» и позаботились о том, чтобы они были как можно устойчивее к толчкам. Это были самые ценные специальные приборы в мире, созданные для того, чтобы переносить самые жесткие ускорения и толчки. Они перенесли вынужденную посадку лунного корабля и, кажется, без помех выдерживали обстрел.

На телеэкране радарного зонда объектов при включении самого сильного увеличения можно было увидеть позиции противника. Инфракрасная локация давала прекрасное рельефное изображение орудийных позиций по ту сторону реки. Сигнальные автоматические устройства работали безупречно, но подключенному автоматическому мозгу не дали возможности рассчитать местонахождение появляющегося противника. Десятикилометровая зона вокруг энергетического экрана была безлюдна. Там не двигалось ничего, что можно было бы поймать с помощью радиолокационных приборов.

48
{"b":"6415","o":1}