ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Монах, который продал свой «феррари»
Бунтарка
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Метро 2035: Бег по краю
Нексус
Новые правила деловой переписки
Не такая, как все
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Аврора
A
A

Перри Родан нерешительно подошел ближе. Его взгляд снова был прикован к светящимся матовым стеклам. Защитные наушники Булли почти скрывали его широкое лицо. Только светлые глаза выглядывали из-под краев толстых заслонок. На шее у него висел ларингофон, ставший единственным средством общения.

Родан наладил контакт. И сразу же услышал тяжелое дыхание Булли.

«Еще несколько часов, и реактор сдаст, — сказал он глухо. — Ты понимаешь?»

Булли повернул голову.

«И…»

Губы Родана вытянулись в тонкую линию. Его взгляд на часы говорил о многом.

«Разумный человек не может ждать чуда от разработок высокоразвитой технологии. Никакая механика не выдержит такого, и именно это нам и грозит. Но тут еще кое-что!»

Булль обследовал западную половину замкнутого кольца. Инфракрасная локация показала даже светящиеся кончики сигарет азиатских солдат. Пойманное тепловое излучение образовало на рельефном экране широкое кольцо из неравномерно вспыхивающих точек.

Булли правильно понял слова Родана. Его и без того бледное лицо стало еще бледнее. Он вопросительно посмотрел на Родана.

«Тут еще что-то, — повторил командир озабоченно. — Они будут стрелять еще многие часы. Они рассчитывают на крушение энергетического купола; но они уверены, что наши нервы больше не выдержат. Единственный человек, который мог бы заново отрегулировать непонятный нам атомный реактор, это Крэст. Он без сознания, это по словам врачей не опасно, но для нас означает конец. Если реактор испустит дух, то мы в любом случае погибнем. Иначе говоря, мы близки к капитуляции, тебе это ясно?»

Булли тупо уставился на телеэкран. Новый подземный толчок раскачал подвешенные лампы. Тени на стенах палатки превращались в фантастические фигуры. В глубине, в отдельном медицинском отсеке, подскочили со своих мест оба медика.

Булли бросил короткий взгляд в ту сторону. Тень Крэста отчетливо виднелась на фоне тонкой синтетической материи. Он все еще неподвижно лежал на своей койке. Несколько автоматических медицинских приборов вышли из строя, они не выдержали этих толчков. Поэтому текущие исследования кровообращения и сердечной деятельности врачи осуществляли сами.

«Абсолютно ясно, — ответил Булли на вопрос Родана. — Крэста нужно разбудить. Я не вижу другой возможности. Или… — он натянуто улыбнулся — или вызови Тору. Твой последний призыв к ее благоразумию подействовал. Может быть, теперь она понимает, что дело обстоит серьезно».

«Я тоже подумал об этом», — ответил Родан. Он взялся за соединительный штекер. В отчаянии посмотрел на Булли.

«Рация арконидов несколько минут тому назад испустила дух. Мы отрезаны от Торы».

Реджинальд Булль оцепенел. Лицо выражало все его чувства. Так успешно начавшаяся операция близилась к плачевному концу.

«Этого следовало ожидать, — ответил он. — Они сбрасывают на наш экран десятки тонн взрывчатого вещества. Скорее всего, они создают и снаружи от защитной оболочки подземные взрывы с тем, чтобы с помощью искусственно созданного землетрясения довести нас до сумасшествия. Когда Тора заметит, что рация не работает?»

«Во время следующего ежедневного доклада. Он должен быть в восемь часов. Если тогда не будет ответа, она поймет».

«Что это значит?» — быстро спросил Булли. Родан повернул регулятор громкости влево.

«Несмотря на то, что Крэст отнес нас по своей классификации к классу „D“ галактических разумных существ, Тора до сих пор отказывается рассматривать нас как равноправных партнеров. Если мы не ответим на ее обычный вызов, а ее автоматические пеленгаторы установят, что наш энергетический купол находится под обстрелом, она сможет предположить, что с нами и с Крэстом что-то случилось. Тогда ее уже ничто не остановит. Она и так собиралась преподать человечеству горький урок. Или ты в состоянии сам отремонтировать прибор?»

Родан коснулся рукой контактного штекера. Его серые глаза лихорадочно блестели. Булли догадался, что Родан принял отчаянное решение. Этот коренастый мужчина быстро сказал:

«Конечно, покрытие можно снять, только не спрашивай меня, что случится потом».

Родан сказал:

«Ты понимаешь, что я не могу подвергать человечество гневу этой командирши инопланетного космического корабля?»

«Хорошо, тогда в этом наши мнения совпадают».

«Ты должен придумать возможность оповестить ее, — взмолился Булли. — Если уж мы сдаемся, то должны позаботиться хотя бы о том, чтобы она забрала Крэста».

«Ты читаешь мои мысли, — заявил Родан. — Если Крэст до восьми часов не придет в сознание, то я передам открытое обращение к Торе через американскую радиоприемную станцию полигона Невада. С помощью приборов „Стардаста“ нам не пробиться. Если Аллан Д. Меркант не дурак, он сразу выполнит мое требование. Он должен понять, что он или другие люди не могут претендовать на обладание Крэстом. Освобождение ученого-арконида исключительно во власти Торы. Ну, а что нас ждет потом, должно быть ясно».

«Попробуй, — прошептал Булли растерянно. — Ради Бога — попробуй! Она непредсказуема».

Голос Булли внезапно оборвался. Было начало четвертого, когда Перри Родан осторожно отодвинул занавеску и вошел в отдельное помещение, чтобы посмотреть на арконида.

Узкое лицо Крэста было покрыто потом, он лежал абсолютно неподвижно.

Доктор Хаггард повернул голову. Коротким движением руки Родан наладил контакт.

«Как дела, доктор? — прозвучало в наушниках Хаггарда. — Говорите прямо. Мы накануне гибели. Реактор начал менять окраску, а связь с Торой прервана. Как обстоят дела с Крэстом?»

Хаггард не выказал ни малейшего волнения.

«Можно было предвидеть загадочность побочных эффектов, — объяснил он. — Крэст хорошо перенес инъекции. Сыворотка действует, можно считать, что лейкемия излечена. Его кровообращение стабильно, сердце работает нормально. Анализ крови не дает повода для беспокойства. Но я при всем желании не могу сказать Вам, почему он не просыпается».

«Он должен проснуться, поймите же! — настаивал Родан. — К восьми часам он должен быть настолько активным, чтобы по крайней мере отдавать приказания. Если я не отвечу на вызов Торы, нам предстоит ад».

«Почему она не присылает одну из вспомогательных лодок? — гневно взорвался врач. — Для нее это пустяк — вызволить нас из этого положения. Я считаю ее поведение в высшей степени странным. То она отдает Вам на Землю смертельно больного мужчину, то отказывается что-то сделать для него. Это безумие, говорю я Вам. Если она заинтересована в выздоровлении Крэста, то можно предположить, что она готова на все, абсолютно на все».

«Вы не принимаете во внимание менталитет этих существ, доктор, — сказал Родан. — У Торы есть непонятный для нас кодекс чести. Ее воспитание не может кардинально измениться в течение нескольких недель. По ее понятиям мы отсталые живые существа, с которыми она не должна вступать в контакт. Если она и сделает это, то только в виде явно болезненного для людей урока в том случае, если они осмелятся оскорбить ее преувеличенное чувство собственного достоинства как существа, принадлежащего к правящему народу Галактики. Попытайтесь понять это с психологической точки зрения».

«Ей бы следовало дополнить воспитание и высокомерие логикой, — упрямо заметил Хаггард. — Когда я в опасности, то хватаюсь за соломинку».

«Она уже сделала это, доверив нам Крэста. Она остановила атомную войну и образовала в Сахаре вулкан. И все это для того, чтобы обеспечить Крэсту на Земле безопасное место».

«То есть не в интересах человечества?»

«О нас она определенно думала в последнюю очередь. Нам не следовало ожидать благодеяний. То, что мы получаем от арконидов в качестве знаний и материала, требует оплаты. Тора действовала именно согласно своим убеждениям. Она доверилась нам и сделала то, что было ей делать запрещено. Конечно, она в опасности. Ее космический корабль не может взлететь. Ее дегенерировавшие члены экипажа неспособны устранить неполадки. Запасные части попросту забыты в результате непростительного легкомыслия. Если Крэст умрет или если люди причинят ему вред, Тора будет рассматривать человечество как так называемых разумных существ самого низкого уровня. В своем гневе она прибегнет к карательным мерам. Я не могу допустить этого, доктор! Я начал все это с намерением объединить наше человечество. Я не поставлю на карту жизнь людей только потому, что более мощная сила пришла в негодование».

49
{"b":"6415","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Среди овец и козлищ
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Эликсир для вампира
Владыка. Новая жизнь
Отчаянная помощница для смутьяна
Бизнес для богемы. Как зарабатывать, занимаясь любимым делом
Сильнее смерти
Среди садов и тихих заводей
Грей. Кристиан Грей о пятидесяти оттенках