ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Были ли он мутантом?

Меркант посмотрел на свои тонкие пальцы, потом покачал головой. Нет, настоящим мутантом он ни в коем случае не был. Тем не менее, он обладал необычными способностями, позволявшими ему отличать ложь от правды.

Поэтому он точно знал, что во время сегодняшней конференции из восьми присутствующих ровно половина целиком или по крайней мере частично симпатизировала Родану.

Он чуть было не забыл пятого человека, который вобщем-то должен был беспрекословно следовать указаниям правительств, но в сердце которого уже зародились сомнения, а разум начинал понимать истинные цели Родана.

Себя самого.

24.

Уже в течение пяти дней не раздалось ни единого выстрела.

Четверо мужчин в «Стардасте» чувствовали, что готовится нечто решающее, но не могли предвидеть, что именно. Если Булли не ходил вокруг космического корабля арконидов или не наблюдал за работой роботов, то, как загнанный зверь, носился по палатке. Под защитой энергетического колокола он ежедневно принимал ванну в соленом озере. Часто он часами бегал по пустыне, а иногда отваживался доходить до невидимой стены, отделяющей их от внешнего мира.

Не было видно ни одного человека. Казалось, что они вдруг остались одни на Земле. Войска, окружавшие базу, отошли так далеко назад, что даже в бинокль выглядели точками. Орудий и танков не было видно. Но что-то висело в воздухе.

Перри Родан тоже чувствовал это. Гонимый внутренним непокоем, он на пятый день после прекращения огня покинул «Стардаст» и направился к шаровидному кораблю арконидов. Он редко видел Крэста в эти дни, потому что ученый послушно следовал указаниям своего врача, доктора Хаггарда, которому был обязан своим исцелением. По большей части он находился в состоянии искусственно вызванного сна.

Один из роботов преградил ему вход.

Перри подождал несколько минут, но когда металлический сторож не двинулся с места, пошел на него и попытался отодвинуть его в сторону. Сверху донесся звонкий голос Торы:

«Вы очень неосторожны, Родан. Что Вы хотите?»

«Я должен поговорить с Крэстом».

«Зачем?»

«По многим причинам. Одна из них та, что на нас наверняка готовят нападение».

«И что же? Может быть, Вы думаете, что мы не сможем его отразить?»

«Вы знаете, что для осуществления наших планов нам нужна помощь людей. Если Вы уничтожите наш народ в результате необдуманной защиты, Вы никогда не увидите Аркона».

Этим он задел слабое место Торы. Ей захотелось высказать этому «упрямому примитиву» надлежащее нравоучение, но как Перри Родан, так и Крэст удерживали ее от этого — ее, командира экспедиции. Она понимала, что оба столь разных мужчины были правы. С одними только роботами не создашь верфь для постройки космического корабля.

Она сказала какое-то непонятное слово. Робот тяжело отступил в сторону, освободив дорогу. Перри поднялся вверх на несколько ступенек ко входу. Тора недружелюбно наблюдала за ним.

«Крэсту нужен покой».

«Я знаю. — подтвердил Родан невозмутимо. — Но доктор Хаггард разрешил мне сейчас поговорить с ним».

«Ах, вот как, Хаггард разрешил? — презрительно воскликнула она. — А меня уже не надо спрашивать?»

«В данном случае не нужно», — ответил Родан и мягко отодвинул ее в сторону. Даже не оглянувшись, он пошел дальше, вошел в антигравитационный лифт и поехал наверх.

Крэст не спал. Он лежал на широкой кушетке в просторной кабине и смотрел абстрактную цветную программу на телеэкране. Когда Перри вошел, он выключил прибор и выпрямился.

«Хэлло, Перри. Я рад, что Вы нашли для меня время».

«Как Вы себя чувствуете? Судя по сообщениям Хаггарда, Вы переживаете вторую молодость».

«Именно так я себя и чувствую, Перри. Этот человек замечательный врач».

«Он столько всего умеет», — согласился Перри.

«У нас нет такого врача, как Хаггард, — ответил Крэст. — У нас есть средства для продления жизни, и это делает нас беззаботными. Мы деградируем, потому что наше безмерное самомнение не позволяет нам смешиваться с другими народами».

«А что Вы думаете по поводу обновления крови с помощью людей?» — спросил Родан.

«Как Вы себе это представляете? — ответил Крэст, слабо улыбнувшись. — Я допускаю, что Ваши физические и умственные качества в соединении с нашими знаниями дали бы разумное сверхсущество — чисто теоретически, конечно. Лишь через поколения результат такого фантастического эксперимента дал бы о себе знать. Нет, я думаю, что какая б то ни было помощь для арконидов уже запоздала. А кроме того, Вы можете себе представить, чтобы Тора всерьез подумала о смешении своей крови с одним из примитивных, по ее мнению, людей?»

«Ни в коем случае», — Перри покачал головой.

Крэст нажал на какую-то кнопку. Вогнутая стена рядом с его кушеткой отъехала в сторону и открыла овальное отверстие. Оба мужчины находились на высоте почти сорока метров, перед ними открывался величественный вид на почти бесконечную пустыню. Солнце стояло высоко в небе за кораблем. Далеко на севере протянулась невысокая цепь холмов.

«В некоторых местах эта планета напоминает мне мою родину, — сказал Крэст тихо. — Потом мы стали центром галактической Империи и уже не могли позволить себе иметь настоящую природу».

«Я хотел бы посетить Аркон, Крэст».

«Седовласый ученый снисходительно улыбнулся.

«Может быть, Вы были бы разочарованы, Перри. Но все же в один прекрасный день Вы познакомитесь с Арконом».

Перри удивленно наклонился вперед.

«Я? Познакомлюсь с Арконом? Вы это серьезно?»

Крэст снова лег. Он смотрел в низкий потолок кабины. Потом его взгляд остановился на Перри.

Да, Вы увидите Аркон, Перри Родан. Смешения наших народов никогда не произойдет, но может случиться, что люди под руководством арконидов примут наследие галактической Империи. Как Вам нравится такая мечта?»

Перри глубоко вздохнул.

«Она слишком фантастична, чтобы к ней можно было относиться серьезно, Крэст. Вы обладаете Звездной империей и никогда не отдадите ее добровольно. С другой стороны, человек не готов даже мечтать о такой Империи».

«Боюсь, что Вы недооцениваете людей. Я имел возможность много говорить с Хаггардом. Он разделяет мое мнение».

«Даже веря в человеческие возможности, я все равно никогда не поверю в бескорыстие арконидов».

«Не судите о нас по Торе, — посоветовал Крэст. — Она командир экспедиции и была специально выбрана для этого задания. Ее холодный и логический ум — это результат интенсивной индоктринации».

«Что это значит?»

«Индоктринация — это гипнотический метод обучения, при котором активизируются не работающие клетки головного мозга, а уже функционирующие становятся более интенсивными».

«То есть это один из видов обучения под гипнозом?»

«Да, можно назвать и так. С его помощью можно даже из примитивного существа — если у него только есть мозг — сделать разумное создание. Я собираюсь передать Вам с помощью этого метода некоторые познания арконидов».

Перри невольно откинулся назад.

«Что..? Вы Хотите..? — Он глотнул воздуха. — Но почему?»

Крэст все еще улыбался.

«Вы состоите из одного недоверия, мой друг. Вы думаете, что я ничего не делаю без корысти, и Вы правы. Я смотрю далеко вперед. В общих чертах я представляю себе будущее, но это будущее принадлежит не только арконидам. Два породненных народа будут владеть Млечным путем — аркониды и земляне. Запомните, Перри: земляне! Вы ведь знаете, как велика разница между человеком и землянином? Вы, Перри, видели Космос — Вы стали землянином. Там, в бесконечности, им становится каждый. Но другие, особенно те, что нападают на нас, — люди, которые еще долго не узнают, что их планета — это ничто иное, как основа будущего».

Крэст помолчал несколько секунд, давая Перри возможность представить себе гигантскую картину будущего. Потом продолжил:

«Через несколько столетий аркониды будут уже не в состоянии сохранять свою Империю в целостности. Уже и сейчас тут и там планеты пытаются отстоять свою независимость — ту независимость, которая ничего им не даст, потому что они уничтожат друг друга. Если же мир в Галактике должен быть сохранен, бразды правления должны быть в крепких руках. Аркониды скоро не смогут это сделать. Однако, прежде, чем мы дадим космической империи распасться или передадим ее кому-то более сильному и, может быть, более жестокому, мы лучше разделим с союзником, ставшему им только благодаря нам, то, кем он будет. С другом, который будет нам благодарен. До сих пор мы не встретили никого, более подходящего для этого, чем жители планеты Земля на краю Млечного пути. Теперь Вы понимаете, что мои действия эгоистичны?»

61
{"b":"6415","o":1}