ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Перри Родан медленно кивнул. Он понял.

«По этой причине я против воли Торы решил ознакомить Вас с нашим индоктринатором. Но поскольку я хотел бы иметь на своей стороне двух людей, я прошу Вас назвать мне имя Вашего лучшего друга. Он должен получить такое же обучение под гипнозом, как и Вы. Смею предположить, что Вы предложите Реджинальда Булля, так, Перри Родан?»

Перри подтвердил.

«Что включает в себя это обучение?»

«Не опасайтесь бесполезной траты времени, — улыбнулся ученый-арконид. — Если мы начнем еще сегодня, Вы и Булль уже завтра будете обладать знаниями в большем объеме, чем все человечество. При этом активизируются также определенные клетки мозга, которые обычно не функционируют. Насколько будут развиты другие способности, я, к сожалению, не могу сказать заранее. Возможно, что они активизируются, но не разовьются в полной мере».

«Это невероятно».

«Вы поймете это потом, когда будете обладать нашими знаниями. Поэтому мы и взяли индоктринатор на борт, чтобы обучать менее разумных живых существ. Обработанные таким образом индивиды оказываются после этого в состоянии вырабатывать прогрессивные идеи. В Вашем случае я, однако, иду много дальше. Все уровни будут исключены. Вы сделаете скачок в несколько тысячелетий. Вы станете таким человеком, каким он стал бы только через десять тысяч лет».

Крэст замолчал и дал Перри время, чтобы привести мысли в порядок.

Явно великодушное поведение неземного ученого стало понятным. Помогая людям, он служит в первую очередь своему собственному народу. Человек должен помочь арконидам не потерять свою Звездную империю.

«Я согласен, — сказал Родан спокойно, хотя с трудом сдерживал волнение. — Но что скажет на это Тора?»

Крэст пожал плечами.

«Она должна будет примириться с этим. Я ученый экспедиции и могу решать…»

«Но она командир!» — возразил Родан.

«Верно! Она отвечает за космический корабль, но не за научные мероприятия. За это я несу полную ответственность. Я хорошо знаю, что делаю».

В этом Перри был уверен.

Спустя два часа Крэст привел Перри и Булли в закрытую до этого часть корабля. Среди сложных машин, связанных между собой невероятным количеством проводов и соединений, стояли два изолированных стула с электронными шлемофонами. К ним были подключены металлические клеммы, ведущие к машинам. Где-то что-то гудело. Лампочки вспыхивали и снова гасли.

«Это индоктринатор. Садитесь. Вы потеряете сознание и не увидите ничего, что будет происходить вокруг Вас. Установка работает автоматически. Здесь, на этой шкале, я устанавливаю уровень передачи знаний. Как видите, я выбираю для Вас обоих наивысший уровень. Таким образом, по уровню развития Вы будете равны арконидам. Но Ваш природный характер не изменится».

Булли недоверчиво смотрел на шлемофоны.

«Эти штуки выглядят, как электрический стул. А я кажусь себе Синг-Сингом».

«Что это такое?» — спросил Крэст.

«Заведение для содержания преступников, — с сарказмом пояснил ему Родан. — Булли боится, что его ударит током, если он сядет на стул».

«Он ничего не почувствует», — успокаивающе заверил Крэст.

Перри слегка прищемило кожу, когда Крэст подключал клеммы. Гудение усилилось. Крэст положил руку на желтый рычаг.

«Через несколько секунд Вы заснете и сразу же проснетесь. По крайней мере, Вам так покажется. В действительности пройдет двадцать четыре часа. Я надеюсь, что за это время не произойдет ничего такого, потому что прерывание обучения может поставить его успех под вопрос. В случае необходимости Хаггард или Маноли должны будут решать, что следует делать. Итак…»

«Стоп!»

Из двери раздался гневный голос. Там стояла Тора. Ее золотисто-красные глаза излучали гнев и ненависть. Руки были сжаты в кулаки.

«Я запрещаю индоктринацию, Крэст. На этом корабле ничего не произойдет против моей воли. Люди воинственны. Обладая слишком высоким уровнем умственного развития, они будут угрозой нашего существования».

Рука Крэста продолжала лежать на рычаге.

«Ты ошибаешься, Тора. Они помогут нам спасти Империю. Я попытался разъяснить тебе причины и очень сожалею, что ты не поняла их. Нам нужен Перри Родан и люди, если мы не хотим погибнуть. Наша элита вымирает…»

«Если мы найдем планету Вечной жизни, мы не вымрем».

Крэст улыбнулся.

«Тора, ты хоть раз подумала о том, что давнее известие о планете Вечной жизни может быть просто легендой? Может быть, Земля — в переносном смысле этого слова — как раз та планета, которую мы ищем. Не удерживай меня теперь. Я должен это сделать. Мы поговорим потом».

Голос Торы стал угрожающим.

«Если ты это сделаешь, то я гравитрактором брошу эту планету на Солнце».

Крэст побледнел.

«Ты не посмеешь, Тора, потому что тем самым ты нарушишь наши элементарные законы. Подожди в своей кабине. Мы еще раз обсудим все, пока индоктринатор будет выполнять свою работу».

Не успела командирша ответить, как Крэст повернул рычаг.

Гудение стало невыносимым. Кровь стучала у Перри в висках. Рядом он слышал, как стонет Булли. Потом постепенно стало темно, и появилось ощущение, будто он проваливается в бездонную пропасть.

Несколько секунд спустя он уже ничего не ощущал…

25.

В эту неделю обманчивого покоя в мире происходили странные вещи.

В холмах к северу от базы в пустыне Гоби началась бурная деятельность. Войска были отведены назад, а новые подведены. Машины и тракторы шли с северного направления и размещались в подготовленных низинах. Их накрывали маскировочными сетями. За работу принялась целая армия специалистов, которые определили место входа в штольню. Генерал-лейтенант Тай-Тианг обеспечил свои орудия боеприпасами. Ждали только условного сигнала.

Между тем в сферическом корабле арконидов для Перри Родана и Реджинальда Булли время мчалось с невероятной быстротой, оставляя в их головах свои следы в виде сконцентрированных знаний. Дремлющие участки головного мозга внезапно проснулись к жизни.

Крэст силой удерживал Тору от выполнения ее угрозы об уничтожении человечества. Она согласилась подождать результатов эксперимента. Где-то в душе у Крэста было ощущение, что она говорила это не всерьез, заявляя, что бросит Землю на Солнце.

Четыре следующих события в различных частях света способствовали ускорению намечающегося процесса. Четыре события, независимые друг от друга и все-таки тесно связанные друг с другом. Если бы на Земле жили люди, могущие судить об этих событиях с космической точки зрения, они поняли бы, что совпадение таких событий не является случайностью.

В то время над одним японским городом появилось грибовидное облако, форма которого должна была стать символом новой эпохи…

Это была сумасшедшая идея! Фред Хенглер понял это с первой секунды, но не он, а Бордан имел право решать. Нападение на Центральный банк среди бела дня!

Снаружи у входа ждал черный лимузин. Бордан сидел на заднем сидении с автоматом на коленях. Дверца была не захлопнута, только прикрыта. Рядом с водителем, скорчившись, сидел Джуль Арнольд, держа руку в кармане. Он неустанно наблюдал за главной улицей, в первую очередь за полицейским транспортной полиции на ближайшем перекрестке. Но тот ничего не подозревал. Он стоял под навесом от солнца и размахивал руками, словно дирижируя оркестром, а не движением транспорта в Брисбене.

Фред Хенглер получил самое трудное задание. Он должен был войти в здание банка и заставить обоих кассиров выдать ему деньги из сейфа. Никто не подумал бы о возможности ограбления за несколько минут до обеденного перерыва; это должно было быть полной неожиданностью. Было известно, что в это дневное время полицейский уже предвкушал заслуженную сиесту и терял свою бдительность. Все должно было происходить очень быстро, чтобы не помешал вызов тревоги. Не в интересах Хандлера было убивать банковского служащего, потому что с тем, чтобы отсидеть несколько лет в тюрьме, он еще мог примириться, но не с виселицей или тому подобными приспособлениями, предназначенными для лишения приговоренного жизни.

62
{"b":"6415","o":1}