ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Да, конечно, — растерянно выговорил японец. — А почему Вы спрашиваете?»

Булли прошептал Тако в ухо:

«Вы должны непременно научить меня телепортации…»

29.

«Вы никогда не постигнете этого! Вы не поймете ни одного сигнала. Ваш мозг не выдержит этого, и Вы…»

Тора оборвала себя на середине фразы, потому что находила слова не так быстро, как того требовало ее лихорадочное стремление высказать их.

«Как легко разгадать ее, — подумал Родан. — В действительности она вовсе не заботится о моем мозге. На самом деле она хочет убедить меня в том, что я ниже ее по развитию и не способен понять ее тайн».

«Что Вам до этого? — ответил он. — Я со своим дурацким лепетом наверняка представляю для Вас утешительное зрелище. Или нет?»

Она рассердилась, что ее так легко удалось вывести из себя.

«Речь не об этом, — кратко ответила она. — Информационные кристаллы индоктринатора можно использовать только в ограниченном количестве, избегая их ненужного расходования. Особенно тогда, когда неудачу так легко предвидеть, как в данном случае».

Перри Родан поднял правую руку.

«О, Вы несправедливы ко мне, Тора, — сказал он. — Разве Вы ничего не поняли из того, что происходило с нами до сих пор?»

Тора щелкнула пальцами.

«То, чему Вы научились до сих пор, не идет ни в какое сравнение с тем, что Вам еще предстоит».

Родан обернулся к Крэсту. Тот сделал серьезное лицо, хотя на самом деле все это его забавляло.

«О, Господи всех миров! — думал Крэст. Самая умная из всех арконидок и образец мужчины… а ведут они себя, как маленькие дети».

В действительности же речь шла о серьезных вещах. Тора после некоторого сопротивления уже ничего не имела против того, чтобы открыть Родану и Буллю, обоим малоразвитым существам, доступ к некоторым знаниям арконидов с помощью гипнотического метода обучения. Однако теперь, когда Родан заявил о желании продолжить интенсивное обучение, она отчаянно сопротивлялась этому.

Требовался авторитет Крэста, который он имел у Торы как член господствующей династии арконидов, чтобы преодолеть сопротивление Торы желанию Родана продолжать обучение.

Родан, которого упрямство Торы уже не трогало, как он сам для себя выяснил, сказал Крэсту:

«Благодарю Вас за доверие. Надеюсь, Вы не зря потратите время на меня и моего друга Булля».

И, обращаясь к Торе, заметил:

«Со временем я смогу убедить Вас, что у меня и в мыслях нет причинить Вам вред или ущемить Вашу гордость».

Он считал необходимым сказать это, хотя и знал, что Тора не очень-то обращает внимание на подобные заверения. Его отвлекло какое-то мерцание в воздухе. Посередине помещения материализовался маленький человечек.

«Черт Вас побери», — невольно вырвалось у Реджинальда Булля.

При этом он постарался скрыть испуг, вызванный появлением Тако Какута.

Круглое лицо Тако расплылось в улыбке.

«Почему черт? — спросил он высоким голосом. — Я заслужил лучшего. Я принес хорошие новости».

«Хорошие новости? — спросил Булли. — На этом свете еще бывают хорошие новости?»

«От Тай-Тианга, — улыбнулся Тако. — Он решил, что со своей саперной дивизией он не справится с Вами. Его войска отступают».

Булль был уверен, что Тай-Тиангу не оставалось ничего другого после разрушения штольни. Но несмотря на это, он выслушал Тако с чувством облегчения.

«Спасибо, Тако», — сказал Булль, вздохнув.

«До свидания», — ответил Тако и исчез.

Булль задумчиво уставился на то место, где только что стоял японец.

Реджинальд Булль размышлял над странной способностью телепортации, которая все еще представлялась ему не менее удивительной, чем если бы лошадь сказал ему «добрый день», хотя Тако ежедневно множество раз демонстрировал ему это.

«Мы собираемся, — перебил голос Крэста его размышления, — на несколько дней покинуть Землю».

Булль насторожился.

Крэст продолжал:

«Для окончания гипнообучения Вам необходим максимум покоя. Но кроме того, чтобы создать для Вас такие условия покоя, наш полет преследует и другую цель. Невозможно, чтобы наш корабль на Луне был разрушен полностью. Я не верю, что земные ракеты обладают такой разрушительной силой. Я думаю, мы найдем массу полезных вещей, если дадим себе время на это».

Старт корабля был назначен на послезавтра. Тем временем экипаж — прежде всего Родан и Булль — развили такую бурную деятельность, от которой сотрясались помещения вспомогательной лодки.

Лодка располагала группой роботов-ремонтников. Родан считал напрасно потерянной каждую минуту, когда они без дела стояли в грузовых отсеках. Поэтому он попросил Крэста разработать для роботов программу управления.

«Когда программа будет готова?» — осведомился Родан.

«Через десять минут.

«Черт возьми! — вылетело у Родана. Уже через десять минут?»

Крэст кивнул и повернулся к своему пульту. Родан вышел и заметил время.

Погруженный в свои мысли, он завернул за угол коридора, не слыша, что с другой стороны кто-то приближается, и с размаху лицом к лицу столкнулся с Торой.

«О, простите!» — сказал он, улыбнувшись и все-таки несколько смущенно.

По-видимому, у нее было хорошее настроение. Она насмешливо смотрела на него.

«Если Вы дадите волю еще большей энергии, — сказала она, — то в один прекрасный день сможете пройти сквозь стену».

Родан кивнул в знак согласия.

«А если Вы, — ответил он, — в один прекрасный день перестанете так задирать свой нос, то будете очень приятной бабой!»

Тора рывком повернулась и исчезла за поворотом коридора. Вздохнув, Родан продолжил свой путь.

Тако Какута ждал его. Родан дал ему кипу листов, на которых делал заметки, и сказал:

«Прочтите все это, Тако. Потом поговорим».

Тако немедленно принялся изучать записи Родана. Подождав еще некоторое время, Родан пошел обратно к Крэсту.

«Вы пришли как раз вовремя, — сказал тот. — Я только что закончил».

На лифте они спустились к помещениям, где находились роботы.

«У меня есть программа для каждого, — сказал Крест не без гордости. — Когда мы вернемся, Вы будете удивлены, что успели сделать эти машины».

На корабле имелось около двадцати рабочих роботов с универсальными функциями. Все они выглядели подобно людям. Аркониды знали, что человекоподобный образ является идеальным для подлинного творения. Поэтому они снабдили своих роботов двумя руками с пятью пальцами, двумя ногами и одной головой, в которой находился позитронный заменитель человеческого мозга вместе с важнейшими органами чувств.

Программа, которую Крэст разработал для каждой из машин, была записана на тончайшей пластиковой карточке.

«Она содержит все необходимые сигналы», — объяснил Крест.

Потом он принялся вводить программу в роботов. Для этого ему достаточно было ввести пластиковую карточку в соответствующую щель и подождать, пока машина не начнет гудеть, сигнализируя о том, что готова к работе, списав программу с карточки.

«После такого долгого перерыва, — пояснял Крэст, — активизация займет несколько секунд».

Эти несколько секунд показались Родану просто смешными по сравнению с той деятельностью, которую машины затем развили. Гудя, словно пчелы, они пришли в движение и помаршировали к лифту, на котором несколько минут назад приехали Родан и Крэст. Когда последняя машина уехала, Родан рассмеялся.

«О, Боже! — простонал он. — Никогда не думал, что такое бывает!»

«Вы еще увидите, на что эти роботы способны. В определенной степени они обладают способностью самостоятельно думать и действовать».

Роботы покинули корабль не сразу, а отыскав сначала и забрав с собой вещи, необходимые им для работы, которую определила им программа.

Когда Родан составлял свой план, он думал о том, что нельзя впустую тратить время, имеющееся в их распоряжении для выполнения далеко идущих целей. У Родана появился шанс получить с помощью земной промышленности отдельные детали корабля с большим радиусом действия, если бы он при этом дал соответствующие заказы. Однако, изготовление деталей должно происходить под защитой энергетического экрана. С учетом земных условий было бы безответственным риском доверить изготовление и самого корабля промышленности.

75
{"b":"6415","o":1}