ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Готовы?»

«Готовы!» — в один голос ответили Родан и Булль.

Родан никогда не смог бы описать, что он чувствовал во время сеанса. Все, о чем он впоследствии вспоминал, было нагромождением отрывочной информации, не имеющей никакого смысла. Он уже не ощущал своего тела. Но ясно чувствовал, что все это происходит в его головном мозге; однако, без влияния гипноза, делающего обучение эффективным, он сам не смог бы извлечь никакой пользы из обрывков информации, которую еще помнил.

Тем не менее, он знал, что при нормальном процессе обучения мозгу после гипнотического сеанса будет дано время для отдыха.

Поэтому он сразу понял, что произошло что-то непредвиденное, когда очнулся со страшной головной болью.

Крэст стоял у прибора и смотрел на него с выражением беспомощности и неуверенности.

Родан тотчас же пришел в себя.

«Что случилось?» — спросил он Крэста.

Рядом с ним стонал Булль. Но Родана это не обеспокоило. Буллю нужно время, чтобы придти в себя.

Крэст вздрогнул.

«С Вами…»

«Да, со мной все отлично! Что случилось?»

Все остальное у Родана было в полном порядке. Но головная боль была невыносимой.

«Тора…, — с трудом выдавил Крэст, — она…»

Родан вспомнил, что опасался чего-то такого. Тора слишком быстро согласилась с его планами о гипнообучении. Ему следовало раньше подумать о том, что она что-то замышляет.

Он встал, разорвав при этом соединение с индоктринатором. Крэст испуганно отступил назад. Родан с удивлением заметил, что Крэст, видимо, боится его.

«Где она?» — закричал он.

«На центральном посту управления!» — сказал Крэст.

Но Родан уже не обращал на него внимания. Последнее, что он помнил, прежде, чем выйти из помещения, был сердитый голос Булли:

«Иди же, шеф! Я тоже сейчас приду».

Родан помчался по коридору, ведущему к центру лодки. Из карманчика на поясе он вынул маленький Смит-Вессон, который носил при себе с момента старта. На мгновение он пожалел о том, что у него не было при себе оружия арконидов. Маленькие стальные снаряды ничего не смогут сделать пуленепробиваемым стенкам центрального поста управления, если Тора закрыла его.

Она его закрыла. Она ничем не рисковала, выступая против двух мужчин, которых уже не раз приводила в ужас невероятной силой ума арконидов.

Родан попытался использовать переговорное устройство и барабанил кулаками в перегородку. Изнутри ответа не последовало. Он отошел от двери на три шага к ближайшему подключению интеркома. Набрал номер центрального поста управления и нетерпеливо ожидал, пока зажжется экран.

Тора ждала вызова. На экране появилось ее лицо. Родан испугался. Он еще никогда не видел в глазах живого существа столько ненависти.

«В чем дело?» — спросила Тора спокойно.

Родан понял, что нет никакого смысла кричать на нее. Насколько он ее знал, успешнее всего можно было воздействовать на нее понятным для нее способом, то есть дать ей понять свое превосходство.

«Что за ерунда, почему Вы опять исчезли?» — спросил он с легкой усмешкой.

Видимо, она приготовилась к его нападкам. Она говорила на языке арконидов, чтобы дать ему понять, насколько она считает этот вопрос своим личным делом. Благодаря влиянию гипноза Перри мог понять ее.

«Я сыта по горло общением с полуобезьяной. Это все».

Пока Родан размышлял над ответом, из коридора послышались шаги Булля. Он дал ему знак оставаться на месте. Булль остановился.

«Скажите мне, — начал Родан снова, — как Вы собираетесь избавиться от нас».

Впервые на ее лице появилась озабоченность.

«Я совершу посадку на Земле, — ответила Тора, — и возьму все в свои руки».

«Что все? Может быть, Вы думаете, что сможете купить себе новый корабль где-нибудь на ярмарке?»

«Нет. Но я могу заставить людей построить его».

«Заставить? — засмеялся Родан. — Как?»

Тора отошла на шаг от своего приемного устройства. Родан мог видеть телеэкран и неожиданно понял, как может удержать ее от ее дурацкого плана.

«Вы так же хорошо, как и я, знаете, — ответила Тора, — что на борту этой лодки достаточно оружия, чтобы расправиться с планетами типа Земли».

Родан начал лихорадочно действовать. Не отрывая взгляда от лица Торы, он подошел на шаг ближе к устройству. Правой рукой дал знак Булли, показав на пол коридора, туда, где он сходился с противоположной стеной.

«Я приземлюсь под энергетическим куполом, — сказала Тора тем временем, — и дам понять правительствам Земли, что мне нужно».

Родан кивнул, растопырив пальцы правой руки. Указательный палец его правой руки все еще указывал на пол коридора, а большой палец — на телеэкран интеркома. Родан не знал, понял ли его Булль.

«Не стану скрывать от Вас, что превращу Вашу планету в гору пепла, если мои желания не будут выполнены».

«Это для Вас самый верный путь возвращения домой, не правда ли?» — насмешливо спросил Родан. Тем временем пальцы его руки изменили положение. Он повернул руку тыльной стороной и показал средним пальцем вперед. Через некоторое время он сделал указательным пальцем такое движение, словно нажимал на курок пистолета.

«Подумайте об этом! — сказал Родан как можно спокойнее. — Вы уничтожите Землю, потому что Ваши желания не будут исполнены. Что Вам тогда останется? Жалкое окончание существования на Марсе или Венере. Вы этого хотите?»

Тора отрицательно покачала головой.

«Вы думаете, Земля сможет это сделать? Я могу не упоминать, что ей не будет пощады».

За эти слова он начал ненавидеть ее.

«Они высмеют Вас, — ответил он презрительно-насмешливо и сделал небольшую паузу, услышав, как за ним проскользнул Булли. — Они высмеют Вас, засядут в укрытия и посмотрят, как Вы после опустошения Земли не будете знать, что Вам делать дальше!»

Но Тора, кажется, не попалась на эту удочку.

«Они этого не сделают! — фыркнула она. — Никто не даст себя уничтожить, если этого можно избежать».

Родан удобно прислонился к стене, чтобы показать ей готовность к долгому разговору с ней.

«Смотрите: вот позиция, с которой Вы неправильно оцениваете людей. Вам не на что особенно надеяться. Вам не помогли бы несколько пленных, которые согласились бы сдаться, чтобы сохранить себе жизнь».

Он хотел еще многое сказать ей. Но в этот момент на телеэкране произошло какое-то движение. Прямо рядом с тем местом, где стояла Тора, в стене помещения центрального поста управления находилось вентиляционное отверстие размером примерно с человеческую голову. Это был люк шахты шириной около полутора метров, проходящей вертикально сквозь лодку и распределяющей выходящий из специальных помещений свежий воздух.

В отверстии появилось сначала дуло пистолета, а потом мясистая волосатая рука.

«В порядке, шеф! — сказал Булль так громко, что Родан мог слышать его через интерком. — Повернись и подними руки, девочка!»

Тора была поражена. Когда она услышала голос Булли, то бросилась бежать; но уже на бегу страх парализовал ее. Она качнулась вперед и, широко раскинув руки, с грохотом упала на пол.

«Отлично! — крикнул Булли из своего отверстия. — разломи дверь надвое, пока она не пришла в себя!»

Родан кивнул. Выкрикивая имя Крэста, он побежал назад по коридору к информационному помещению, в котором еще четверть часа тому назад находился под действием индоктринатора.

Крэст стоял у входа.

«Дайте мне какое-нибудь Ваше оружие! — потребовал Родан. — Такое, с помощью которого я могу пробить перегородку в центральном отсеке. Тора без сознания. Если мы не поспешим, она очнется, и все будет потеряно!»

Крэст повернулся и побежал.

Через полминуты он уже вернулся. Задыхаясь, он вручил Родану тяжелый излучатель.

«Вот! Но будьте осторожны!»

Родан помчался обратно. На бегу он привел оружие в готовность. За пять метров до перегородки он остановился и направил энергетический луч на электронную задвижку.

Металл зашипел, запузырился и расплавился. Родан легко отодвинул задвижку в сторону. Из вентиляционного отверстия вздыхал Булль:

77
{"b":"6415","o":1}