ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тако изучающе смотрел на старика. Для своего возраста тот был несколько вызывающе одет, чтобы производить серьезное впечатление.

«Что Вы должны мне сообщить?»

«Мы знаем, что Вам предстоят различные дела, выполнить которые Вы можете лишь с большими трудностями и риском. Мы предлагаем Вам себя в качестве торговых посредников и обязуемся заполучить все, что Вам необходимо».

С довольной усмешкой он поглубже уселся в кресло.

«За соответствующую оплату, разумеется!» — добавил он.

Тако задумчиво посмотрел на него. Но прежде, чем он успел задать вопрос, Вебстер снова наклонился в кресле вперед и поспешно сказал:

«Чуть не забыл: мы знаем, что Вы можете воздействовать на меня и заставить выдать Вам все, что я знаю.

Оставьте это. Во-первых, я не знаю моего заказчика, а во-вторых, он будет рассматривать любой Ваш фокус как недоверие к нам и сразу же откажется от переговоров. Если Вы хорошо заплатите, мы будем самыми лояльными партнерами, о которых Вы можете только мечтать».

«Кто это мы?» — кратко спросил Тако.

Вебстер пожал плечами.

«Сожалею, но этого я не знаю!»

Тако нахмурился и сел в кресло.

«Как Вы вообще попали сюда?» — спросил он.

«О-о… — усмехнулся Вебстер, — для такого человека, как я, есть много способов».

«Я готов, — сказал Тако, — выслушать Ваше предложение. Где я могу это сделать?»

«Вот адрес. Подождите! — остановил он Тако, когда тот хотел взять карточку. — Дайте мне сначала сказать еще кое-что: не пытайтесь вытворять с нами фокусов. Прежде, чем начать с Вами переговоры, мы проверим Вас вдоль и поперек. Мы подвергаем себя опасности, делая Вам это предложение. Поэтому мы хотели бы сократить риск до минимума, понятно?»

Он дал Тако карточку.

Наше предложение действительно в течение десяти дней. Если Вы захотите придти, наберите этот номер и скажите: Халловей придет в четырнадцать часов! Или в восемь часов — в зависимости от того, как Вам удобно. Это ясно?»

Тако кивнул.

«Вам не придется долго ждать меня», — сказал, улыбаясь.

Вебстер ушел, оставив Тако в глубокой задумчивости. Под тем, что Вебстер назвал его «трюками», явно подразумевались необыкновенные способности и средства, которые обеспечивал ему костюм арконидов. Как кто-то мог узнать о них?»

Одновременно загадкой была и сама личность Вебстера. Мужчина, без сомнения, принадлежал к нижним социальным слоям. Так он был одет и так говорил. Чьим посыльным был Вебстер? Его ответ на вопрос, как он попал сюда, указывал на то, что он был взломщиком или кем-то в этом роде. Могла ли помочь Тако банда грабителей? Неужто они хотели похитить для него оборудование для космического корабля высотой в триста метров?

Он развеселился при этой мысли и снова обрел уверенность в себе. Ему нечего было бояться, пока у него был костюм арконидов и способности телепортации.

Подумав об этом, он не стал переодеваться к ужину. Он спустился, в чем был, в ресторан, не обращая внимания на удивленные взгляды остальных гостей.

Вебстер вошел в помещение, в котором не было ничего, кроме стола, двух стульев, телефона на столе и переговорного устройства.

Вебстер тщательно закрыл дверь, включив предварительно свет. Нажал на кнопку переговорного устройства. Загорелась лампочка, и резкий голос сказал:

«В чем дело?»

«Здесь Вебстер. Думаю, он придет».

«Хорошо. Еще что-нибудь?»

«Нет».

«Но у меня есть кое-что для Вас, Веб!»

«Слушаю!»

«Финч напал на след одного парня, который шпионит за этим японцем. Его зовут Морган, он из „Ферропластикс“. Мы узнали, что он тамошний детектив. Ты поможешь Финчу приглядывать за ним, пока Ямакура будет разговаривать с нами. Мы не можем позволить, чтобы кто-то копался в наших делах. Не церемоньтесь с ним».

«Хорошо, босс», — преданно ответил Вебстер.

«И еще: Подключи телефон. Я хочу слышать, когда позвонит японец!»

«Будет сделано».

«Явка Финча в кафетерии Фрателлини. Постарайся как можно быстрее добраться туда».

«Да, босс».

«Все!»

Вебстер выключил переговорное устройство, выдвинул единственный ящик стола и достал оттуда пистолет.

Потом встал, выключил свет и вышел. За дверью находилась комната. В ней было множество небольших письменных столов и стульев. На всем этом лежал слой пыли толщиной с палец, ее не было только у двери, в которую Вебстер входил в комнату и которая вела к выходу.

«Истерн Транспорт» была фирма, существовавшая только на табличке. Если кто-то по недоразумению хотел бы дать ей заказ, то ему надлежащим образом сообщили бы, что она полностью загружена и в течение ближайших восьми-десяти недель не может принять ни одного нового заказа.

Наружная дверь выходила в коридор тридцатого этажа высотного административного здания. В это время коридор был пуст. Неслышными шагами Вебстер подошел к лифту и поехал вниз. Пожелав портье доброго вечера, Вебстер взял такси и поехал на Седьмую улицу, где был кафетерий Фрателлини. Финч сидел в боковом помещении, которое Фрателлини всегда оставлял для особых гостей.

Вебстер уселся напротив него.

Финч поднял глаза.

«Дела таковы, — медленно сказал он, — что рыбка ускользнула от нас».

Неудаче, которую потерпели люди Финча, частично содействовал Джесси Морган. Морган был человек-Пинкертон, которого агентура направила в «Ферропластикс Лтд», и у Моргана были все возможности для того, чтобы соединять в себе Пинкертона-детектива.

От него не ускользнуло, что при его попытках приблизиться к роковому японцу Ямакуре, кто-то неизменно следовал за ним. Он установил, что речь идет о нескольких преследователях, сменявших друг друга, и что эти люди действовали с удивительной ловкостью.

Чтобы избавиться от преследователей, ему приходилось тратиться на такси, на билеты в кино, делать крюк по многочисленным боковым улочкам.

Поэтому его план, проникнуть в гостиничный номер Ямакуры, был сорван, по крайней мере, на сегодняшний вечер.

Он думал о том, что это могли быть за люди, наступающие ему на пятки. Но после того, как Лаффитт отказался рассказать ему об своеобразных особенностях японца, Морган рассматривал это дело, как нечто, что может удовлетворить его собственное любопытство. Принесет ли это пользу «Ферропластикс Лимитед», интересовало его во вторую очередь.

Что касается японца, Морган имел о нем довольно точное представление. До последнего времени, еще несколько недель назад, пока в сообщениях не наступило странного затишья, газеты были полны информации об удивительных вещах, происходивших в Центральной Гоби и рассказывающих о тех людях, которые называли себя Третьей властью. По пути из Китая до Соединенных Штатов некоторые сообщения искажались, преувеличивались и огрублялись, так что иногда в американских газетах можно было прочесть вещи, которые даже непредубежденный человек не мог читать без пренебрежительной улыбки. Однако, Морган обладал способностью отсечь от самого невероятного сообщения ровно столько, чтобы оно снова стало правдоподобным. Сделав это, он посчитал более, чем вероятным, что Ямакура является на самом деле не представителем Азиатской федерации, как уверял его Лаффитт, а агентом Третьей власти.

Будучи таковым, размышлял Морган, он, может быть, попадется на дешевый трюк, который с ним разыграют.

Когда он окончательно убедился, что его никто не преследует, то вошел в бар-закусочную, сел за столик в дальнем углу помещения и заказал себе что-нибудь выпить. Через некоторое время он встал и подошел к телефону. Он звонил в отель «Атлантик», где жил Ямакура.

«Говорит Донован. Я хотел бы поговорить с мистером Ямакура».

Телефонистка неразборчиво пробормотала что-то. Потом на линии раздался щелчок, и он услышал:

«Сожалею, что мистер Ямакура ужинает».

«У Вас?»

«Да. Я позову его».

Снова щелчок, звук шагов, отдаленные голоса. Потом раздался высокий голос:

«Да?»

«Это говорит Донован, — сказал Морган медленно и отчетливо. — У меня есть к Вам предложение».

81
{"b":"6415","o":1}