ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прошло несколько секунд. Потом на том месте, на которое целился Меркант, образовалось нечто вроде облачка, постепенно принимавшее форму одетого в странный костюм человека.

Меркант от удивления широко раскрыл глаза.

«Майор Родан!»

«Я уже не майор. Майора больше нет. Боже мой, как Вы догадались?»

«Утверждают, что я могу учуять присутствие человека, понимаете? Сегодня я впервые ощутил эту способность в полной мере. Садитесь, Родан!»

Родан сел. Меркант предложил ему сигарету. Он вел себя абсолютно непринужденно.

«Ваше оснащение не может противодействовать радару, правда?» — спросил он через некоторое время.

«Нет, и я не знал, что здесь внизу есть радарные сигнальные устройства».

«Несмотря на это, Вам удивительно многое удалось».

Родан отложил сигарету.

«Давайте перейдем к делу, Меркант, оно достаточно серьезное».

«Хорошо! Начинайте!»

Родан сообщил, что ему удалось сделать на Луне. В заключение он сказал:

«Поймите меня правильно: те, кто придут сюда — это будет целый отряд роботов, и ни один из них не спросит, какое право мы имели уничтожить крейсер арконидов. Они будут стрелять, и мы не сможем защититься от этого».

Если Меркант и был удручен, он не показывал вида.

«А Ваша лодка? Разве Вы не сказали, что она хорошо оснащена? Разве Вы не можете отразить нападение с ее помощью?»

«Хорошо оснащена по земным понятиям, Меркант! — ответил Родан. — Роботы с кораблей, находящиеся на пути сюда, гораздо умнее нас. Мы можем делать все, что угодно, но Земля должна быть готова к этому».

«А кто мне скажет, что Вы не блефуете, чтобы извлечь из этого для себя и Ваших людей какие-то преимущества?» — возразил Меркант.

«Никто Вам этого не скажет, — холодно ответил Родан. — Или Вы мне верите, или оставим все, как есть. В один прекрасный момент Вы увидите, что это не было блефом».

Меркант равнодушно кивнул. Казалось, он задумался. В действительности же он пытался уловить мысли Родана настолько, насколько это было для него возможно. Меркант очень хорошо знал, что он обладает задатками телепатических способностей. Он мог воспринимать особо активные мысли, если думающий находился недалеко от него. В иных случаях ему удавалось узнать всю концепцию хода мыслей — понять, правдива она была или нет.

Головной мозг Родана был особым органом. Меркант мог угадать, где находился его обладатель — таким образом он и вычислил Родана снаружи в коридоре и здесь, в кабинете — но что касается собственно мыслей, то Родан, казалось, запер их на замок. Меркант не смог уловить ни одной из них, хотя и чувствовал, что Родан ведет честную игру.

Он встал.

«Забудьте об этом! — сказал он. — Что Вы предлагаете?»

«Оповестите об этом ответственных лиц, — ответил Родан. — Обрисуйте, что нам предстоит, и объясните им, что мощная оборона в сочетании с сотрудничеством могут победить все.

И еще одно: прикажите, чтобы было отменено это дурацкое эмбарго против нас. Если мы сможем отбить первую атаку, за ней последуют другие. Чтобы упрочить свое положение, нам нужен по крайней мере мощный корабль. Даже, если промышленность немедленно получит разрешение на осуществление нам поставок, нам потребуется еще несколько месяцев, чтобы построить действенный корабль из заготовок и деталей. Если же нам придется добывать материалы исподтишка, то это займет два года!»

Меркант смотрел в одну точку прямо перед собой.

«Я попытаюсь, Родан. Вы понимаете, что за задачку Вы перед мной ставите? Я лечу в Вашингтон и говорю там политикам: Послушайте, Родан нашел на Луне гиперпередатчик, подающий сигнал тревоги. Самое большее, через две недели сюда прибудет целый флот кораблей арконидов и бомбардируют Землю, так что отменяйте Ваше эмбарго против Третьей власти. Как Вы думаете, Родан, что скажут на это ответственные лица?»

Родан незаметно активировал психотронный излучатель, спрятанный под костюмом.

«У Вас есть личный авторитет, Меркант, — сказал он тихо, но твердо, глядя в глаза Мерканту. — Вы используете свое влияние и убедите политиков. Они позаботятся о том, чтобы ничто не мешало подготовке к отражению нападения. Вы поняли, Меркант? Не ходите в Сенат, идите к Президенту. Поговорите с людьми, которые доверяют лично Вам. Понятно?»

Меркант послушно кивнул. Ему и в голову не пришло, что еще ни один человек не отважился говорить с ним таким образом. Ему это не пришло в голову потому, что Родан отдавал приказание постгипнотическим способом. Меркант не смог бы не выполнить его с абсолютной точностью.

Родан расслабился и вывел Мерканта из состояния подавления воли.

«Я был бы Вам очень благодарен, если бы Вы могли проводить меня наверх».

Когда они шли по туннелю, Меркант сказал:

«Мне нужно постоянно поддерживать связь с Вами, Родан. Дайте указание капитану Клейну, чтобы он принимал для меня сообщения по коду АНП.»

Родан остановился. Меркант улыбнулся, заметив его удивление.

«Кому я должен дать указание? — спросил Родан. — Капитану Клейну?»

«Именно так».

«Откуда Вы знаете, что он сотрудничает с нами?»

«Я не знаю этого, — ответил Меркант, — я только догадываюсь. Скажу Вам еще одно: я могу кое-что учуять в человеке».

Родан справился со своим удивлением.

«Клейн находится в постоянном страхе перед наказанием».

Меркант засмеялся.

«Пусть не боится. Я, как и прежде, отношусь к нему, как к моему лучшему сотруднику!»

Когда они дошли до лифта, и постовые удивленно отдавали им честь, Родан тихо спросил:

«Вы можете это объяснить, Меркант? Я имею в виду Ваше отношение к Клейну».

Меркант ответил только после некоторого раздумья, но откровенно:

«Я уверен, что человечество должно будет сотрудничать с Вами. Я верю, что у Вас нет недобрых намерений и что для всех нас будет лучше, если мы будем сохранять наш мир вместе с Вами».

Родан удивленно посмотрел на него. Когда лифт остановился, он сказал:

«Спасибо, Меркант!»

35.

Аллан Д. Меркант был одним из немногих, кто в любое время мог быть допущен к Президенту США.

Что касается полноты власти, находящейся в их руках, то тут ни один не уступал другому. Однако, в данном, особом, случае Мерканту нужна была помощь Президента. Дать команду атомной тревоги было его привилегией.

Президент принял своего специального советника для беседы. Уилдингер считался наряду с Меркантом самым трезвым умом западного мира.

Меркант не мог убедить Президента.

«Ни один человек не может требовать от меня, — возразил Президент, — чтобы я просто из-за каких-то подозрений дал команду атомной тревоги и начал горстями швырять деньги на ветер! Вы знаете, Меркант, что каждая такая тревога стоит нам миллиарды долларов?»

Меркант покачал головой.

«Я не думаю, — ответил он спокойно, — что в данном случае это имеет значение».

«Уилдингер! Скажите же что-нибудь!»

Уилдингер поудобнее уселся на стуле, облокотившись на стол.

«Тут трудно что-либо советовать, — сказал он. — Может быть, мы сэкономим сейчас миллиард долларов, чтобы через несколько дней расстаться с жизнью. Но может быть и так, что нам правильно советуют не поднимать тревоги. Пока Меркант не предоставит нам полной информации, ничего нельзя сказать с определенностью, а тем более, с уверенностью».

Он закурил сигарету и продолжал:

«Я предложил бы компромисс: давайте подготовимся к состоянию тревоги, так, чтобы она могла быть приведена в действие в кратчайшее время, если это потребуется. Это будет стоить нам только десятую часть всех расходов и даст нам полную свободу действий».

Меркант тайком облегченно вдохнул. Он с самого начала не верил, что ему удастся достичь большего. Он настаивал на тревоге, чтобы добиться хотя бы подготовки к ней.

Президент был согласен с этим предложением, и Меркант, якобы сомневаясь, дал свое согласие.

«Я информирую об этом другие инстанции, — сказал он и встал. — Они не поверят, что мы втайне готовимся к войне».

88
{"b":"6415","o":1}