ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Был один, не вписывающемся в ландшафт объект, о котором нечего было сказать. «Стардаст» и сверкающая, словно зеркало, надувная палатка хотя и являлись чужеродными телами, но с ними он был хорошо знаком. Так что они были здесь к месту.

Еле заметная улыбка тронула его губы. Он скептически спросил себя, по какому праву он сделал такое заключение. И пришел к выводу, что речь тут идет всего лишь об обычной человеческой самоуверенности. То, что человек завоевал, он привык считать своей собственностью. Так что «Стардаст» вписывался в ландшафт!

Родан тихо засмеялся, поймав себя на этих мыслях. Неожиданно в маленьком громкоговорителе его сферического шлема послышался треск. Раздался взволнованный голос.

«Что случилось? — гремело из прибора. — Перри, в чем дело? У тебя трудности?»

Родан молчал.

«Перри, отвечай же! Что случилось?» — закричал Булли громче. Конечно, через включенное переговорное устройство Родана он слышал его смех.

Раздалось ругательство, а потом хриплый кашель.

«Он стоит на лунном кратере в гордом одиночестве и смеется, — сказал Булли возмущенно. — Ты слышал, Флиппи? Он стоит там наверху и смеется».

«Это уже что-то, — послышался в переговорном устройстве другой голос. — Я уже полчаса безуспешно пытаюсь всеми десятью пальцами почесать свою страшно зудящую спину. Не тут-то было, мой дорогой! Именно там, где я хотел бы почесаться, висят трижды проклятые баллоны с кислородом».

Родан слегка повернул назад регулятор громкоговорителя. Голос Булли мог бы разбудить мертвого.

«Перри, какой там наверху воздух?»

«Здесь гроза», — сухо ответил Родан.

Булли удивленно замолчал. Это был своеобразный юмор Родана.

«Потому что на Луне воздух очень сильно заряжен», — добавил он.

«Ага, это следовало бы знать».

«Именно это я и имею в виду. И поскольку я очень стараюсь даже на Луне выражаться прилично, я скажу сейчас не о воздушной линии, а о „прямой зрительной линии“. Итак, мой друг, насколько я, по вашей оценке, удален от вас по прямой зрительной линии?»

«На 852 метра, — пробился веселый голос доктора Маноли. — Я как раз сижу перед радиозондом, с помощью которого могу измерить тебя с точностью до сантиметра. Неплохо, а?»

«Более чем, — засмеялся Родан. — О'кей, Булли, вот задание для тебя. Я прошу, чтобы оно было выполнено чисто и точно. Возьми свои магнитные диски, установи зеркальный визир на десятикратное увеличение, удаление 850, и запусти половину магазина на большой обломок скалы, который выглядит, как голова великана. Примерно в 50 метрах слева от меня. Понял?»

Указание было кратким. Родан не признавал излишних пояснений.

«Понял, — кратко подтвердил Булли. — Можно спросить, что означает сия шутка?»

«Я редко шучу серьезными вещами. Я хочу знать, как действуют в миниатюре ракетные снаряды. Меня интересуют ударная сила и бризантность. Начинай и точно проследи, как действует обратный удар при здешних условиях гравитации».

«Вообще никакого обратного удара, — сообщил Булли. — Каждый выстрел обладает собственным рабочим зарядом по принципу реактивного движения. Гильз нет. Снаряд и воспламенительный состав вместе шипят от этого. Скорость на входе 2480 км/с. Отдачи быть не может. Точный и надежный выстрел. Я получил подробную информацию».

«Отлично, — усмехнулся Родан. — Начинай, но не спутай меня с куском скалы».

Булли засмеялся. Флиппер молча наблюдал за ним, когда он поднимал с пола тяжелое, мощно действующее оружие с коротким ложем и сверхтолстым стволом. Ясный приказ Родана прозвучал в том смысле, что «Стардаст» можно покидать только с оружием в руках.

Реджинальд Булль остановился перед полуготовой надувной палаткой. Подальше, в стороне, на удалении почти 30 метров, в лунном небе возвышалась ракета.

Он тщательно установил зеркальный визир. Десятикратное увеличение. Удаление 850 м.

Загорелась красная отметка электрической пусковой системы зажигания. Первый снаряд проскользнул в камеру зажигания ствола. Снаряды нового типа имели относительно малый калибр в шесть миллиметров. Они были длиной с палец, а их бризантность огромной.

Булли помедлил несколько секунд. Цель находилась на очень большом удалении, хотя в световом визире и становилась постепенно ближе.

«Давай же! — торопил Родан. — Чего ты ждешь? Представь себе, что этот каменный чурбан мешает нашему телеуправлению. Ну?»

Булли громко выругался. Он, наконец, понял, чего добивался Родан. Эксперимент наполнился глубоким смыслом.

«На первые десять выстрелов я включаю на одиночный огонь, с твоего позволения! — чопорно возвестил он. — Посмотрим сначала, как у меня пойдут дела со шприцем!»

«О'кей. Начинай».

Булли прислонил ложе оружия к плечу.

В сильно увеличенном визире появилась каменная глыба. Булли подумал о том, что разделяющее их расстояние не имело значения для невероятно быстрых снарядов. Усиление входа вряд ли требовалось. Тем более, что при малой силе тяжести спутника Земли траектория полета должна была быть почти прямой линией. Визир был сконструирован именно для этих условий. С таким же успехом Булли мог бы выстрелить на расстояние в несколько километров. Вероятность попадания была очень высокой.

Флиппер затаил дыхание, когда Булли коснулся контакта зажигания. Но не последовало вообще никакого шума. На Земле был бы слышен резкий свист и выходной хлопок. Здесь же выстрел произошел в мертвенной тишине.

Только из овального выхлопного отверстия короткого ствола вылетели светлые язычки пламени. И тут же погасли. Казалось, будто ничего не произошло.

Булли был немного озадачен.

«Ты что-нибудь заметил? — спросил он, затаив дыхание. — Черт возьми, к этой странной стрельбе нужно еще привыкнуть. Я ничего не почувствовал».

«Зато я почувствовал, — сухо ответил Родан. — Осколки камня долетели и до меня. Снаряд был здесь раньше, чем ты успел правильно согнуть палец. Непостижимо быстро. Дырка в каменной глыбе получилась 30 сантиметров шириной и такой же глубины. Неплохо! Это ведь гранит. Попробуй длинной очередью. Оружие стреляет точно».

Булли выпустил очередь. В глаза ударили светлые язычки выхлопного пламени ракетных снарядов. С того места, где стоял Родан, был виден светлый, светящийся белым след от снаряда. Это были пылающее частицы твердого топлива маленьких снарядов.

Когда они ворвались в глубокую темноту рядом со скалой, там появилась пылающая линия. Магазин Булли был пуст раньше, чем он успел правильно оценить ситуацию.

От каменной глыбы остались только жалкие осколки. Взлетев вверх, они медленно падали обратно на грунт.

Родан имел возможность как следует проследить за взрывами. Они были бесшумными и без ударной волны.

«Достаточно, — объявил он кратко. — Милые игрушки дал нам отдел оборудования, должен я сказать. Как долго ты выпускал очередь, Булли?»

«Может быть, две секунды, — гласил удивленный ответ. — Но магазин пуст! Слушай, 90 выстрелов за одно короткое мгновение!»

«Точно. Скорость огня составляет около 50 выстрелов в секунду. О'кей. Испытание окончено. Я спускаюсь. Эрик, как у тебя дела с едой?»

«Можете идти. Я постарался».

Перри Родан еще раз огляделся вокруг. Затем поскользил вниз. Широкими скачками он легко преодолевал трещины в грунте и прочие неровности. Для человека, привыкшего к невесомости в космосе, гравитация Луны не представляла никакой неожиданности.

Двадцать минут спустя он появился у надувной палатки. Монтаж шлюзового отсека был окончен, кондиционер подключен к большому агрегату космического корабля.

«Заполнение потребовало нескольких литров жидкого кислорода, — объяснил Флиппер. — Стоит ли расходовать на это драгоценный газ? Я спрашиваю себя, не потребуется ли он нам в один прекрасный день для центрального поста управления „Стардаста“. Наш запас ограничен».

Родан стоял перед ним, выпрямившись во весь рост. Флиппер был выше этого человека еще на несколько сантиметров.

«Флипп, не создавай себе ненужных забот. Ремонт посадочной опоры требует большого мастерства. Я не хотел бы иметь на себе неудобный космический костюм, когда мы будем работать с мольвердиновой сталью. Я не хочу также стоять в этой зияющей пустоте».

9
{"b":"6415","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений
Охотник за тенью
Жизнь и смерть в ее руках
Озил. Автобиография
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Призрак мыльной оперы
Мягкий босс – жесткий босс. Как говорить с подчиненными: от битвы за зарплату до укрощения незаменимых
Она не объясняет, он не догадывается. Японское искусство диалога без ссор
Бортовой