ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Остальное было просто детской игрой. Родан направил лодку в глубокую, покрытую черной тенью выемку долины Кольцевых гор, в центре которой лежали останки крейсера арконидов. Он был уверен, что люди с Фантана скоро отважатся приблизиться к крейсеру, и что для лодки и его экипажа не было большим риском дождаться этого момента.

Крэст попросил не участвовать во всем этом, и Родан выполнил его просьбу, так как знал менталитет ученого-арконида. Для этого арконида борьба означала нечто ужасное.

Родан занял Хаггарда обслуживанием легко управляемых приборов, а Булля устройством управления зенитным огнем. Сам он остался на месте пилота.

Вооружение лодки можно было разделить на две основные категории: оружие с большим радиусом действия — то есть до одной световой минуты — и такое же с малым радиусом действия. В соответствии с их типом орудия большого радиуса действия были встроены неподвижно и снабжены автоматическим прицелом. Оружие малого радиуса действия, напротив, было подвижным, имело автоматическое прицельное устройство, но также могло быть визуально юстировано.

Родан отказался от применения ракет дальнего действия. Веретенообразный корабль Фантана был старомодным сооружением и потому снабжен лишь маломощными защитными полями, но вполне возможно, что люди Фантана модернизировали его, отправляясь на своем летательном средстве в такой опасный полет. Ракеты дальнего действия могли быть при определенных обстоятельствах обнаружены слишком рано. Тогда корабль Фантана, в соответствии со своим менталитетом, мог бы, вероятно, пуститься наутек. Но Родан хотел одержать решающую победу, а не такую, которая сохраняла бы риск возврата противника.

Крэст лег и закрыл глаза.

Не было произнесено ни единого слова. Хаггард был занят у своих приборов, но они ничего не показывали. Булль сидел перед устройством, которое можно было бы назвать командным пунктом, если бы в действительности на нем не было всего одного распределительного пульта с целым рядом кнопок и маховиков.

Только один единственный раз Булль произнес:

«Мне это не нравится, шеф! Мы должны подняться и напасть на него. Я неохотно стреляю из-за засады…»

«Спокойно! — перебил его Родан. — Мы ничем не рискуем».

На этом дискуссия была окончена. Проходили часы. Родан сдержал желание встать, выйти и позаботиться о Торе. Но он слишком хорошо понимал, что по отсутствию действий прошедшей секунды нельзя судить о характере ближнего — во всяком случае, не в данном случае.

«Локация!» — в этот момент сказал Хаггард хриплым голосом.

«Может быть, они высунутся где-нибудь еще, черт возьми!» — проворчал Булль.

«Фи ноль-один-пять, тета ноль-три-ноль! Расстояние восемьсот тысяч метров». Булль действовал у своего пульта управления.

«Скорость?»

«Пятьдесят метров в секунду в направлении фи-ноль. Они идут точно к обломкам крейсера».

Родан обернулся.

«Какова наша позиция, Булль?»

«Удобная. Это значит, мы могли бы подняться еще на пару метров к краю, на всякий случай!»

«Сделано!»

Лодка осторожно тронулась с места. Прямо над поверхностью выемки долины она прошла дальше к краю Кольцевых гор.

«Стоп! — сказал Булль. — Достаточно!»

В этот момент на телеэкране появился веретенообразный корабль. Родан задумчиво присматривался к нему. Он был еще на удалении около восьмисот километров и приближался гораздо быстрее, чем автомобиль. Люди Фантана не верили в мирное существование и, видимо, считали внезапное нападение единственной возможностью обеспечить себе определенную степень безопасности.

Их корабль мчался в высоте вдоль гребня гор. Им пришлось немного подняться, чтобы перелететь через него. Этот маневр частично отвлек их внимание и поэтому был для лодки арконидов удачным моментом для нападения.

Однако, при малой скорости корабля Фантана до этого момента могло пройти еще несколько часов. Кольцевые горы были одними из самых небольших с диаметром в центре сто километров.

Родан надеялся, что они нацелят все свое внимание на сам кратер, не более того. Без сомнения, купол вспомогательной лодки возвышался по меньшей мере на два метра над защитным горным валом. Это было немного по сравнению с массой окружающей породы, но, может быть, вполне достаточно для внимательного противника.

Он обернулся.

«Как ты собираешься это сделать?» — спросил он Булля.

Булль показал на желтую кнопку и на штурвал.

«Нейтрализация кристаллического поля, — ответил он. — От атомов водорода, углерода и металла останется только туман».

Родан кивнул.

«Я хотел кое-что показать Хаггарду, — сказал он. — Этого будет достаточно, если ты разрушишь их корабль».

«Хорошо, — согласился Булль. — Я устанавливаю обстрел на двадцать секунд!»

Хаггард поспешно сообщил:

«Они движутся быстрее. Сто метров в секунду, расстояние пока шестьсот пятьдесят тысяч метров!»

И в ту же минуту:

«Что Вы хотите мне показать, Родан?»

«Нечто такое, что Вас очень заинтересует. Подождите!»

Напряжение росло, и одновременно время тянулось медленно. На телеэкране вырастал чужой корабль, обнаруживая свои огромные размеры. По оценке Родана, его длина составляла от трехсот до трехсот пятидесяти метров. В середине корпуса, в самом узком месте, диаметр составлял около тридцати метров. Без сомнения, несмотря на свою «устаревшую» форму, он был оснащен лучше, чем лодка арконидов. Если бы не удалось уничтожить этот корабль, судьба Земли была бы плачевной. Сам Родан чувствовал себя далеко не так уверенно, как пытался показать это Торе.

«Четыреста тысяч!» — доложил Хаггард.

Сто тысяч было тем расстоянием, при котором Булль должен был начать обстрел.

Родан не думал, что лодка уже обнаружена. Это противоречило природе людей Фантана — обнаружив противника, спокойно лететь дальше.

Но несмотря на это…

«Триста тысяч! Они продолжают увеличивать скорость!»

И несколько минут спустя:

«Они тормозят! Они остановились!»

Родан реагировал мгновенно.

«Огонь!» — приказал он.

Булль остался у спускового устройства.

«Прочь отсюда! Надо подниматься!»

Родан немедленно стартовал. Диким рывком лодка поднялась из-за стены горного вала и взлетела на высоту в несколько сот метров. Все это время Булль непрерывно стрелял.

Можно было не сомневаться, что он попал в цель. Экран прицела показывал картину распадающегося вражеского корабля. Он был не в состоянии сдвинуться с места. Кристаллическая структура его внешней обшивки распалась, лобовой купол превратился в пыль, удивительно быстро опускающуюся на грунт.

И тут внутри вспыхнул яркий луч. Родан, ослепленный вспышкой, прикрыл глаза и смотрел, как ландшафт на телеэкранах пустился в пляс.

Они еще стреляли! Они попали в энергетическую оболочку лодки и задели ее.

«Быстрее!» — крикнул он Буллю.

Булль не реагировал. Ожесточенно и безошибочно он управлял направленным лучом декристаллизатора, заставляя его и дальше пожирать стенку веретенообразного корабля.

Изнутри раздался второй выстрел, отскочил от энергетического экрана, заставляя лодку еще раз покачнуться. Направленный луч Булля на мгновение потерял цель, но снова нашел ее и полностью уничтожил.

От наружной стенки веретенообразного корабля ничего не осталось. Одновременно были разрушены и генераторы. То, что осталось — отдельные части оборудования, перегородки, переборки и приборы — обрушилось на грунт.

Булли с облегчением вздохнул.

Родан привел лодку в движение. На малой высоте она шла над кратерами с останками крейсера арконидов, приближаясь к месту, где был уничтожен вражеский корабль.

Хаггард оторвался от своего дежурства у радиолокационных приборов и, не дыша, напряженно смотрел на телеэкраны.

«Отсюда Вы ничего не сможете увидеть, Хаггард, — сказал Родан. — Подождите, пока мы приземлимся!»

Он посадил лодку у края почти круглого по форме участка, на котором валялась гора металла от чужого корабля и уцелевшие предметы.

92
{"b":"6415","o":1}