ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уже после войны Айвену Монтегю удалось ознакомиться с немецкими архивными материалами — немецкими переводами писем, обнаруженных в портфеле "майора Мартина", и связанной с этим перепиской.

Как и ожидалось, немцы сразу поняли чрезвычайную важность найденных документов для своего главного штаба и не теряли времени. Их содержание было телеграфом сообщено в Берлин. Но Центр потребовал у Мадрида данные, подтверждающие подлинность документов.

После тщательного изучения вопроса немецкая разведка пришла к нескольким очень важным выводам, в том числе: подлинность захваченных документов вне подозрений; Сицилия будет использована в качестве отвлекающего объекта при наступлении в восточной части Средиземного моря.

В делах немецкой разведки сохранился доклад от 15 мая о тщательном обследовании и анализе всех бумаг, найденных при майоре Мартине и подтверждающих подлинность самого майора и всех его документов.

Сведения, почерпнутые из немецких военно-морских архивов, обнаруживают реакцию на операцию «Минсмит» со стороны немецкого верховного командования. Результаты операции превзошли самые смелые ожидания. В документах германского генштаба, в частности, говорилось:

"…Изучение полученных материалов позволяет сделать следующие выводы:

1. Ожидается крупная высадка морского десанта в восточной и западной части Средиземного моря:

(а) объект операции в восточной части… (оба на западном побережье Пелопоннеса),

(б) объект операции, которую должен провести генерал Александер в западной части Средиземного моря, не упоминается. Шутливое замечание в письме указывает на Сардинию… Предполагаемый отвлекающий объект — Сицилия".

Из записей адмирала Деница о его беседах с фюрером известно, что Гитлер был убежден в подлинности документов майора Мартина. Вот запись из дневника Деница: "Фюрер не согласен с дуче в том, что наиболее вероятным объектом вторжения является Сицилия. Более того, по мнению фюрера, обнаруженные английские документы подтверждают предположение о намерении противника нанести удар по Сардинии и Пелопоннесу".

Гитлер настолько поверил "майору Мартину", что даже 23 июля, почти через две недели после высадки союзников в Сицилии, назначил своего любимца генерала Роммеля командующим силами, которые были сосредоточены в Греции, куда тот и вылетел 25 июля 1943 года.

1-я немецкая танковая дивизия чуть ли не через всю Европу из Франции двинулась на полуостров Пелопоннес. У греческого побережья были поставлены три новых минных заграждения. Корабли немецкого ВМФ были переброшены к берегам Греции, в том числе и торпедные катера из Сицилии. На греческом побережье были установлены береговые батареи, а также приняты другие меры предосторожности. Все это основывалось на документах майора Мартина.

Немцы метались, перебрасывая силы с одного участка фронта на другой. Но даже когда вторжение на Сицилию стало свершившимся фактом, они не смогли направить туда серьезных подкреплений…

…Мы-то, русские, знаем, почему. Именно в июле 1943 года развернулось решающее сражение на Курской дуге, окончательно переломившее ход Второй мировой войны в пользу союзников. Все главные силы немецких войск и заботы германского командования были сосредоточены там, в далекой России.

Освобождене Муссолини

Вспомним военную обстановку в июле 1943 года. На восточном фронте под Курском советские армии перемололи наступающие немецкие войска и перешли в решительное контрнаступление. Величайшее в истории танковое сражение было выиграно русскими. Последняя попытка немцев снова захватить инициативу на востоке провалилась.

В это же время, в ночь с 9 на 10 июля, англо-американские войска начали высадку на Сицилии. Итальянская армия находилась на грани краха.

19 июля 1943 года на вилле близ Фельтры состоялась последняя встреча Гитлера и Муссолини на итальянской земле. Гитлер настоятельно требовал от дуче активизировать участие Италии в войне. Тот отмалчивался.

Через неделю по приказу короля Муссолини был арестован. Главой правительства Виктор-Эммануил назначил маршала Бадольо. Гитлер был уверен, что король и Бадольо хотят как можно скорее вывести страну из войны и не остановятся перед тем, чтобы выдать союзникам его личного друга Бенито Муссолини. Действительно, правительство Бадольо вело тайные переговоры с союзниками, завершившиеся подписанием 8 сентября 1943 года перемирия.

Но еще до этого германские войска в Италии оказались в незавидном положении: с одной стороны, итальянцы все еще оставались союзниками, а с другой — были готовы выступить против немцев.

Фюрер считал своей обязанностью спасти Муссолини от выдачи союзникам. 26 июля 1943 года, на второй день после ареста Муссолини, Гитлер и Гиммлер поручили генералу Штуденту, командиру воздушно-десантной дивизии, дислоцированной в Италии, организовать освобождение Муссолини. Непосредственным руководителем операции был назначен гауптштурмфюрер СС (звание, соответствующее капитану) Отто Скорцени. При этом ни германское командование, ни посольство в Италии не были поставлены в известность о предстоящей операции, получившей кодовое наименование "Дуб".

В целях предосторожности, по приказу Бадольо, Муссолини неоднократно переводили из одного места заключения в другое. Сначала его поместили на корвет «Персефона», превращенный в плавучую тюрьму. Потом перевезли на остров Понца. Но немцам местонахождение дуче не было известно.

Генерал Штудент и Скорцени в качестве его адъютанта вылетели в Рим. В освобождении Муссолини предполагалось вначале использовать 50 человек из «спецназа» Скорцени, затем, когда в дело включились парашютисты генерала Штудента, число участников возросло до 106.

Прежде всего требовалось установить местопребывание дуче. Вскоре гитлеровская служба безопасности в Италии, которую возглавлял представитель гестапо Капплер, получила от своих итальянских коллег, оставшихся верными фашизму и итало-германскому союзу, известие, что Муссолини находится в городе Специя на Лигурийском побережье. Эта информация стоила немцам 50 тысяч фунтов стерлингов, которые ввиду ожидавшейся англо-американской оккупации считались надежной валютой.

Как только генерал Штудент передал эту информацию в ставку фюрера, оттуда поступила команда немедленно приступить к операции. Однако на следующий день дуче опять куда-то перевели. Стало известно, что его поместили в морскую крепость Санта-Маддалена. Штудент и Скорцени разработали новую операцию, как вдруг из Берлина поступила телеграмма, что по данным абвера Муссолини находится на небольшом островке неподалеку от острова Эльбы, откуда его и следует освободить.

Штудент испросил аудиенцию у фюрера и вместе со Скорцени вылетел в его ставку. Фюрер принял их точку зрения и отменил свой приказ о нападении на остров, оставив целью Санта-Маддалену. Более того, он разрешил привлечь к намеченной ими операции флотилию торпедных катеров, несколько тральщиков и роту добровольцев из состава бригады СС, стоящей на Корсике, а также прикрытие со стороны зенитной батареи на Корсике и Сардинии.

"Однако, — предупредил Гитлер, — Италия все еще является нашим союзником". В случае неудачи он будет вынужден дезавуировать Скорцени перед мировым общественным мнением, заявив, что тот действовал самовольно и ввел в заблуждение командиров подразделений, помогавших ему.

Штудент и Скорцени удовлетворенные вернулись в Рим, где вдруг выяснилось, что Муссолини в Санта-Маддалене уже нет. Это было крупным разочарованием. Все приказы пришлось отменить и снова заняться розыском дуче. Для этого были предприняты всевозможные меры, в частности, такой трюк, как попытка вручения подарка от фюрера в день рождения Муссолини. К Бадольо обратился командующий германскими войсками в Италии фельдмаршал Кессельринг с просьбой разрешить ему лично вручить Муссолини подарок Гитлера. Но Бадольо под каким-то надуманным предлогом ответил вежливым отказом.

100
{"b":"6416","o":1}