ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жизнь без жира, или Ешь после шести! Как похудеть навсегда и не сойти с ума
Битва полчищ
Игра в ложь
Лицо удачи
Смерть Ахиллеса
Склероз, рассеянный по жизни
Канатоходка
Щегол
Брачная игра
Содержание  
A
A

Время уходило, и обстановка менялась не в пользу немцев. Несколько итальянских дивизий были отозваны с фронта, фактически они окружили немецкие войска в Риме. Надо было торопиться. И вот… Удалось выяснить, что Муссолини помещен в уединенном туристском отеле "Кампо императора", расположенном в труднодоступном горном массиве Гран-Сассо (район Абруццо). Добраться туда можно было только по подвесной дороге. Двести карабинеров охраняли это место, охрана дуче была поручена Полито, бывшему инспектору тайной полиции.

Поскольку в распоряжении диверсантов не имелось ни карты, ни подробного описания местности вокруг курорта, Скорцени и его помощнику Радлю пришлось вылететь туда на самолете и сделать несколько аэрофотоснимков. Тогда же они обнаружили невдалеке от здания горного отеля большой луг, пригодный для посадки планеров или небольших самолетов.

Чтобы подтвердить данные о том, что Муссолини находится именно там, в отель был послан врач-немец под предлогом навести справки, можно ли использовать курорт для лечения немецких солдат. Но врача не допустили даже к нижней станции подвесной дороги, а когда он позвонил в отель и попросил к телефону директора, трубку взял какой-то офицер и объяснил, что курорт и окружающая местность закрыты для посещения, так как там теперь находится полигон. Сомнений больше не оставалось: в отеле содержится Муссолини.

Штудент и Скорцени долго обсуждали, как высадить десант — на парашютах или на планерах. Остановились на последнем варианте. Генерал дал команду немедленно доставить из Южной Франции 12 транспортных планеров. День «Д» был назначен на 12 сентября, а час «Ч» — на семь утра. Точно в это время планеры должны приземлиться на верхнем плато, а батальон курсантов-парашютистов из дивизии генерала Штудента — овладеть станцией подъемника в долине.

Для морального воздействия на охрану и для того, чтобы не допустить казни Муссолини, в группу диверсантов включили итальянского офицера, сторонника фашистов. Он был горд тем, что выполняет личный приказ самого фюрера.

Вдруг, когда все уже было готово, по союзническому радио объявили, что дуче только что прибыл в Северную Африку на борту итальянского военного корабля. Но Штудент и Скорцени расценили это сообщение как дезинформационную утку и операцию не отменили.

Прилет планеров DFS-30 задерживался, они прибыли только в 11 часов утра. Поэтому операцию пришлось перенести на 14 часов.

В 13 часов самолеты с прицепленными на буксире планерами тронулись в путь. Два планера перевернулись при взлете, два разбились при посадке, но остальные приземлились благополучно, а планер, на котором был Скорцени, — всего в 15 метрах от здания отеля. Ошеломленные карабинеры не оказали никакого сопротивления. Десантники с дикими криками: "Mani in alto!" ("Руки вверх!") ворвались в отель, а затем и в комнату, где находился Муссолини. Он и сам не сразу понял, что произошло.

Скорцени приказал разыскать коменданта. Вскоре появился итальянский полковник. Он попросил несколько минут на размышление, а когда вернулся, преподнес Скорцени хрустальный бокал с вином и произнес: "За победителя!" Тут же отдал команду прекратить сопротивление. Теперь Скорцени мог представиться Муссолини.

— Дуче, фюрер прислал меня, чтобы освободить вас.

Растроганный дуче заключил Скорцени в объятия.

— Я знал, что мой друг Адольф Гитлер не покинет меня!

Среди десантников находился кинооператор, посланный Геббельсом, — он снимал пропагандистский фильм о героическом освобождении дуче.

Теперь предстояло возвращение с освобожденным пленником. На маленьком самолете-наблюдателе «Шторьх» к отелю прилетел личный пилот генерала Штудента Герлах. Ему удалось совершить благополучную посадку. Он мог взять с собой тучного Муссолини, но когда Скорцени, массивный человек ростом 195 сантиметров, потребовал место и для себя, Герлах взбунтовался: его самолет не был рассчитан на такой груз.

Тем не менее Скорцени удалось уломать летчика. С огромным риском, буквально на грани гибели, тому удалось взлететь, оторвавшись от земли перед пропастью. Посадка в Риме со сломанным шасси тоже прошла мастерски.

В тот же день Муссолини и Скорцени прибыли в Вену.

Операция «Дуб» стоила жизни 31 десантнику и пилоту, а 16 человек получили тяжкие увечья, хотя не раздалось ни одного выстрела. Такой ценой Гитлеру был преподнесен политический труп дуче.

Около полуночи германское радио известило о предстоящем "важном сообщении". Затем диктор торжественным тоном зачитал сообщение о том, что германские парашютные войска, служба безопасности, войск СС под командованием одного венского офицера СС осуществили операцию по освобождению дуче, "захваченного в плен кликой изменников… Операция стоила больших потерь".

Вначале имя Скорцени не упоминалось. Затем полился щедрый поток наград, повышений и подарков. Скорцени улыбался с экранов, на собраниях гитлерюгенда, в "Союзе германских девушек". Геббельс вовсю использовал успех операции «Дуб» для реанимации угасающего боевого духа немцев!

Гитлер создал в Северной Италии марионеточное правительство во главе с дуче, который уже ничего не решал, сидя в отведенной для него резиденции в Рокка делла Крамината. Он безропотно выполнял приказы обергруппенфюрера СС Карла Вольфа.

27 апреля 1945 года партизаны захватили Муссолини, когда он, переодетый в немецкую шинель и каску, пытался бежать с немецкой колонной. В создавшейся обстановке Комитет национального освобождения Италии принял декрет о казни Муссолини и членов его правительства. 28 апреля 1945 года Муссолини был казнен, а после расстрела повешен вверх ногами рядом с Кларой Петаччи, преданной ему любовницей, искренне любившей "великого дуче".

Как был убит Кубе

После захвата Белоруссии Гитлер назначил ее гаулейтером своего любимца, старого члена нацистской партии Вильгельма фон Кубе. 1100 дней свирепствовал в столице Белоруссии кровавый фашистский режим. Его сущность была цинично определена Герингом: "В интересах долговременной экономической политики все вновь оккупированные территории на Востоке будут эксплуатироваться как колонии и при помощи колониальных методов".

Однако "колониальные методы" — сказано слишком мягко. Это были дикие, бесчеловечные по своей жестокости массовые акции, направленные против местного населения.

В начале июля 1941 года в предместье Минска был создан концентрационный лагерь, куда фашисты согнали более 140 тысяч военнопленных и причисленных к ним мужчин местного населения. Докладывая о положении в этом лагере смерти министру Розенбергу, советник Дорш 10 июля 1941 года писал: "Пленные, согнанные в это тесное пространство, едва могут шевелиться и вынуждены отправлять естественные надобности там, где стоят… По отношению к пленным единственно возможный язык слабой охраны, сутками несущей бессменную службу — это огнестрельное оружие, которое она беспощадно применяет…"

Такие же кровавые дела творились в созданном оккупантами еврейском гетто, где томилось до 80 тысяч человек. Всего в Минске и его окрестностях захватчики уничтожили около 400 тысяч советских граждан. И каждый раз истребление советских людей сопровождалось чудовищными изуверствами. Фашисты жгли на кострах живых людей, истязали обреченных перед казнью. Тысячи жителей города были угнаны на каторжные работы в Германию. "Люди плачут, а мы смеемся над их слезами", — писал к себе в «фатерланд» обер-ефрейтор Иоганн Гердер.

Для большинства населения бесчеловечный фашистский режим олицетворял генеральный комиссар Белоруссии гаулейтер Вильгельм фон Кубе. Член германского рейхстага, видный деятель национал-социалистской партии, он был непосредственным виновником того, что творилось в Белоруссии. Он являлся не простым исполнителем чьей-то "злой воли", а тираном-фанатиком, палачом и садистом. Десятки тысяч людей, в том числе женщины, дети и старики, были уничтожены по его личному указанию. В день массового расстрела евреев колонну из нескольких тысяч несчастных обреченных людей, растянувшуюся на целый квартал, провели перед Кубе, стоявшим на Юбилейной площади и «любовавшимся» этим зрелищем. Однажды в кругу офицеров Кубе сказал:

101
{"b":"6416","o":1}