ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

13 октября германское верховное командование посылает в Будапешт генерала Венка, который в случае волнений возьмет на себя командование всеми немецкими силами и будет принимать решения по ходу дела. Пока же немецкая полиция безопасности намерена арестовать сына регента вместе с югославами в надежде на то, что регент, желая избежать обвинений против сына, откажется от мысли о сепаратном мире. Командир полицейских сил генерал Винкельман просит "доктора Вольфа" «одолжить» одну из его рот, так как не исключено, что сына Хорти будет охранять личная гвардия — гонведы.

"Доктор Вольф" выделяет роту и сам выезжает на место встречи. Но гонведы начеку. Они встречают прибывших огнем. Перестрелка длится недолго. Со стороны немцев — двое раненых, гонведы уходят в укрытие. Немцы заходят в здание, где велись переговоры, однако немецкие полицейские, укрывавшиеся на верхнем этаже, уже ведут четырех пленных, в том числе Никласа Хорти и его друга Борнемицу. Для того чтобы находящиеся на улице гонведы не вмешались и не отбили пленных, полицейские придумали перевозить их как тюки, завернув в огромные ковры. Заговорщики яростно отбиваются; полицейские связывают их, обертывают коврами, выносят и взваливают на грузовик, который сразу же трогается. Он мчится прямо на аэродром, и вскоре пленные уже в самолете, летящем по направлению к Вене. Сын 76-летнего адмирала Хорти Никлас Хорти, который, согласно завещанию отца, должен был стать новым диктатором страны, выведен из игры.

Теперь очередь за правительством. Но в штаб немецких сил безопасности поступают тревожные новости. Из радиоперехвата стало известно, что 15 октября Хорти обратится к правительствам СССР, США и Англии с просьбой заключить перемирие.

Ни Венк, ни "доктор Вольф" не знали, что крупные успехи советских войск вынудили находившуюся в Москве венгерскую военную делегацию принять предварительные условия соглашения о перемирии между Венгрией и СССР и его союзниками. Главным в нем было то, что Венгрия, оставаясь независимым государством, должна была порвать связи с фашистской Германией и объявить ей войну. СССР дал согласие помочь венграм в ведении воины.

Однако сделав заявление о желании перемирия, Хорти не принял никаких военных мер против немецко-фашистских оккупантов, хотя у него и были для этого возможности. Не исключено, что здесь присутствовали и личные мотивы: он очень любил своего сына и наследника и беспокоился за его судьбу.

Единственное, что сделали венгерские власти, это приняли некоторые меры предосторожности и усилили охрану замка на горе, подступы к которому заминировали. Вся гора была переведена на осадное положение, движение по всем подъездным путям перекрыто. Немецкий военный атташе, пытавшийся выехать из своей резиденции на горе, сообщил, что он так и не смог этого сделать: его все время поворачивали обратно. Вскоре телефонная связь с ним была прервана.

Немцы считают это явно недружественным актом. А когда венгерское радио в 14 часов официально передало послание Хорти, в котором говорилось: "Венгрия только что заключила сепаратный мир с Россией", жребий был брошен. Немцы окружают гору кольцом своих отрядов, захватывают вокзалы и важнейшие здания в городе. Все это проходит без инцидентов. Немцы считают, что ни в коем случае нельзя допустить, чтобы венгерское министерство обороны издало приказ о капитуляции. Нужно срочно нанести удар.

Решено напасть на Гору следующим утром, 16 октября. Час «Ч» назначен на 6 часов утра, то есть практически на рассвете. Разработан детальный план окружения и штурма замка, по возможности без единого выстрела, используя фактор внезапности. Подразделения усилены ротой танков «Пантера» и управляемых по радио маленьких танков «Голиаф», несущих солидный запас взрывчатки и способных пробить самое мощное укрепление.

Специалисты отряда должны пройти по туннелям и просочиться в здание военного министерства и министерства иностранных дел.

Главный лозунг операции: "Венгры не являются нашими врагами". Он направлен на то, чтобы в любом случае сотрудничество между Германией и Венгрией продолжалось.

Как и было намечено, ровно в 6 часов операция разворачивается. Колонны немецких танков и автомашин с солдатами с разных сторон начинают движение к замку. Венгерские солдаты у баррикад с удивлением смотрят на немцев и беспрепятственно пропускают своих «союзников». Вершины горы достигли без единого выстрела. Лишь где-то сзади слышны глухие взрывы — это солдаты в туннелях пробивают проходы.

И вот уже немцы на площади у замка. Там стоят три танка, один них поднимает пушку вверх, показывая тем самым, что он не собирается стрелять. Немецкий танк всей своей массой наваливается на баррикаду, рушит ее, выбивает ворота и выставляет свою пушку во двор замка, оказываясь один на один с шестью противотанковыми орудиями, но те не стреляют.

Какие-то венгерские офицеры пытаются преградить путь "доктору Вольфу", но двухметровый «доктор» рявкает на них и командует: "Немедленно ведите нас к коменданту замка!" Венгры повинуются. «Доктор» открывает одну из дверей, навстречу ему идет генерал гонведа.

— Вы комендант замка? — спрашивает "доктор Вольф". — Сами видите, что сопротивление бесполезно. Мои солдаты уже заняли замок.

Где-то за окном слышатся одиночные выстрелы.

Генерал печально говорит:

— Сдаюсь. Я немедленно прикажу своим войскам прекратить огонь.

Он отдает нужные распоряжения и пускает себе пулю в висок. Так погиб венгерский генерал Карой Лазар. На месте боя остались 7 убитых и 27 раненых.

Правительство Хорти лишилось охраны. Но самого его в замке нет. Как выяснилось позже, он покинул замок за несколько минут до шести утра и перешел под покровительство генерала СС Пфеффер-Вильденбруха, а его семья еще накануне обрела убежище у папского нунция.

В целом вся военная часть операции заняла около получаса.

В Германию отправился специальный поезд: Скорцени и его отряд везли фюреру подарок — низложенного адмирала Хорти.

Операция, «бескровно» проведенная в Будапеште, вызвала много кровавых трагических последствий.

К власти пришел глава партии "Скрещенные стрелы" Ференц Салаши, провозгласивший себя "вождем нации". Новое правительство, состоявшее из нилашистов (членов этой партии), безоговорочно осталось на стороне гитлеровцев. Война со всеми ее бедами пришла на венгерскую землю и принесла ее народу много бессмысленных жертв. Кстати, сам Салаши и его министры при подходе Красной армии сбежали в западные районы Венгрии, а затем в Австрию.

Советские войска понесли тяжелые потери в битвах на венгерской территории, особенно в боях в районе озера Балатон и за город Будапешт, уличные бои в котором длились с 29 декабря 1944 года по 13 февраля 1945 года.

"Энигма" — загадка века

"Энигма" в переводе на русский язык — «загадка». Само появление этой шифровальной машины тоже загадка. Ее изобретатель, голландец Гуго Кох де Дельфт, задумавший ее еще в 1919 году, предполагал использовать шифровальную машину в гражданских целях. Несколько позже немец Артур Шернбус приобрел патент на нее и назвал машину «Энигма». Штаб рейхсвера проявил живой интерес к ее оригинальному способу кодирования. В качестве эксперимента несколько экземпляров «Энигмы» были установлены в 1926 году на некоторых боевых кораблях. После первых испытаний решили оснастить ими три армии.

Но вот что интересно. Недавно английские исследователи обнаружили, что разработки «Энигмы» были завершены британцами еще в 1925 году, в связи с чем изобретатели получили коммерческий патент на ее производство. Скорее всего это была не сама «Энигма», а машина, аналогичная ей и использующая тот же принцип работы.

Устройство этой шифровальной машины довольно простое. В один из ее отделов вводят незашифрованное сообщение. Пройдя через машину, под воздействием различных электрических импульсов оно превращается в зашифрованный текст и выводится из другого отдела машины. Ключом, который постоянно меняется, обладает другая «Энигма», принимающая сообщение. Через нее оно проходит в обратном направлении, и текст из зашифрованного превращается в обычный. В эксплуатации машина несложна. Главное ее преимущество — безопасность. Даже заполучив машину, противник не сможет ею воспользоваться: она надежно хранит свои тайны, а регулярно меняющийся ключ очень скоро, максимум через месяц, сделает ее трофейным музейным экспонатом.

107
{"b":"6416","o":1}