ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Капитан Люкс воспользовался этим, между строк личного характера вписал симпатическими чернилами, изготовленными из лимона, поданного ему к чаю, послание к Дюпону. Таким примитивным способом, с применением такого же примитивного кода, они стали пользоваться для связи.

Следствие по делу капитана Люкса длилось полгода, суд над ним состоялся в Лейпциге лишь 29–30 июня 1911 года. Неопровержимых улик его шпионской деятельности не нашлось, поэтому пришлось прибегать к показаниям агентов-провокаторов, имена которых на суде не оглашались, но заносились в протокол.

Капитан Люкс, был осужден на шесть лет тюремного заключения в крепости Глатц, в Силезии. Его соседями по тюрьме стали немецкие офицеры, осужденные за участие в дуэлях, и английский офицер, капитан Королевского военно-морского флота, Тренч, осужденный, как и Люкс, за шпионаж.

Люкс сразу же ознакомился с крепостью и ее окрестностями и убедился, что побег из нее возможен. Этой мыслью он поделился с Тренчем. Тот одобрил ее, однако в дальнейшем Люкс действовал самостоятельно.

Дюпон поддержал идею Люкса о побеге и вместе с братом капитана Виктором стал разрабатывать варианты побега. В качестве эксперта был привлечен доктор Грелле. Когда по его совету провели опыт, то убедились, что полотняные салфетки, разрезанные на полосы и связанные в ленту, могут выдержать вес миниатюрного капитана Люкса — 60 килограмм. "По просьбе" Люкса Виктор послал ему дюжину салфеток самого большого размера. Затем Люкс получил четыре посылки с пачками газет, каждая из которых была перевязана шпагатом, обладающим необычайной прочностью.

По указанию Дюпона были изготовлены три сверхлегкие и сверхпрочные пилки. Их вместе с 240 немецкими марками доктор Грелле поместил в полость, устроенную в книге, которую отправил Люксу. Несколько позже в отрывном календаре ему была отправлена карта района в масштабе 1:100000.

Чтобы сбить со следа полицейских собак-ищеек, Люкс приказал своему немецкому денщику (вот это тюрьма!) купить килограмм молотого перца. Исполнительный денщик выполнил приказ без рассуждения.

Глубокой ночью 28 декабря при морозе минус 18 °C, воспользовавшись ослаблением бдительности по случаю Рождества, капитан Люкс перепилил решетку окна своей камеры и размотал веревку из салфеток. Подобно героям авантюрных романов, не привлекая внимания, он спустился по отвесной стене. Свои следы он посыпал перцем.

Вскоре Люкс уже сидел в вагоне местного поезда, а затем и в венском экспрессе. Его бегство еще не было обнаружено, поэтому ни пограничники, ни таможенники не были предупреждены и находились в состоянии рождественского благодушия. Люкс пересек австро-венгерскую границу, а затем через Инсбрук, Верону, Милан, Лозанну и Понтарлье благополучно прибыл в Париж. Его, как героя, принял Дюпон, а затем и военный министр Мессими. Германия заявила вялый протест: ее контрразведка сделала свое дело, арестовав Люкса, а то, что тюремщики недоглядели, не уронило престиж кайзера.

Дюпон одержал еще одну победу: всего за 1800 франков он приобрел полный текст протокола судебного заседания по делу капитана Люкса, а в нем приводились подлинные имена агентов-провокаторов. "Это один из самых прекрасных дней моей жизни", — вспоминал впоследствии Дюпон.

Капитан Люкс вернулся к своему месту службы в разведке, в которой и встретил Первую мировую войну.

ЗАРОЖДЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННОЙ РАЗВЕДКИ И КОНТРРАЗВЕДКИ

История промышленного шпионажа и контршпионажа знает так много удивительных операций, что было бы грешно остановиться на одной из них, не рассказав о других. Поэтому эту главу мы посвятим не одной какой-либо операции, а тому, как зарождалась эта отрасль тайной войны.

Если задачи выведывания военных секретов и политических планов противника испокон веков стояли во главе деятельности любой самой примитивной разведки, то и своего рода промышленный шпионаж всегда играл не меньшую роль.

В детстве многие зачитывались книгой "Борьба за огонь" о том, как одно доисторическое племя охотилось за секретом другого, овладевшего умением добывать огонь. Секреты выделки шкур, изготовления луков или копий — все становилось объектом шпионажа. Моисей и другие библейские вожди засылали своих разведчиков в тыл врага "вызнавать все о земле, ее плодородии, богатствах".

Хорошо поставленную службу экономической разведки имел древний Рим: он собирал подробные сведения о своих соседях и потенциальных противниках по многим экономическим аспектам, в том числе о климате, состоянии дорог, плодородии земель, трудолюбии населения, наличии продовольственных запасов, о местах хранения и объемах сокровищ, накопленных церквями и правителями. Все эти сокровища выявлялись разведкой и впоследствии оказывались в «сейфах» Римской империи. Не случайно нынешним ученым не попадаются клады римской эпохи — есть более ранние или более поздние, а этих нет.

Шпионы римского императора Юстиниана — странствующие персидские дервиши — раскрыли секрет производства шелка, привезя из Китая шелковичных червей в полостях своих посохов. В свою очередь и японцы послали в Китай официальную делегацию якобы с целью пригласить китайских мастеров по производству шелка в Японию, хотя заведомо знали, что им откажут. Делегация провела при дворе китайского императора столько времени, и вела себя так умело, что выведала все секреты, и вскоре Япония стала производить свой шелк.

Но подлинным создателем экономического и военно-промышленного шпионажа можно, пожалуй, назвать Чингисхана.

Ни одного похода он не предпринимал без изучения экономической обстановки на территории будущего противника: природных богатств, наличия полезных ископаемых, уровня развития ремесел и военного дела, сокрытых сокровищ, богатых могильников. Не без помощи шпионов в руки Чингисхана и его ближайших наследников попали огромные богатства Аббасидов, сокровища китайских царей и багдадских халифов, золото исидов. Своеобразным был подход Чингисхана к тому, что ныне называют «ноу-хау». Почти поголовно уничтожая население завоеванных городов, он сохранял жизнь мастерам, оружейникам, златокузнецам, архитекторам и другим людям, владевшим тайнами ремесла; более того, он установил закон: учиться у всех народов всему лучшему, что те создали.

В XVIII веке началась охота за "китайским секретом" — способом производства фарфора. В Китай засылали множество шпионов, и первым из них, преуспевшим в этом деле, стал французский монах-иезуит. Ему удалось проникнуть в закрытый город Цзиндэчжэнь, где находилась императорская фарфоровая мануфактура. Он детально изучил технику производства твердого фарфора из каолина и, несмотря на бдительность китайской контрразведки, сумел отправить во Францию образцы сырья. Некоторое время спустя там началось производство знаменитого севрского фарфора.

В свою очередь, английский агент Томас Бриан, работавший в Севре, похитил у французов технологию производства фарфора, и вскоре она была запатентована в Англии!

Надо сказать, что немецкими химиками (точнее, алхимиком Фридрихом Бетгером) секрет производства фарфора был открыт самостоятельно в начале XVIII века и погоня за секретом саксонского фарфора была не меньшей, чем за китайским. Бетгер так тщательно берег свою тайну, что, кроме него, ее никто не знал: по его настоянию половину рецепта выучил наизусть ученый Немиц, вторую половину — Гартельмей.

Можно смело утверждать, что в течение целого столетия фарфор был главной мишенью шпионажа. Но, естественно, охота шла и за другими производственными секретами. Английский литейщик Фомо, находя английскую сталь того времени низкокачественной, переодевшись в лохмотья, под видом странствующего скрипача отправился на континент, где, посетив все европейские сталелитейные центры, сумел выкрасть секреты производства лучших сортов стали. Вскоре его заводы сделались крупнейшими в Англии. Он умер богатым человеком, а его дети получили дворянский титул.

11
{"b":"6416","o":1}