ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1952 году западногерманский журнал «Штерн» в целях рекламы послал на Топлицзее команду аквалангистов для исследования дна таинственного водоема.

Аквалангисты вытащили из воды огромное количество фальшивых английских фунтов стерлингов, но затем произошло то, что не было предусмотрено планом: 27 августа они извлекли со дна озера ящик с документами бывшего Главного управления Имперской безопасности. Что в нем содержалось — точно не знали даже сами журналисты. На ящик был тотчас наложен арест представителем боннской тайной полиции. Вместо поздравления члены экспедиции получили телеграмму: "Дальнейшее пребывание нецелесообразно. Немедленно прекратить поиски". Как выяснилось, в ящике находились списки сотрудников тайной полиции Третьего рейха и инструкции нацистским эмиссарам за границей.

"Дневников Гиммлера среди бумаг не оказалось", — было заявлено на пресс-конференции. И больше ни слова.

Летом 1963 года произошел еще один загадочный трагический случай. Три западногерманских туриста поселились в Альтаусзее. Через несколько дней один из них погиб в Топлицзее, куда он погрузился в поисках затопленных ящиков с документами. Погибший — спортсмен из Мюнхена — был, вероятно, сотрудником боннской тайной полиции. А его спутники, как выяснилось позднее, оказались бывшими нацистами и сотрудниками фашистского абвера.

С той поры австрийское правительство не дает разрешения на дальнейшие поисковые работы. Все ходатайства отклоняются под тем предлогом, что это противоречит общественным интересам.

После войны прошло уже больше полувека. И хотя в печати время от времени мелькают сообщения об отдельных находках, озеро Топлицзее продолжает хранить свои зловещие тайны.

Охота за "тяжёлой водой"

Скандинавский полуостров, сторожащий путь из Балтики в Арктику, во время Второй мировой войны имел огромное стратегическое значение как для Англии, так и для Германии. Черчилль, тогда еще первый лорд Адмиралтейства (то есть военно-морской министр), в декабре 1939 года требовал заминировать воды Норвегии и оккупировать Нарвик и Берген. Но правительство Чемберлена отвергло эти предложения. Как раз в те же дни Гитлер одобрил представленный адмиралом Редером план "Создания германских баз в Норвегии", то есть вторжение в эту страну.

14 декабря 1939 года в Берлин приехал Видкун Квислинг, глава фашистской партии Норвегии, человек, фамилия которого стала символом предательства и, как нарицательная, пишется с маленькой буквы (голландские квислинги, датские квислинги и т. д.). С ним руководители германской разведки, армии и флота обсудили план оккупации Норвегии.

Немцы заполонили Скандинавию сотнями своих тайных агентов задолго до начала войны. Они поддерживали контакты как с партией Квислинга, так и с другими организациями фашистского и прогерманского толка. Поэтому десантирование германских войск в Норвегии было практически бескровным. Активное сопротивление оказывалось лишь в нескольких точках страны, в том числе в Нарвике, где успели высадиться подразделения англичан. Страна была полностью оккупирована германской армией. Квислинг стал официальным главой нового марионеточного норвежского правительства.

Однако в Норвегии были не только квислинги. В стране развернулось движение Сопротивления, поддерживаемое британским Управлением специальных операций (УСО) и его агентами. В Лондоне было сформировано норвежское правительство в эмиграции.

Темной декабрьской ночью 1941 года в Норвегии был выброшен с парашютом, заботливо встреченный друзьями, капитан УСО Одд Стархейм, прибывший с особо важной миссией.

В то время в Лондоне эксперты министерства экономической войны совместно с британскими и норвежскими учеными проводили весьма секретное расследование. Им было известно, что еще до войны Норвежское государственное гидроэлектрическое управление ("Норск Гидро Электрик") построило возле Веморка в "Бесплодных горах" (Хардангервидда) к северу от города Рьюкан завод по производству "тяжелой воды" (окись дейтерия), необходимой для проведения экспериментов в области атомной энергии. В мае 1940 года в Лондон просочилась информация о том, что немцы поспешили захватить этот завод еще до завершения норвежской кампании.

Немцы приказали руководителям "Норск Гидро Электрик" увеличить производство "тяжелой воды" до 3000 литров в год. Об этом сообщил один из норвежских беженцев, профессор Лейф Тронстад, который хорошо знал завод и его производственные возможности. Британские эксперты понимали, почему немцам так срочно требовалась "тяжелая вода": их ученые вели исследовательские работы, направленные на создание атомной бомбы, еще до войны.

В октябре 1941 года руководители УСО сообщили в Министерство экономической войны и в Генеральный штаб о том, что немецкий рейхскомиссар в Норвегии Тербовен приказал увеличить производство "тяжелой воды" до 10000 литров в течение ближайших 12 месяцев.

Одду Стархейму было поручено разобраться на месте с тем, что происходит в "Бесплодных горах", и, если удастся, доставить в Англию норвежских инженеров, вынужденных там работать. Капитан Стархейм сначала направился в Осло, где остановился в семье агента УСО Расмусена. На третью ночь после прибытия его разбудила хозяйка:

— Ради Бога, вставайте, — шептала она. — Здесь гестапо. Они арестовали моего мужа.

Но было поздно. Стархейм был схвачен гестаповцами, но ему удалось бежать. Он менял убежище каждые несколько дней, не испытывая недостатка в друзьях, предоставлявших ему кров, еду и деньги. Наконец он достиг своей цели и оказался в "Бесплодных горах".

Еще в Лондоне Стархейму дали наводку на инженера Эйнара Скиннарланда, который работал на заводе по производству "тяжелой воды". Он знал не только размещение производственных помещений и лабораторий, но, будучи уроженцем этих мест, хорошо был знаком с окружающей местностью, реками, озерами, фьордами, горами и равнинами. Установив связь со Скиннарландом, который согласился отправиться в Англию, Стархейм разработал фантастический план.

УСО не предусмотрело никаких путей для возвращения Стархейма и его «улова» в Англию. Это было оставлено на его усмотрение. Свой план он должен был сообщить в Лондон по радио. Стархейм разработал что вроде "экспедиции викингов". Ему требовалось судно достаточно вместительное, так как несколько участников Сопротивления хотели вместе с ним отправиться в Англию, чтобы пройти курс тренировки в школе УСО и затем вернуться в Норвегию.

Выбор пал на 620-тонный пароходик «Гальтерзунд», совершавший каботажные рейсы из Кристиансанна в Ставангер и Берген. Стархейм собрал небольшую команду и научил ее членов обращаться с огнестрельным оружием. В разных портах они, приобретя билеты, сели на «Гальтерзунд» в качестве пассажиров. Последним поднялся на борт Стархейм. Когда вышли в море, он прошел на мостик и, угрожая пистолетом, приказал капитану взять курс на Шотландию. Большинство членов экипажа согласилось присоединиться к «пиратам», хотя некоторые и отказались, испугавшись за судьбу своих жен и детей.

Семь дней спустя, туманным утром 17 марта 1942 года, «Гальтерзунд» пришвартовался в Абердине. Стархейм всю дорогу соблюдал радиомолчание, но оставил своему агенту в Кристиансанне послание, которое тот по радио передал в Лондон. Оно гласило: "Похитили судно направляемся в Шотландию просим защиты с воздуха порядок". Из-за плохой погоды британские самолеты не могли вначале отыскать суденышко, но затем один из бомбардировщиков заметил световые сигналы и сопровождал его до Абердина.

В Лондоне полковник Вильсон и профессор Тронстад вместе с Эйнаром Скиннарландом разработали одну из самых секретных операций войны: взрыв завода "тяжелой воды" в Рьюкане. Скиннарланд добровольно вызвался вернуться назад и подготовить условия для проведения операции. После тренировки, которая длилась всего 11 дней и включала прыжки с парашютом, 29 марта инженер был выброшен с парашютом в ледовой пустыне на плато Хардангервидда. Это произошло менее чем через три недели после его исчезновения; он вернулся на свое рабочее место и свое отсутствие объяснил болезнью. Менеджер ничего не заподозрил. Полковник Вильсон вспоминал: "Это было самое быстрое возвращение и самая быстрая тренировка, которые норвежская секция УСО когда-либо осуществляла. Только два или три человека в Лондоне знали о реальных причинах этого".

112
{"b":"6416","o":1}