ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Игра вступала в решающую стадию. Надо было получить документальные доказательства провокационных действий американских спецслужб в отношении советского консула. Это нужно было не только и не столько для защиты доброго имени Бориса Наливайко, но и для того, чтобы на какое-то время отбить у американцев желание заниматься подобными провокациями в отношении советских граждан.

После личной встречи и телефонных переговоров с Греем Наливайко «согласился» встретиться с его «другом» Френсисом Мэннингом (под этим именем, как мы говорили, выступал американский разведчик Д. Мерфи).

Свидание было назначено на субботу, 5 февраля, в престижном кафе «Гартенбау», расположенном в международном районе Вены, не подпадающем под юрисдикцию ни одной из оккупационных держав.

Суббота была выбрана не случайно. О скандале, который произойдет в кафе, венская публика должна узнать из субботних вечерних выпусков газет, которые будут оперативно проинформированы советским представительством. С учетом режима работы редакций (воскресенье — выходной день) австрийская общественность будет довольствоваться только этой, первой информацией, а она, как известно, самая сильная.

Прикрытие Наливайко обеспечивали два сотрудника резидентуры, а физическую защиту в случае необходимости мог осуществить недавно прибывший из Москвы работник. В кафе также находилась переводчица резидентуры, в задачу которой входило сразу же по возникновении скандала позвонить в советскую военную комендатуру, взаимодействие с которой было достигнуто на личной встрече резидента с комендантом.

Ровно в шесть вечера Наливайко вошел в кафе, где его уже ждали Грей и Френсис Мэннинг. С самого начала Мэннинг повел разговор, носящий вербовочный характер. На вопрос Наливайко о его полномочиях и гарантиях, которые он может предложить Борису и его семье, Мэннинг протянул ему для ознакомления следующий документ:

"Государственный департамент Соединенных Штатов Америки. Вашингтон. 18 января 1955 г.

Специальное распоряжение

В соответствии с решением государственного секретаря и службы иммиграции, разрешено обоснование в США на жительство в соответствии с законом № 110 поименованным лицам:

Борису Я. Наливайко, 2-му секретарю, консулу Посольства СССР в Вене.

Янине А. Наливайко, жене.

Светлане Наливайко, дочери.

Поименованных лиц поручено сопровождать полковнику американской армии Ф. Мэннингу. На этого офицера возлагается ответственность за соблюдение процедур, предусмотренных законом № 110, которым он должен неукоснительно следовать.

Главе миссии США в Австрии, равно как и главнокомандующему Вооруженными Силами США в Австрии предписывается оказывать полковнику Мэннингу всяческое содействие в успешном выполнении возложенной на него миссии.

За секретаря (подпись) Специальный помощник Роджер Д. Форксварт".

Наливайко принялся рассматривать документ и, хотя не знал английского языка, понял, что тот носит официальный характер и в нем упоминается он сам и члены его семьи.

Продолжая держать документ в левой руке, Борис правой рукой взял бокал с пивом и, делая вид, что подносит его к губам, мгновенно выплеснул его содержимое в лицо Грею. Тут же сунул документ в карман и с размаху отвесил пощечину Мэннингу. Тот схватил Бориса за руку пригнул его к столу. Но в этот момент подскочил «телохранитель» Бориса и ударил Мэннинга по шее. Американец отпустил Бориса, вскочил на ноги и схватил стоявший рядом стул. Но тут же, успокоившись, поставил его на место.

Наливайко поднялся и обратился к посетителям кафе на немецком языке:

— Господа! Эти два господина пытаются шантажировать меня, советского консула! Предлагают покинуть свою страну и выехать в Соединенные Штаты.

Послышался шум, антиамериканские возгласы. В этот момент в кафе ворвались человек 15 с овчаркой — австрийская полиция, а затем прибыла патрульная машина межсоюзнической комендатуры. Патруль в этот день возглавлял советский офицер. Через несколько минут подъехал американский дипломатический представитель. Мэннинга и Грея увезли в комендатуру, Наливайко оставили на месте.

Помимо письма госдепа, в руки Наливайко попал и поддельный сигнальный экземпляр газеты "Винер Курир", который Грей, опасаясь захвата, сунул за кадку с пальмой. Несколько дней спустя появилось сообщение о том, что Грей и Мэннинг вылетели в США.

Операция «Редкап» была сорвана. Американцы надолго отказались от подобного рода акций.

А вот и постскриптум, переданный автору Борисом Яковлевичем Наливайко:

"Постскриптум

Трудно в это поверить, но судьбе было угодно, чтобы спустя почти полвека вновь свести нас (я имею в виду себя и Мерфи) вместе.

Произошло это в 2000 году на презентации изданной на русском языке книги «Поле битвы Берлин. ЦРУ против КГБ в "холодной войне"» (из серии "Секретные миссии"), подготовленной бывшим директором "Радио свободы" Джорджем Бейли, ведущим экспертом по Германии генерал-лейтенантом в отставке Сергеем Кондрашовым и Дэвидом Мерфи, в 1955 году начальником Берлинской оперативной базы ЦРУ, а впоследствии — начальником советского отдела ЦРУ.

Наша встреча внешне была корректной. Мы пожали друг другу руки, Мерфи представил мне свою супругу. В ходе встречи он сообщил, что Дерябин уже умер. О Грее и его судьбе ему ничего не известно.

Сделав подпись в моем экземпляре книги, в скобках добавил: (без пива)".

Берлинский туннель

История Берлинского туннеля, получившая англо-американские названия операция «Секундомер», "Голд" ("Золото") стала одной из самых громких разведывательных операций времен "холодной войны". К 1997 году уже имелись 18 документальных исследований, роман и кинофильм, посвященные туннелю. Тем не менее противоречивая история и неоднозначные результаты этой операции продолжают волновать умы.

В конце 1940-х годов советские службы в Австрии и Германии перешли с использования радиоканалов на два вида кабельной связи. Один из них — по воздушным кабельным линиям на телеграфных столбах, другой — через подземный кабель, уложенный почти там же, где были кабели довоенных Австрии и Германии.

В 1952 году британской разведке, осуществившей в Австрии операцию «Силвер» ("Серебро"), удалось организовать перехват телефонных разговоров по подземному кабелю и тем самым получить ценную информацию о советских войсках и спецслужбах. Поэтому, задумывая аналогичную операцию в Берлине, американцы решили проводить ее совместно с англичанами.

Начали с приобретения агентуры в восточноберлинском почтовом ведомстве, через которую получили сведения о системе расположения кабелей и их использования русскими. Среди беженцев из Восточного Берлина выявлялись и опрашивались люди, имевшие отношение к системе дальних телефонных линий. Были приобретены агенты на коммутаторах в Эрфурте, Дрездене, Магдебурге. Агентура из министерства почт и коммуникаций ГДР смогла достать карту, указывающую точное расположение советских кабельных сетей. Уже к весне 1953 года американская разведка имела возможность подслушивать разговоры по советской телефонной линии с 23.00 до 2.00 часов ночи, когда агент имел возможность подключать ее к западноберлинской сети. Но этого было недостаточно. Требовалось получить постоянный и надежный источник информации.

В августе 1953 года директору ЦРУ Аллену Даллесу был доложен план сооружения подземного туннеля длиною около 600 метров. Половину туннеля предполагалось проложить под советской территорией и в ее конце, там, где проходит советский кабель, установить подслушивающую аппаратуру. Операция задумывалась и осуществлялась с поистине американским размахом. Успех гарантировали абсолютная секретность, большие деньги, вложенные в строительство, и новейшая техника, предоставленная англичанами.

20 января 1954 года Даллес утвердил проект туннеля. Несколько недель спустя начались подготовительные работы, в том числе строительство пакгауза, маскирующего вход в туннель. А когда он был готов, 8 сентября того же года, инженерная часть американской армии приступила к сооружению шахты. Туннель копали на глубине 16,5 футов (около 5,5 метров). Были предприняты беспрецедентные меры безопасности. Тайный пост наблюдения установили в пакгаузе, откуда постоянно наблюдали за местностью в направлении прохождения туннеля. Поездки в район сооружения туннеля лиц, не входивших в состав постоянного подразделения, происходили в крытых грузовиках, а скрыто размещенные микрофоны позволяли предотвратить вторжение на запретную территорию и, возможно, улавливать разговоры восточногерманских полицейских.

126
{"b":"6416","o":1}