ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Западные источники называли работу Джонсона на советскую разведку одной из возможных причин разоблачения агента английской и американской разведок Пеньковского. Поскольку информация Пеньковского передавалась старшему командному составу США в Европе, она вполне могла оказаться в числе документов, добытых Джонсоном. Пеньковский, конечно, не назывался по имени, но на него ссылались как на старшего офицера ГРУ, что могло побудить КГБ бросить силы на его поиск. Не случайно начало поступления материалов Джонсона совпало с началом слежки за миссис Чизхолм, связной Пеньковского в Москве.

В 1972 году девятнадцатилетний сын Джонсона пришел на свидание с отцом. Между ними произошел жесткий разговор. И тут то ли проявилась неуравновешенность, вызванная наследственностью по материнской линии, то ли взыграло оскорбленное чувство патриотизма, но молодой человек выхватил нож и вонзил его в грудь отца. Так в мае 1972 года закончилась бурная и бестолковая жизнь бывшего сержанта Роберта Ли Джонсона.

Дело о похищенных сейфах

29 мая 1956 года премьер-министр ГДР Отто Гротеволь выступил с речью в Народной палате. Он сообщил, что в ГДР перебежал немец, долго работавший в американской разведке. "В качестве жеста доброй воли он привез с собой сейфы с документами американского шпионского центра. На основании этих документов было арестовано 137 вражеских агентов".

Несколько позднее, 10 июля 1956 года, МГБ ГДР устроило пресс-конференцию, на которой выступил «перебежчик» Хорст Гессе. Он рассказал о том, что был завербован американской военной разведкой в 1954 году в Магдебурге, потом за хорошую работу его перевели сначала в Берлин, а затем в Вюрцбург, где он стал главным вербовщиком агентов. "В силу занимаемого мною положения я знал довольно много о подразделениях военной разведки в Вюрцбурге, занимавшихся вербовкой агентов в ГДР", — заявил он. Затем Гессе подробно рассказал о некоторых операциях американской разведки по сбору информации о транспортных коммуникациях советской и восточногерманской армий. Далее он объяснил мотивы своего поступка: "После того как у меня зародилось много сомнений относительно справедливого характера моей работы, я решил порвать с этой спецслужбой и перейти на сторону ГДР. В качестве доказательства моей доброй воли и искренности моего поступка и в надежде возместить ущерб, нанесенный ГДР в результате моей прежней деятельности, я принял решение взять с собой уже упоминавшиеся выше сейфы вместе с их важным содержимым".

О каких сейфах шла речь, и вообще был ли Хорст Гессе «перебежчиком»? В действительности все это было тщательно разработанной операцией спецслужбы ГДР — штази.

Хорст Гессе, служивший во время войны в пехоте, получил тяжелое ранение и попал в плен к англичанам. С 1945 года он жил в Магдебурге, в советской зоне оккупации, вступил в компартию, некоторое время работал механиком, затем служил в Народной полиции и в пограничных войсках. С 1954 года — работал механиком на машиностроительном заводе. Тогда же он получил письмо от своего бывшего соседа Зигфрида Фойгта, который приглашал его погостить в Западный Берлин. Гессе доложил об этом письме в МГБ. Контрразведка быстро установила, что Фойгт — вербовщик и "главный агент" американской военной разведки.

Гессе принял предложение штази «подставиться» американской разведке. Он поехал к Фойгту и дал себя завербовать. По заданию американцев устроился на работу в советскую воинскую часть. Первым заданием было сфотографировать ее расположение, уделив особое внимание зданиям, в которых размещались штабные учреждения, танкам, автомашинам с номерами частей и другим объектам, представляющим интерес для специалистов, определяющих боевой порядок и организацию советских войск в Германии. Вскоре Гессе приобрел у американцев репутацию ценного агента; его фотографиям и соображениям о передвижениях советских войск придавалось большое значение.

Правда, американцы оказались довольно доверчивыми и ни разу не усомнились в подлинности фотографий. А ведь все они были сделаны сотрудниками КГБ. Много позднее, на занятиях с курсантами контрразведки МГБ, Гессе рассказывал: "Знаете, я тут же сел бы в лужу, если бы американцы задали нужные вопросы. Я никогда не видел этих фотографий. Я просто отвозил проявленную пленку. Если бы меня спросили, в какое время дня были сделаны снимки, с какого угла, и с какой выдержкой, я бы не смог ответить правильно…"

Но надо было делать следующий шаг — внедрять Гессе в аппарат американской военной разведки, где он мог бы выявлять агентов противника на территории ГДР.

Для этого использовали беспечность Фойгта, хранившего секретную документацию в письменном столе в своей квартире. Как-то раз, когда Гессе пригласил Фойгта в ночной клуб, в его квартиру проникли агенты штази и изъяли списки агентов, в числе которых был и Гессе. Для видимости «арестовали» жену Гессе, которая, правда, вскоре была отпущена. Но самому Хорсту больше нельзя было оставаться в Восточной Германии, и американцы, подвергнув его испытанию на детекторе лжи, которое он прошел успешно, перевели Гессе на службу в Вюрцбург. К этому времени он уже был лейтенантом службы госбезопасности ГДР.

Прилежный и добросовестный Гессе вскоре стал вербовщиком и "главным агентом" подразделения 522 батальона военной разведки армии США, которое вело разведку в Восточной Европе. С помощью Хорста Гессе штази частично выловила, а частично перевербовала значительное количество американских агентов.

Вполне естественно, что Гессе не имел доступа ко всем материалам, касающимся агентурной работы американцев, и к списку их агентуры. Поэтому в Центре приняли радикальное решение, исполнителем которого и стал Хорст Гессе.

В половине первого, в ночь на Троицын день, выпавший в 1956 году на понедельник 20 мая, и являющийся нерабочим, Хорст Гессе подъехал на своем автомобиле марки "мерседес-бенц-12 °CЛ" к двухэтажной вилле по адресу Айзенманштрассе, 4, в Вюрцбурге, на северо-западе Баварии. Там размещалось то самое подразделение, где служил Хорст. Внутрь он проник без труда: у него на законном основании имелись ключи от виллы. Набрав нужный код на замке стальной двери, он вошел в кабинет командира подразделения Джеймса Кемпбелла. За письменным столом стояли два сейфа, каждый весом около 50 килограмм, с надежными цифровыми замками. По инструкции сейфы должны были быть прикованы массивной цепью к стене, на практике их приковывали к радиатору, а капитан Кемпбелл пренебрег и этим.

Зная, что на втором этаже дежурит сержант, Гессе старался не шуметь, хотя и не был особенно обеспокоен: сержант, как обычно, спал.

Хорст уложил в мешок и перенес в машину сначала один, а затем и второй сейф. Спокойно заперев дверь виллы, сел за руль и направился к границе ГДР, где и оказался еще до рассвета. Примерно в миле от границы его остановил патруль западногерманской пограничной полиции. По просьбе полицейских Гессе предъявил удостоверение сотрудника "Отдела по делам беженцев Управления по исследованию общественного мнения европейского командования американской армии". Под замысловатым наименованием скрывалась американская разведка. Полицейские только покачали головами, ознакомившись с этим названием, но то, что они прочли дальше, сняло все их сомнения: "Просим все союзные силы оказывать помощь предъявителю данного удостоверения… все документы и другие вещи, находящиеся у предъявителя, являются собственностью Соединенных Штатов и не могут подвергнуться проверке или конфисковаться без разрешения органа, выдавшего данное удостоверение". Откозыряв Хорсту, полицейские пожелали ему счастливого пути…

Через 15 минут Гессе был опять остановлен, на этот раз восточногерманскими пограничниками. Хорст очень спешил: сейфы, где находились списки и адреса агентуры, следовало доставить в Центр до того, как в Вюрцбурге обнаружат хищение и примут меры к выводу агентов. Но как на грех, именно на территории ГДР произошла непредвиденная задержка. Пограничники отказались уведомить центральный аппарат МГБ в Берлине, несмотря на требование Гессе. Вместо этого его взяли под стражу и, когда совсем рассвело, отвезли в штаб пограничной части в Рудольштадт. Там, после долгого допроса, позвонили, наконец, в Берлин. Но никто не отвечал: сотрудники МГБ тоже отмечали Троицын день.

135
{"b":"6416","o":1}