ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это напоминание вызвало целый всплеск активности американских газетчиков. Материалы об Абеле, его фотографии замелькали в прессе. Газета "Нью-Йорк дейли ньюс" первая выступила с предложением обменять Абеля на Пауэрса. Она писала: "Можно с уверенностью предположить, что для нашего правительства Абель не представляет больше ценности как источник информации о деятельности красных (он никогда им и не был!). После того как Кремль выжмет из Пауэрса всю информацию, какую сможет, такой обмен был бы вполне естественным…" Эту инициативу подхватили и другие американские газеты. Жена и мать летчика-шпиона Пауэрса обратились к президенту США с аналогичными просьбами.

Активизировала свои действия и советская разведка. После того как было получено официальное согласие Н. С. Хрущева на обмен, "Ю. Дривс" и адвокат В. Фогель вступили в прямые переговоры с американцами через Д. Донована. Начался торг. Американцы прекрасно понимали, что кадровый разведчик-профессионал высокого класса Р. Абель «стоит» гораздо больше, чем простой, хотя и опытный летчик Пауэрс, и надеялись совершить выгодную сделку. Отчасти им это удалось. В обмен на Р. Абеля советская сторона, помимо Пауэрса, согласилась освободить Фредерика Прайера, американского студента из Йеля, арестованного за шпионаж в Восточном Берлине в августе 1961 года, и молодого американца Марвина Макинена из Пенсильванского университета. Он находился в тюрьме в Киеве, отбывая 8-летний срок за шпионаж, даже не подозревая, что его в скором времени освободят.

Надо думать, что организовать «довески» в виде этих двух молодых людей советской разведке было непросто. Несмотря на сердечные отношения со спецслужбами ГДР, ясно, что у них имелись свои виды на Прайера, и они пошли на немалую услугу, «уступив» его советской разведке. Да и с Макиненом не все было просто. Не случайно «торг» затянулся почти на два года.

10 февраля 1962 года к мосту Альт-Глинике, на границе ГДР и Западного Берлина, с одной стороны подошли три американские автомашины, в одной из которых находился Р. Абель. С другой — машины советских и восточногерманских представителей, которые привезли Ф. Пауэрса. Их сопровождал крытый фургон с радиостанцией. В нем на всякий случай укрывалась группа ГДРовских пограничников.

Как только по рации поступил сигнал о том, что у контрольно-пропускного пункта «Чарли» Прайер передан американцам, началась операция по главному обмену (Макинен был передан через месяц).

Официальные представители обеих сторон встретились на середине моста и завершили заранее обговоренную процедуру. Абель и Пауэрс были приглашены туда же. Офицеры подтвердили, что это именно те люди, которых они ждут. Молча обменявшись долгими пристальными взглядами, Абель и Пауэрс, окруженные своими товарищами, быстро направились каждый в свою сторону.

Пауэрса передали американцам в хорошем пальто, зимней пыжиковой шапке, физически крепким, здоровым. Абель же появился в каком-то серо-зеленом тюремном балахоне и маленькой кепочке, с трудом умещавшейся на голове. Но все это было неважно. Он был, наконец, свободен, среди своих друзей! Там же, в Берлине, его встретили жена и дочь. На следующий день счастливая семья улетела в Москву.

На прощание американцы поднесли Абелю последнюю пилюлю: ему был запрещен въезд в Соединенные Штаты. Но Абель возвращаться не собирался.

Последние годы жизни Вильям Фишер, он же Рудольф Абель, жил в Москве, продолжал работу во внешней разведке. Он скончался в возрасте 68 лет в 1971 году.

"Стефания" и "Сфинкс"

До конца 40-х годов Канада не имела собственной службы радиошпионажа. Но в 1947 году между США, Англией, Канадой, Австралией и Новой Зеландией было подписано соглашение о сотрудничестве и разделении обязанностей в сфере разведки. На этом основании в Канаде была создана спецслужба, получившая в целях маскировки название ОСНИС (Отделение связи национального исследовательского совета), на которую была возложена обязанность по сбору разведданных в Арктике. Первоначально она занималась слежением за радиообменом советских военных кораблей и самолетов в этом районе, а с середины 50-х годов — и перехватом радиосвязи разведки СССР.

С первых лет существования ОСНИС Агентство национальной безопасности (АНБ) США относилось к этой службе как к одной из своих структур и иной раз выражало недовольство малым объемом информации, поступающей от нее. Но и информация, перехватываемая самими американцами и англичанами через их посольства в Москве, не была удовлетворительной вследствие помех, создаваемых советской радиоконтрразведкой. Поэтому в 1971 году им понадобился новый пункт радиоперехвата, который не был бы известен русским. Лучшим мог быть пункт в здании канадского посольства в Москве. На первое обращение союзников канадцы отреагировали отрицательно: им не хотелось «марать» свое посольство. Тогда АНБ предупредило: если канадцы откажутся установить в здании посольства радиоперехватывающую аппаратуру, Канада будет лишена разведданных, которыми США и Англия по-божески делились с ней. Канадцам ничего не оставалось, как принять ультиматум.

На приобретение и установку оборудования требовались огромные деньги, выходившие за рамки бюджета спецслужбы. Выделение новых средств могло вызвать утечку данных об их предназначении, а ведь главное в этой операции, получившей название «Стефания», была ее конспиративность.

Американцы с пониманием отнеслись к трудностям канадцев и стали активно помогать денежными средствами и безвозмездной поставкой оборудования для перехвата. Однако АНБ потребовало убрать со всего оборудования серийные номера и другие признаки, свидетельствующие о том, что оно сделано в США.

Когда все было согласовано, возникли технические проблемы. Специально экранированных помещений, стенки которых защищали бы оборудование от утечки его излучений наружу, в посольстве не было. Начало работ по экранированию было бы замечено КГБ. Не было технической возможности и для экранирования каждого устройства в отдельности. Специалисты нашли выход: нужно разместить аппаратуру в большом, специально оборудованном сейфе.

Из Монреаля в Москву был доставлен огромный сейф с заранее проделанными отверстиями для проводов и креплений. Чтобы при осмотре русские не обнаружили странные отверстия, их закамуфлировали свинцовыми панелями.

Дипломатической почтой в Москву прибыла техническая «начинка» для сейфа, а также чаша телескопической антенны. Ее предварительно разрезали на 12 кусков по радиусам, как режут арбуз.

Когда все необходимое было доставлено, приступили к монтажу. Наружу выставлять антенну было нельзя, и ей нашли место на чердаке. Но оказалось, что она там не помещается. Пришлось выкопать яму в земле, насыпанной для теплоизоляции помещения, и с трудом укрепить там основание антенны.

Установили оборудование, подключили провода, операторы уселись на свои места, надели наушники, нажали на кнопки и… услышали шипение. Оказалось, что аппаратура, настроенная на перехват волн в СВЧ-диапазоне, не улавливает узконаправленных волн. Требовалось развернуть антенну и настроить приемник на нужную частоту. Это было не очень просто, так как антенну поворачивали только вручную, чтобы русские не зафиксировали гул работающего мотора. Один из операторов, взяв лопату, полез на чердак, где в полной темноте раскопал яму и поворачивал антенну до тех пор, пока не установил ее в оптимальном положении. При этом получилась комичная ситуация: из-за опасности подслушивания связь с оператором пункта перехвата нельзя было поддерживать ни по радио, ни по телефону, ни голосом, а только через посыльных, поэтому настройка длилась очень долго.

Но вот все трудности позади. Операция «Стефания» началась. В общей сложности она длилась три года. На месте информация просматривалась и анализировалась только для выявления признаков внезапного ядерного нападения СССР на Канаду и другие страны НАТО. Вся же остальная информация дипломатической почтой направлялась в ОСНИС, а оттуда в АНБ. На период визитов канадских политических деятелей в Москву работа станции перехвата прерывалась во избежание возможных дипломатических осложнений.

138
{"b":"6416","o":1}