ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1974 году АНБ заявило, что оно больше не нуждается в продолжении операции «Стефания», которая, как видно, не оправдала американских надежд. Оборудование станции перехвата было свернуто и вместе с операторами отправлено на родину. В деле «Стефании» есть одна забавная деталь. Вместе с магнитными пленками в штаб-квартиру ОСНИС стали поступать золотые вещи. Не зная их предназначения, вещи стали оставлять на складе ОСНИС для хранения до тех пор, пока не заявился один из сотрудников пункта радиоперехвата, заявивший, что это он таким образом переправлял из Москвы золото. Ценности контрабандисту были возвращены.

В 1975 году о существовании и функции ОСНИС было рассказано по канадскому телевидению. После этого ОСНИС переименовали СБС (Служба безопасности связи) и передали в подчинение министерству обороны. Служба продолжала активные операции против СССР, следствием которых, в частности, явилась высылка из Канады 16 советских дипломатов, обвиненных, по традиции, в "деятельности, несовместимой с их дипломатическим статусом".

В 1987 году СБС снова выполняла заказ своих американских и английских союзников. Требовалось выручить их из трудного положения, в котором они оказались в Москве.

Дело в том, что в 1986 году сотрудники американского и английского посольств в Москве стали замечать на соседних улицах подозрительный автофургон. Его появление совпадало с «зашумлением» частот, на которых работала аппаратура радиоперехвата в этих посольствах.

Так родилась операция «Сфинкс», задачей которой был радиоперехват, осуществляемый канадцами вместо своих союзников. К этому времени канадское посольство перебралось в новое помещение, и проблем с установкой радиоаппаратуры не возникло. Летом 1987 года канадцы начали круглосуточный перехват, чему объективно способствовали «перестроечные» трудности, возникшие в то время в системе КГБ.

Тайна ПЛ-574

1968 год. Холодная война в полном разгаре. Обе недружественные сверхдержавы следят за соперником всеми возможными способами — из космоса, с самолетов и морских судов, с помощью сети станций, разбросанных по всему миру. Не только следят, но и угрожают: дальние бомбардировщики и подводные лодки с ядерными ракетами на борту барражируют у самых границ соседа.

25 февраля 1968 года советская дизель-электрическая подводная лодка ПЛ-574 типа К-129, вооруженная ядерными торпедами и баллистическими ракетами, под командованием капитана 1-го ранга Владимира Кобзаря вышла в плавание со своей базы Рыбачий на Камчатке. Ее возвращение планировалось на 5 мая. 8 марта на контрольную радиограмму лодка не ответила.

В этот же день американским шпионским спутником была зарегистрирована яркая вспышка на поверхности Тихого океана примерно в 500 километрах к северо-западу от острова Гуам. Тщательно изучив запись, сделанную спутником, и проанализировав как официальные, так и полученные из космоса данные о нахождении судов в данном районе, аналитики ВМС и ЦРУ пришли к выводу, что взрыв произошел на борту иностранной подводной лодки, находившейся в подводном положении.

Что же произошло в Тихом океане?

Когда находящаяся в походе субмарина не вышла в назначенное время на связь, это не вызвало особого беспокойства: такие случаи бывали и раньше, и причин, не имеющих фатального характера, могло быть много. Но подлодка не ответила и на контрольную радиограмму, направленную штабом Тихоокеанского флота. А когда от ПЛ-574 не поступило донесение о занятии района боевого дежурства, по флоту была объявлена тревога и на ее поиски вышла эскадра поисково-спасательных сил флота. Всего в этой операции участвовало 36 кораблей и десятки самолетов.

Еще раз напомним, что шел 1968 год. Все, что касалось действий ВМФ, а особенно того, что касалось катастроф и просто ЧП, было строго засекречено. Ни в одной советской газете не было сообщений об исчезновении субмарины, молчали об этом радио и телевидение.

Молчала об этом и американская сторона. Американские журналисты, цепляющиеся за каждый «горячий» случай, а особенно такой, как гибель подводной лодки, тоже как в рот воды набрали. Либо им ничего не сообщили, либо запретили говорить об этом.

Казалось, субмарина и тайна ее гибели навеки остались погребенными на дне Тихого океана, а о несчастных моряках будут вспоминать лишь матери и жены, получившие свидетельства "признать умершим".

Наблюдение за советской поисково-спасательной экспедицией и перехват радиообмена между участвовавшими в ней судами и самолетами дали возможность соответствующим службам ЦРУ подтвердить точные координаты гибели подводной лодки.

Постепенно поисково-спасательные работы на месте предполагаемой гибели лодки сошли на нет. Спасательная экспедиция вернулась на место постоянной дислокации. В конце марта 1968 года разведка ВМФ получила сведения, что в порт Йокосука прибыла американская атомная подлодка «Свордфиш». В начале марта эта лодка находилась в том же районе, что и ПЛ-574, и в японский порт зашла с поврежденными перископом, рубкой и носовой частью. Во время ее ремонта принимались чрезвычайные меры безопасности, к ремонту привлекался только американский персонал. Так появилась версия о столкновении под водой. Однако истинные причины гибели лодки так и остались невыясненными.

В район, где проводились поиски, через пару месяцев прибыл оснащенный новейшей техникой американский корабль, который длительное время буквально по дюйму изучал дно, нашел и сфотографировали затонувшую советскую субмарину. И опять никаких сообщений в американской печати.

ЦРУ и ВМС всесторонне обсудили вопрос о поднятии лодки. Помимо технической обсуждались юридическая и дипломатическая стороны вопроса. В оправдание права на подъем лодки приводился такой довод: советская сторона не объявила о гибели судна и не приняла попыток поднять его со дна океана.

Идея пиратским способом заполучить чужую подводную лодку сначала даже ошеломила начальника ЦРУ Хелмса, но, поразмыслив, он решил посоветоваться с президентом Никсоном. Тот, никогда не стеснявшийся проникать в чужие секреты даже своих соотечественников (вспомним "Уотергейт"), дал свое согласие на проведение операции, которая получила кодовое название "Проект Дженифер".

Чуть ли не ежедневно на дне морей и океанов оказываются большие и маленькие суда и суденышки. За время существования человечества их, по некоторым подсчетам, скопилось более миллиона. ПЛ-574 ничем выделялась среди других субмарин, не имела технических новинок, была далеко не новой. Почему же именно она так заинтересовала секретное ведомство США?

Скажем прямо, что сама лодка не представляла интереса для ЦРУ. Только одно нужно было разведчикам: хранящиеся на борту шифровальные книги, с помощью которых можно было раскрыть шифры радиообмена, в частности направление "берег — подводная лодка — берег", прочитать весь радиоперехват, накопленный к этому времени, и таким образом проникнуть в организацию шифрованной связи ВМФ СССР.

И хотя переговоры, которые велись к моменту гибели подлодки, устарели и могли иметь, казалось бы, только историческое значение, заполучение шифров было бы очень важным. Это позволило бы определить основные принципы разработки шифров в конце 1960-х годов, а затем сопоставить их с данными перехвата 1973-го. Несмотря на то что шифры не остаются неизменными, это дало бы возможность при помощи новейших компьютеров отыскать направление создания новых шифров. Тогда можно будет попытаться дешифровать текущий радиоперехват.

Конечно, чем раньше был бы достигнут результат, тем лучше. Однако и у ЦРУ могут объявиться финансовые проблемы. Для поиска и подъема подводной лодки требовалось мощное, хорошо оснащенное судно.

Если бы ЦРУ само занялось созданием такого корабля, это не ушло бы от внимания и журналистов, и иностранных разведок. А тогда жди разоблачения и скандала. Поэтому к операции был привлечен американский миллионер Говард Хьюз, среди многочисленных увлечений которого были поиск и добыча со дна моря полезных ископаемых и кладов с затонувших в старину судов.

139
{"b":"6416","o":1}