ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В течение недели Эйхмана держали на конспиративной квартире. Его допрос продолжался — требовалось подтверждение того, что это действительно тот самый Эйхман. Нужно было получить и запротоколировать для будущего суда откровенные признания Эйхмана о его преступлениях, пока он находился в растерянности и не замкнулся. Тут проблем не было: Эйхман полностью «раскололся» и вовсю сотрудничал со следствием. Чтобы показать свою искренность, даже произнес еврейскую молитву, которой его научил один раввин.

Иногда у него начиналась истерика: то он боялся, что его сейчас расстреляют, то — что его собираются отравить, и требовал, чтобы пищу попробовал кто-нибудь из охранников.

Существовала опасность, что семья Эйхмана поднимет на ноги полицию, чтобы разыскать пропавшего мужа и отца. Но этого не произошло. Родные Эйхмана обзвонили все больницы, но с полицией не связывались: ведь пришлось бы объяснять, кто такой на самом деле "Рикардо Клемент". Однако известие о его таинственном исчезновении быстро распространилось среди укрывшихся в Аргентине нацистов. Некоторые из них поспешно покинули страну.

Самолет отправлялся в Израиль 20 мая, через 9 дней после захвата Эйхмана. Сам он уже подписал документ о добровольном согласии выехать в Израиль. Но это не давало гарантии, что при посадке на самолет он не поднимет шум и не позовет на помощь. Поэтому были предприняты дополнительные меры. Один разведчик ("член экипажа самолета") был помещен в больницу с "сотрясением мозга" в результате автоаварии. Его наблюдал врач — агент «Моссада». Утром 20 мая "больной почувствовал себя лучше", его выписали, выдали медицинское заключение и разрешение на вылет самолетом в Израиль. В документ внесли необходимые поправки и вклеили фотокарточку Эйхмана.

20 мая Харел развернул штаб прямо в кафетерии аэропорта Эзейза. Рядом с ним сидел его «писарь», который заполнял и выдавал фальшивые документы для безопасного вылета агентов. Самым трудным и сложным был вывоз Эйхмана. Нужно было пройти таможенный и паспортный контроль и проверку службой безопасности аэропорта. Перед вылетом Эйхмана переодели в форму сотрудника «Эль-Аль» и сделали успокаивающий укол. Теперь он плохо воспринимал происходящее, но мог передвигаться, поддерживаемый с двух сторон.

К служебному входу на территории аэропорта подъехали три автомашины. Сидевшие в одной из них разведчики, одетые в форму «Эль-Аль», изображали подвыпивших гуляк, один из которых был еще настолько пьян, что не мог передвигаться самостоятельно. Удивленному охраннику шофер рассказал, что в машине запасной экипаж, которому не придется вести самолет, и что летчики всю ночь гуляли по злачным местам Буэнос-Айреса. Документы никто не проверял.

"Запасной экипаж", поддерживая "самого пьяного", поднялся по трапу и занял места в салоне первого класса. Эйхман оказался на борту самолета вместе с почетными гостями во главе с министром образования Израиля Аббой Эбаком, участвовавшим в юбилейных торжествах. Самолет вырулил на взлетную полосу и взмыл в воздух. Только теперь экипажу самолета сообщили, что за пассажир находится на борту. Полет продолжался 22 часа. Врач обследовал Эйхмана и убедился, что укол ему не повредил. Эйхман даже позволил себе выразить восхищение работой израильской разведки: "Мой захват был удачной охотой и осуществлен безукоризненно с профессиональной точки зрения… Я позволяю себе судить об этом, потому что кое-что смыслю в полицейских делах".

Об аресте и благополучной доставке Эйхмана под громкие аплодисменты депутатов на заседании кнессета объявил премьер-министр Бен-Гурион.

Суд над Адольфом Эйхманом начался 11 апреля 1961 года. Он был признан виновным в преступлениях против человечества, приговорен к смертной казни и повешен 31 мая того же года.

Похищение в Аргентине Эйхмана подняло в мире престиж «Моссада», но одновременно вызвало в Аргентине волну антисемитизма, что создало угрозу полумиллионному еврейскому населению в этой стране. Участились сообщения о насильственных действиях против евреев со стороны организации «Такуара», группы фашистского толка, которая включала сыновей и дочерей многих видных полицейских и военных чиновников.

1 июля 1962 года была похищена еврейская студентка Гарсия Сирота, на груди которой неофашисты вытатуировали знак свастики. Этот инцидент явился шоком для аргентинской еврейской общины. Израильские газеты опубликовали статьи с призывом к правительству Израиля "помочь нашим еврейским братьям" в Южной Америке. Харела не нужно было подстегивать. Он отдал приказ вывезти из Аргентины в Израиль молодых еврейских активистов для интенсивной подготовки в области самообороны. Руководил этой программой "Моссад".

P.S. Я вспоминаю эпизод из моей военной молодости. В 1944 году наша 39-я Гвардейская дивизия освободила концлагерь Майданек. К командиру полка обратился начальник продовольственно-фуражной службы: "На складе много мешков с мукой. Мы хотим взять десяток мешков". Командир полка разрешил, но на всякий случай послал врача — проверить, не отравлена ли мука. Через несколько минут врач прибежал бледный и растерянный: "Товарищ полковник! Это не мука. Это пепел от сожженных человеческих костей!" — (Прим. авт.).

Угнанный МИГ

В начале 1960-х годов советский самолет МиГ-21 находился на вооружении военно-воздушных сил Сирии, Ирака, Иордании, Египта. Израильская разведка также хотела заполучить этот самолет. Рассматривалось несколько вариантов: перехват самолета в воздухе и принуждение его к посадке в Израиле; внедрение своего агента в ВВС одной из арабских стран; подкуп арабского пилота, что представлялось непростым делом: летчики были элитной частью привилегированного воинского сословия в арабских странах… Но надо было попытаться!

Уроженец Египта армянин Джек Леон Томас, сам того не подозревая, стал работать на израильскую разведку. В поисках счастья молодой человек в 1956 году переехал из Каира в Бейрут, а затем в Западную Германию, где пытался заняться бизнесом. В 1958 году он подружился с молодым ливанцем по имени Эмиль, обеспеченным и щедрым, который всегда оплачивал его счета в ресторанах. Разговаривали о женщинах, бизнесе, политике. Томас не скрывал своей ненависти к египетскому президенту Насеру. Как-то раз Эмиль предложил Томасу крупную сумму денег и рекомендовал вернуться в Египет, чтобы помочь в свержении Насера. Томас согласился. Ему сказали, что он будет работать на одну из стран НАТО. На конспиративной квартире его обучили основам разведывательного мастерства. В конце 1958 года Томас выехал в Египет, устроился там и систематически выезжал в Европу для доклада своим "руководителям из НАТО". Однажды ему раскрыли, что он работает не на НАТО, а на израильскую разведку. Эта новость его не удивила: он давно уже догадывался об этом.

В одной из поездок Томас встретил молодую немку Кати Бендхов. Они полюбили друг друга, поженились, и она стала его курьером. Кроме них в группе Томаса работало еще несколько человек.

В 1960 году они получили задание: завербовать египетского офицера и предложить ему 1 миллион долларов за угон самолета Миг-21 в Израиль или на Кипр. Видимо, поторопились и попали не на того. Египетский офицер, христианин коптского происхождения, Адив Хан Карлос доложил командованию о сделанном ему предложении. 6 января 1961 года Томас был арестован вместе с другими агентами и после суда 20 декабря 1962 года повешен. Его жене удалось бежать.

Провал Томаса и его группы не обескуражил израильскую разведку. Она продолжала поиск в намеченном направлении. Разведка фиксировала и анализировала всю информацию, касающуюся летного состава Египта, Иордании, Сирии и Ирака, накапливала мельчайшие подробности об образе жизни и привычках этих людей.

В 1964 году произошло событие и обрадовавшее, и огорчившее руководителей разведки. Египетский капитан Аббас Хилми перелетел в Израиль на самолете советского производства. Но это был всего лишь тренировочный «Як», не представлявший интереса для разведки. Тем не менее капитану Хилми устроили горячий прием. Главное заключалось в том, что он показал пример своим товарищам. Его щедро вознаградили, перелет широко освещался и рекламировался средствами массовой информации. Хилми публично осудил вмешательство Насера в конфликт в Йемене, дал полезную информацию для досье израильской спецслужбы на египетских летчиков. Однако, несмотря на хорошую работу, полученную в Израиле, он не смог остаться там и настоял на переезде в Южную Америку. Хилми снабдили надежными документами и крупной суммой денег. Но ему не повезло. Оказавшись в Буэнос-Айресе, он совершил кучу ошибок. Начал с того, что отправил своей матери в Египет открытку с видом города. Открытка была перехвачена египетской контрразведкой, которая теперь знала о его местопребывании. В ночном клубе Аббас познакомился с одной египтянкой и сблизился с ней. Мало того, рассказал ей все о себе. Однажды египтянка пригласила его к себе домой, где его уже ждали агенты египетской разведки. На незадачливого любовника накинули мешок, доставили его в египетское посольство, а оттуда в большом сундуке под видом диппочты переправили на самолете в Каир. Там Хилми судили как изменника и расстреляли.

148
{"b":"6416","o":1}