ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Репутации «Амана» и «Моссада» — разведкам Израиля — был нанесен серьезный удар. Но «МиГ» был необходим как ключ к победе в новой войне.

Обрабатывая материалы прессы, радиоперехвата и агентурные сообщения, разведка узнала об иракском летчике Мунире Редфа, выходце из зажиточной семьи христиан-маронитов. Он прошел обучение в Советском Союзе и был пилотом наиболее совершенного в то время советского истребителя Миг-21. Специально подготовленные израильские агенты были направлены в Ирак с целью установить контакт с Редфа и его семьей.

На одном из приемов израильтянка, родившаяся в Америке, имеющая американский паспорт и выдававшая себя за американскую туристку, сумела не только заинтересовать, но и влюбить в себя Редфа, имеющего жену и двоих детей. Но вступить с ним в интимную связь в Ираке отказалась: "Только в Израиле", — обещала она. В очередной отпуск Редфа отправился в Париж. Оттуда он согласился слетать со своей возлюбленной в Израиль. Когда «американка» принесла ему фальшивый паспорт, он почувствовал, что дело неладно, но уже не смог остановиться.

В Тель-Авиве Редфа встретили как VIP — "очень важную персону". Его отвезли на авиабазу, где офицеры «Моссада» и «Амана» сделали важное предложение: за угон «МиГа» он получит 1 миллион долларов и убежище для всей семьи.

Ему организовали встречу с командующим ВВС Израиля генералом Мордухаем Ходом, во время которой летчик убедился в том, что израильтяне знают все о военно-воздушных силах Ирака. Ему называли имена летчиков, советских инструкторов, в деталях описывали аэродромы, командные посты и условия жизни летного состава.

Подавленный всем виденным и слышанным, ободренный обещанием 1 миллиона долларов, ласками «американки» и ожиданием богатой и беззаботной жизни, Мунир Редфа дал свое согласие. С ним были согласованы дата и маршрут побега, а также условия связи; на его счет в швейцарском банке положена крупная сумма денег. Так началась "Операция 007".

Несколько дней спустя вместе с «американкой» Редфа через Париж вернулся в Багдад. Там его встретили спокойно, никто ни о чем не подозревал.

Сначала из Ирака была вывезена семья летчика, в чем, по просьбе «Моссада», принял участие слуга-еврей, долгие годы живший в семье Редфа.

Один из руководителей израильской разведки вылетел в Вашингтон, где обрадовал своих американских друзей известием о том, что вскоре они получат доступ к самолету, с которым давно хотели познакомиться, чтобы получить представление о боевых возможностях «МиГа». После этого "Операция 007" вступила в решающую фазу. Все было расписано поминутно и согласовано с израильскими средствами ПВО, чтобы они ненароком не сбили иракский самолет. 15 августа 1966 года Редфа через Иорданию пролетел на «МиГе» по заранее намеченному маршруту и совершил посадку на авиабазе на юге Израиля.

Израильтяне и американцы получили современный советский боевой самолет. Мунир Редфа и члены его семьи приобрели новые имена и солидный куш. Иракские военнослужащие, допустившие бегство Редфа, понесли суровое наказание. «Американка» вернулась в Израиль и, вероятно, была хорошо вознаграждена (данных об этом у нас нет).

Израильская разведка резко повысила свой «рейтинг» в глазах американцев и других представителей Запада, понизившийся было после гибели Томаса, Хилми и ряда других провалов.

Катера, «Миражи», Энтеббе

Пожалуй, три пятилетия — с 1969 по 1984 год — можно отнести к наиболее удачливому периоду существования израильских спецслужб. Проведенные в эти годы операции в совокупности заслуживают того, чтобы быть отмеченными в нашей книге.

К концу 1960-х годов, когда Израиль уже добился успехов в области ядерной технологии, встал вопрос о способах доставки ядерного заряда к цели. Среди прочих обсуждался проект по созданию ракеты морского базирования. Составной частью военно-морского флота являются ракетные катера, которых Израиль не имел. Катера закупили во Франции, полностью оплатив их стоимость. Но вскоре после войны 1967 года президент де Голль ввел эмбарго на поставки оружия в Израиль, в том числе запретил и вывоз в Израиль уже закупленных боеприпасов, самолетов и ракетных катеров.

Израильские спецслужбы и командование ВМФ возмутило то, что пять ракетных катеров, закупленных ранее во Франции, попали под эмбарго и стоят на приколе в порту Шербура. Начались длительные дипломатические переговоры, но они зашли в тупик: французы не могли и не хотели менять решение президента. В ход вступили спецслужбы. В конце 1969 года в Шербур были направлены агенты, которые хорошо изучили все слабые места в охране порта, расположение постов, время смены караулов и т. д. Затем под видом туристов во Францию прибыло несколько десятков израильских военных моряков. Чтобы в случае провала избежать обвинения в шпионаже, они захватили с собой израильскую военно-морскую форму.

В канун Рождества 1969 года, когда охрана порта расслабилась, прибывшие ранее агенты сумели незаметно провести моряков на катера. К счастью для участников рейда, все катера были в полной исправности и имели необходимый запас горючего.

Руководители операции имели при себе полное документальное обеспечение, подтверждающее права Израиля на эти катера.

Катера без помех покинули акваторию порта и вышли в открытое море. 3 тысячи миль они проделали тоже без помех и вошли в порт Хайфа под восторженные крики толпы. Израильская разведка не стала делать секрета из своего участия в этой операции.

В адрес Израиля, конечно, сразу же посыпались обвинения, но дело было сделано, и изменить уже никто ничего не мог.

Удача сопутствовала израильской разведке и в другой, проведенной в Швейцарии, операции по приобретению технической документации фирмы, производящей двигатели для французских "Миражей".

Военный атташе Израиля в Париже полковник Дон Сион познакомился со швейцарским инженером Альфредом Фрауенкнехтом, у которого существовали комплексы: недовольство начальством, симпатии к Израилю после шестидневной войны и потребность в деньгах на содержание любовницы.

По наводке Дон Сиона инженером занялась израильская разведка. Вскоре ей удалось убедить его передать Израилю полный комплект чертежей двигателя для самолета «Мираж». Ему обещали 1 миллион долларов, но успели передать только 200000. Инженер деньги брал, но говорил, что помогает Израилю только из идеологических соображений.

Фрауенкнехт встречался с израильскими разведчиками в ресторанах и отелях и передавал им чертежи сначала в натуральную величину, но затем стал фотографировать их и даже привлек к этой работе свою племянницу.

Швейцарская контрразведка засекла шпиона и арестовала его. Он сразу же во всем сознался. 23 апреля 1971 года швейцарский суд признал инженера виновным в шпионаже и приговорил его… к одному году лишения свободы, проявив «уважение» к его мотивам.

Год спустя Израиль стал выпускать новый самолет «Нешер», на котором стоял двигатель, сделанный с использованием технологий французских «Миражей», а 29 апреля 1975 года было продемонстрировано самое последнее достижение — истребитель «Керир», почти полная копия "Миража".

Давно выпущенный из заключения Фрауенкнехт приехал в Израиль, чтобы полюбоваться первым полетом самолета, который он считал детищем своих рук. Однако израильская разведка отвернулась от своего блестящего, но незадачливого партнера, сделав вид, что не знает его. Ему даже не оплатили авиабилет Женева — Тель-Авив — Женева. Но обиду ему было высказывать некому.

Наконец, еще одну операцию, вошедшую в историю разведслужб, израильтяне провели в 1976 году.

27 июня в угандийском аэропорту Энтеббе совершил посадку французский авиалайнер, захваченный террористами. Самолет авиакомпании "Эр Франс" направлялся из Тель-Авива в Париж, когда был захвачен в воздухе двумя террористами из Народного фронта освобождения Палестины и двумя членами международной террористической банды Баадер — Майнхоф. На борту находилось 250 пассажиров, в том числе 82 израильтянина. Террористы решили взять в заложники только граждан Израиля, отпустив остальных, и потребовали освобождения 40 арестованных террористов.

149
{"b":"6416","o":1}