ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И все же операция провалилась. В январе 1985 года высокопоставленный чиновник Еврейского агентства Иегуди Доминиц дал интервью малоизвестному журналу «Некудах» ("Точка"), в котором раскрыл подробности операции по переправе эфиопских евреев. 400 иностранных журналистов поняли это как сигнал, разрешающий публикации на эту тему. Они полились сплошным потоком, и власти вынуждены были прекратить операцию. Разразился мировой скандал. Арабские государства и лидер ООП Ясир Арафат заклеймили Нимейри как предателя, который способствовал сионистам в укреплении их армии.

5 января 1985 года правительство Судана информировало Вашингтон, что выезд евреев из Судана через Хартум должен быть прекращен немедленно. Эфиопия закрыла границу с Суданом на том основании, что Нимейри и Израиль похищают "фалашей".

В Судане оставалось еще около тысячи «фалашей». Под давлением США и в результате личного вмешательства Джорджа Буша-старшего 28 марта 1985 года Нимейри разрешил посадку на одном из пустынных аэродромов шести американских «Геркулесов», которые подобрали оставшихся евреев и перебросили их прямо в Израиль. Вскоре Нимейри был свергнут в результате военного переворота и бежал в Каир, где нашел убежище. Его, а также других его сторонников, в том числе Абу Таеба, заочно предали суду по обвинению в коррупции, получении взяток от ЦРУ и «Моссада», сотрудничестве с израильским врагом.

В Эфиопии так и остались 10 тысяч «фалашей», которые не смогли или не захотели покинуть родину.

Захват Вануну

С момента получения независимости глава Израиля Бен-Гурион мечтал о том, чтобы сделать свою страну ядерной державой. Первый шаг к этому был сделан в 1955 году, когда по инициативе президента США Д. Эйзенхауэра Израиль получил небольшой атомный реактор мощностью 5 мегаватт. Он был слишком мал, чтобы на нем можно было создать что-либо, имеющее военное значение, и к тому же регулярно инспектировался американцами.

Министр обороны Перес, действуя как дипломат, разведчик и торговец оружием, сумел приобрести у Франции атомный реактор мощностью 24 мегаватта. В самом Израиле перспектива создания ядерного оружия была встречена неоднозначно. Семь из восьми членов ядерной комиссии подали в отставку, протестуя против этой идеи. Но все же ядерная программа начала осуществляться в обстановке строжайшей секретности.

До сих пор ответственность за добывание за рубежом научной и технической информации лежала на «Амане» и «Моссаде», но в 1957 году Перес создал независимую секретную службу во главе с Беньямином Бламбергом, скромно названную вначале "Бюро специальных задач", а затем "Бюро научных связей" (аббревиатура на иврите "Лакам").

Существование «Лакама» было столь секретным, что оно скрывалось даже от других израильских спецслужб и главы «Моссада» Исера Харела, который позже писал: "Это была тайная организация, построенная на конспиративных началах, созданная обманным путем". Главной задачей «Лакама» стала защита проблемы реактора от информационных утечек.

Для реактора выбрали место в самом центре пустыни Негев — между Мертвым морем и оазисом Беэр-Шева, где, согласно Библии, отдыхал Авраам.

Поскольку французы помогали в установке реактора, они направили туда своих агентов. Один из них, выступая под личиной священника, разговорился с местным мэром, который не мог не похвастаться тем, что рядом строится реактор. Болтовня мэра была доведена до сведения руководства французской разведки, та информировала израильтян, и «Лакам» принял решение распространять легенду о строительстве в близлежащем городке Димона текстильного комбината.

Но в 1960 году самолет-разведчик У-2 сфотографировал объект, и американские аналитики без труда определили его предназначение. С этих пор вокруг городка Димона активизировалась американская агентура, а политики стали выражать озабоченность. Американская и британская пресса сообщали, что Израиль работает над созданием атомной бомбы. Проявил беспокойство и генерал де Голль. 21 декабря 1960 года Бен-Гурион с трибуны конгресса США был вынужден заявить, что реактор строится лишь в мирных целях.

Однако все было наоборот. Не ограничиваясь обеспечением безопасности и секретности, «Лакам» в координации с другими израильскими спецслужбами, занялся поиском и приобретением компонентов, необходимых для производства атомной бомбы. В качестве советников по науке в посольства Израиля назначались сотрудники «Лакама», израильские ученые, выезжающие за рубеж, также должны были выполнять его просьбы, а точнее — задания. Иногда им прямо предлагалось похищать нужные материалы, тайно фотографировать их.

"Лакаму" удалось добиться успеха в Норвегии: она согласилась секретно поставить Израилю 21 тонну "тяжелой воды" (произведенной тем самым заводом, который поставлял дейтерий гитлеровской Германии и был взорван английскими диверсантами в годы Второй мировой войны). Как только поставка "тяжелой воды" была гарантирована, «Лакам» начал поиски урана.

Этим занялся агент «Лакама» Шапиро, создавший в США корпорацию «Нумек», или "Ядерные материалы и оборудование". Эксперты американской комиссии по атомной энергии не смогли доказать, что через «Нумек» шла утечка урана за рубеж, но в ходе официальных проверок, длившихся 15 лет, удалось обнаружить пропажу 587 фунтов высокообогащенного урана — количества, достаточного для изготовления 18 атомных бомб.

В ноябре 1968 года в ходе совместной операции «Моссада» и «Лакама» Израилю удалось получить 200 тонн уранового сырья. Оно было погружено в Антверпене на пароход "Шеерсберг А", который плавал под либерийским флагом и, согласно документам, направлялся в Геную. Но там он не появился и вообще исчез… Где-то между Кипром и Турцией он встретился с израильским грузовым судном. А когда через две недели "Шеерсберг А" пришвартовался в турецком порту Искандерон, урана на нем уже не было. На самом деле "Шеерсберг А" принадлежал «Моссаду» и действовал по его заданию.

Большое количество уранового сырья при посредничестве «Моссада» было получено из ЮАР.

Реактор в Димоне хорошо охранялся и был окружен плотной системой противовоздушной обороны. В июне 1967 года одной из ракетных батарей даже был сбит израильский самолет, возвращавшийся с боевого задания в Иордании и сбившийся с курса.

Каждый сотрудник Димоны тщательно проверялся перед приемом на работу, а затем давал подписку о неразглашении секретов, в которой содержалась ссылка на то, что за нарушение этого обязательства, в том числе за разглашение секретов своим коллегам по работе, он может получить до 15 лет тюрьмы. Иностранцы просто не подпускались к объекту. Даже резидент ЦРУ в Израиле, ехавший на своей машине в сторону объекта, был задержан экипажем следившего за ним вертолета. Ему предложили повернуть обратно.

И все же утечка произошла. Виновником стал Мордухай Вануну, бывший технический специалист ядерного центра.

Вануну родился в Марокко в 1954 году в большой еврейской семье, которая выехала в Израиль в начале 1960-х годов с тайным потоком эмигрантов, организованным «Моссадом». Поселились в селении Беэр-Шева, в пустыне Негев, Вануну служил в армии, затем учился на физическом факультете университета, но был отчислен за неуспеваемость. В 1975 году по объявлению о наборе "учеников техника", поступил на курсы, а в 1976 году после собеседования с офицерами безопасности и проверки его политических взглядов был принят на работу в ядерный центр. К работе приступил лишь в 1977 году, после прохождения дополнительного курса ядерной физики и химии и, видимо, проверки.

С самим Вануну за годы работы произошли изменения. Он оторвался от семьи и ее религиозных устоев, изменил отношение к арабам. Раньше он считал, что к ним нужно подходить жестко, но после кровавого вторжения Израиля в Ливан в 1982 году стал поддерживать лозунг "Прекратить угнетение арабов!"

153
{"b":"6416","o":1}