ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Доказательств о намерениях американцев теперь было более чем достаточно. Во всяком случае несомненно, что немцы клюнули на приманку. Они перебросили в Эльзас новые войска и приняли различные меры, свидетельствовавшие о том, что они ожидают наступление с той стороны, откуда оно так никогда и не состоялось. Это подтвердили не только показания германских пленных, взятых позже, но и признания, которые после перемирия немецкие офицеры делали офицерам американской разведки.

Еще до начала наступления американская разведслужба получила подтверждение того, что "эльзасская хитрость" удалась. У французов была женщина-агентесса, владелица замка, расположенного в горах Эльзаса по ту сторону границы. В ясную погоду с вершины Гартсманвейлеркопф в сильный бинокль можно было разглядеть не только замок, но и развешанное на балконе для просушки белье. Оно развешивалось в определенном условном подборе и порядке. Таким образом французы узнали, что немцы перебросили из Мюльгаузена одну дивизию и расположили ее в тылу траншей, против которых, как предполагалось, должно было начаться американское наступление. Из других источников американцы узнали, что 13 августа 1918 года в этом районе была объявлена всеобщая тревога, что госпитали и банковские ценности были эвакуированы на другую сторону Рейна, а правительственные чиновники готовились к бегству.

Наступление же развернулось совсем в другом месте.

Эйфелева башня на службе разведки

Накануне Первой мировой войны французам удалось вскрыть военные и дипломатические шифры Германии и Италии. Французская военная криптографическая служба (Комиссия по военным шифрам) под руководством Франсуа Картье имела возможность читать германские шифрорадиограммы, которыми немцы обменивались во время маневров. Кроме того, агентура, дезертиры из германской армии и лица, завербованные в Иностранный легион, постоянно снабжали комиссию информацией.

Таким образом, Франция оказалась лучше остальных держав подготовленной к радиовойне.

В начале войны французские радиостанции перехвата находились лишь в трех специальных пунктах и в больших крепостях. К тому же немцы на своей территории пользовались телеграфными линиями. Поэтому материала для дешифровки было немного. Но когда немцы вторглись на французскую территорию, им пришлось перейти на радиосвязь, и возможности радиоперехвата возросли. А когда к пунктам перехвата добавилась Эйфелева башня, они стали почти безграничными. Немецкие радиограммы ложились на стол Картье почти одновременно с тем, как они докладывались германским генералам. Более 100 миллионов слов перехватили за годы войны сотрудники Комиссии.

По характеру и частоте переговоров, даже не расшифровывая их, научились различать рода и боевые порядки войск, уровни штабов, подготовку противника к наступательным действиям и т. д. Но, естественно, значительно больше информации давала расшифровка радиопередач.

Был, например, вскрыт шифр немецких подводных лодок. Вскоре радиопеленгаторы засекли передачи шпионской немецкой радиостанции, разместившейся в городе Науне на берегу Средиземного моря. Она сообщала немецким подводным лодкам маршруты и время выхода французских судов из Марселя. Не составляло особого труда найти и обезвредить эту радиостанцию. Но французы поступили иначе. После перехвата шпионских шифротелеграмм их направляли для расшифровки, на что требовалось не более часа. Затем их содержание сообщалось начальнику марсельского порта. У него оставалось время, чтобы изменить расписание рейсов и ввести немцев в заблуждение. Судам, которые уже вышли в море, давали распоряжение об изменении курса.

Своими достижениями французы делились с главным союзником — Великобританией, отправляя туда многие из вскрытых кодов Германии. Однако англичане не всегда отвечали взаимностью. Был случай, когда, имея возможность предупредить французов об угрозе торпедирования их катера, англичане не сделали этого, а руководитель военно-морской разведки Холл заявил: "Лучше потерять корабль, чем рисковать тем, что о существовании нашей крипто-аналитической службы стало бы известно немцам".

Угроза провала всегда существовала для работников криптографической службы. Например, благодаря дешифровке немецких переговоров французы узнали о предстоящем визите в город Тилт (Бельгия) кайзера Вильгельма и организовали бомбежку как раз в момент прибытия кайзера. Об этом событии известила французская газета «Матэн», не забыв упомянуть и об источнике информации. Это был удар по своим, удар ниже пояса. Немцы моментально перешли на новую шифросистему. Только из-за небрежности немецких шифровальщиков систему удалось вскрыть всего через месяц.

Вообще, немецкие связисты далеко не всегда были скрупулезны в исполнении своих обязанностей. В первые месяцы войны, опьяненные легкими победами и утомленные однообразной работой по зашифровке, они начали передавать многие сообщения частично открытым текстом. Иногда французы специально провоцировали их, якобы готовясь перейти в контрнаступление, чтобы немцы включали в открытые тексты необходимые французским криптоаналитикам слова. Часто связисты ленились менять стереотипные фразы вроде "ночь прошла спокойно", "потерь нет" и т. п. В качестве проверочных сообщений немцы, вводя в действие новую шифросистему, нередко использовали одну и ту же пословицу: "Ранней пташке достается червяк", аналогичную нашей: "Кто рано встает, тому Бог подает". Все это лило воду на мельницу французских криптоаналитиков.

Комиссия оказывала помощь МИДу в чтении дипломатической шифропереписки на линии Берлин — Мадрид. Именно в результате радиоперехватов французские спецслужбы узнали о немецком агенте H-21, легендарной Мата Хари. Как известно, она была арестована, судима и расстреляна 15 октября 1917 года, хотя достоверных данных, оправдывающих столь суровый приговор, у суда не было…

Самым большим достижением французских дешифровальщиков стало предупреждение командования о "последнем решительном" наступлении немцев на западном фронте, которое они развернули 7 июня 1918 года. Французы сумели вовремя перестроить резервы, и немецкое наступление захлебнулось. До конца войны оставалось пять месяцев, и немцы так и не смогли оправиться от своего провала.

Летите, голуби…

Во время позиционной войны на Западе в 1914–1918 годах линия фронта была столь плотной, что пересечь сплошную полосу окопов разведчики практически не могли. Поэтому французские разведки забрасывали своих агентов в немецкий тыл либо через нейтральные страны (Швеция, Швейцария, Дания), либо через не оккупированную немцами Голландию, хотя ее граница с оккупированной Бельгией тоже тщательно охранялась. А именно Бельгия больше всего интересовала военную разведку союзников.

Стремительнее развитие авиации и мастерства пилотирования позволили начать заброску агентов с помощью самолетов, которые высаживали их, а затем в назначенный срок прилетали за ними. Но и зенитчики, и контрразведчики немцев действовали достаточно умело, и от этого способа заброски агентуры в массовом порядке пришлось отказаться. Тогда приступили к заброске на парашютах. Агента спускали совершенно бесшумно, в той местности, где он постоянно жил.

Но основное в разведке — связь. Донесения надо было доставлять туда, где их ждут, а главное — вовремя. У французской разведки родился план грандиозной операции по использованию для этой цели почтовых голубей. Обученные обращению с почтовыми голубями агенты брали с собой до шести штук, а затем отпускали по одному со срочными донесениями. После отправки последнего голубя агенту приходилось изворачиваться на свой страх и риск. Он или попадал в лапы к немцам, или окольными путями пробирался в Голландию.

Но началось и «безадресное» использование голубей. Самолеты сбрасывали их в большом количестве. Для этого использовали небольшие корзинки, вмещавшие пару голубей; прикрепленные к шелковым парашютикам, они плавно опускались на землю. В каждую корзинку, помимо корма для птиц, вкладывали письменные указания, как обращаться с ними, вопросники для заполнения, образчики существенно важных сведений, французские деньги и всегда — листовки и брошюры, призывы к жителям оккупированных районов собирать и передавать сведения. Это были пламенные воззвания к патриотизму людей, испытывающих нищету голод и унижения со стороны немецких оккупантов.

32
{"b":"6416","o":1}