ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот образец такого обращения:

"Сопротивление немцев резко ослабляется атаками союзников, которые уже освободили часть французской земли. Для продолжения своего наступления союзники должны быть хорошо осведомлены о расположении неприятеля и о его намерениях. Ваш долг как патриотов, находящихся среди неприятельских войск, оказать эту услугу союзникам.

Вам, быть может, придется рискнуть жизнью; но подумайте о союзных солдатах, которые так доблестно сражаются и жертвуют жизнью во имя вашей свободы. Присылкой сведений вы окажете своему отечеству неоценимую услугу и поможете приблизить конец войны.

Мы сумеем вознаградить вас, когда наступит мир, а у вас навсегда останется сознание того, что вы действовали как добрый патриот. Немцам не удастся сломить мощь союзников. Они не смогут помешать нам добиться победы и навсегда уничтожить этот подлый народ, являющийся врагом рода человеческого".

О масштабах проведенной операции свидетельствуют такие факты, что в местах весьма отдаленных от линии фронта, немецкая контрразведка нашла множество корзинок с мертвыми голубями. В тылу только одной немецкой части были найдены в декабре 1917 года 63 корзинки с голубями, в январе 1918 года — 41 корзинка, в мае — 45. Но это была лишь ничтожная часть общего числа корзинок, сброшенных самолетами союзников. Голуби непрерывно летали над фронтом. И хотя попасть в летящего голубя может лишь очень меткий стрелок, все же немецким снайперам это удавалось неоднократно. Франция потеряла убитыми 20 тысяч голубей. И во всех случаях немцы утверждали, что голуби несли донесения большой военной ценности.

Эту систему сбора информации, носившую как будто стихийный характер союзники продолжали расширять до самого конца войны. Голубей забрасывали не только с самолетов, но и с помощью небольших воздушных шаров, снабженных оригинальным механизмом для отстегивания корзин с голубями. К шару прикреплялся небольшой деревянный крест, на концах которого висело по корзинке с голубями. В центре креста помещался ящик с элементарным часовым механизмом. Когда механизм срабатывал, парашюты с корзинками отстегивались, а из оболочки шара выпускался газ. На каждом шаре имелась надпись: "Это немецкий шар. Его можно уничтожить". Потом стали использовать фитиль — он поджигал шар после того, как корзины с голубями отделялись от креста.

На головы жителей местностей, расположенных за германской линией фронта, листовки сыпались непрерывно. Призывавшие к сотрудничеству с разведкой, они часто начинались словами: "Внимание! Добрый ли ты патриот? Хочешь ли ты помочь союзникам побить врага? Да!"… Далее шла инструкция, и заканчивалось воззвание словами: "Терпение и мужество! Да здравствует Франция! Да здравствует Бельгия! Да здравствуют союзники! За нашу Родину!"

Зимой 1918 года клетки с голубями сбрасывались даже в самых отдаленных пунктах Эльзаса и Лотарингии.

В одном из воззваний говорилось:

"К каждому патриоту Лотарингии! Доставив просимые нами сведения, ты окажешь неоценимую услугу и приблизишь конец войны. Когда наступит мир, мы сумеем наградить тебя, и ты сможешь гордиться тем, что действовал как добрый патриот!"

Видимо, упоминание о награде в обращении к жителям Лотарингии делалось с учетом их меркантильности и прагматизма, известных во всей Франции.

Немецкая контрразведка постоянно сурово карала тех, кто незаконно владел голубями. Свидетельством этому служит объявление, вывешенное еще 1 сентября 1915 года на севере Франции:

"Важное предупреждение.

Шахтер Поль Бюзьен из Льевена расстрелян 23 августа, на основании приговора военного совета, за хранение почтовых голубей.

В этой связи командующий армией обращается к гражданскому населению со следующим заявлением:

1. Тот, кто будет держать почтовых голубей, будет расстрелян.

2. Такое же наказание ожидает того, кто, обнаружив почтовых голубей или что иное, а также листовки неважно какого содержания, сброшенные с воздуха, будет их прятать или хранить, вместо того чтобы немедленно передать в руки ближайшего немецкого командования.

3. В случае, если будут иметь место смягчающие вину обстоятельства, наказанием может стать пожизненная каторга или лишение свободы сроком от 10 до 15 лет.

4. Всякие попытки провокации и пособничества тоже повлекут наказание".

Несмотря на все эти угрозы, бельгийские и французские патриоты не отказывались от широкого использования голубей.

После Первой мировой войны французские спецслужбы продолжали применять для связи голубиную почту. Они делали это в 1920–1930-х годах и даже во время Второй мировой войны. Долгие годы надзор за голубеводством осуществлялся во Франции министерствами обороны и внутренних дел. Он был отменен лишь в 1992 году.

Драмы Скапа-Флоу

Бухта Скапа-Флоу на Оркнейских островах у берегов Шотландии на протяжении первой половины XX века была ареной особо ожесточенного противостояния разведок и флотов Великобритании и Германии.

За несколько лет до начала Первой мировой войны в Англию было направлено несколько десятков немецких агентов. Накануне начала военных действий, в последнюю неделю июля 1914 года, их было 26. Среди них — резидент Штейнхауэр. Бывший частный детектив, служивший в американском агентстве Пинкертона и приобретший там некоторый опыт, Штейнхауэр обнаруживал тягу к сорению деньгами и к переодеваниям. Он ничего не смыслил ни в военной, ни в морской разведке, но был прирожденным шпиком, стяжавшим себе репутацию сносного сыщика. Человек он был настойчивый, подвижный, беззастенчивый. Перед войной он только что вернулся из Бельгии, где отдыхал на приморском курорте, выдавая это за "выполнение особо секретных заданий". Но он предчувствовал приближение войны и сразу же стал навещать своих агентов, которые не принимали всерьез его предсказаний о неизбежности войны. Прибыв на встречу с неким Кронауэром, Штейнхауэр, всегда искусный в контршпионаже, легко обнаружил полицейскую засаду. Ему удалось скрыться, вывернув наизнанку свое «двойное» пальто и применив другие средства маскировки. Он облегчил свою совесть тем, что послал Кронауэру и некоторым другим агентам шифрованное распоряжение готовиться к военным действиям.

Буквально за несколько дней до начала войны Штейнхауэр получил приказ съездить на север и обследовать возможные военные базы британского Большого флота. Переодевшись рыбаком и обманув приятеля, шотландского удильщика, Штейнхауэр отправился в Скапа-Флоу. Ловя здесь рыбу при помощи лески, имевшей узелки, он сделал промеры глубины и смог утвердительно ответить на вопрос германского морского министерства: могут ли крупные броненосцы британского флота базироваться на Скапа-Флоу.

Самым странным в этой миссии Штейнхауэра представляется то, что германское морское министерство так недопустимо долго медлило с обследованием бухты Скапа-Флоу. Еще в 1909 году германский и английский флоты начали готовиться к смертельной схватке. Но германская разведка почему-то ждала наступления "настоящего дня", иначе говоря, того дня, когда война в Северном море станет почти свершившимся фактом. Только теперь Штейнхауэр был отправлен обследовать естественную и почти неприступную базу Большого флота, который как раз тогда был мобилизован в ответ на сухопутные и морские приготовления Германии.

Выполнив задание, Штейнхауэр благополучно вернулся в Германию.

Прошли четыре года Первой мировой войны. Британский флот базировался в бухте Скапа-Флоу и ни разу не подвергся нападению немцев. В ноябре 1918 года капитуляцией Германии закончилась война, после чего, по приказу Союзного командования, весь германский военно-морской флот был разоружен и заперт в бухте Скапа-Флоу. Его ожидала печальная участь: быть разделенным между странами-победительницами.

Немецкие моряки с тоской наблюдали за тем, как будущие «покупатели», словно барышники на лошадиной ярмарке, осматривают и «ощупывают» их боевые корабли. Итальянцы, французы, японцы, даже греки и бразильцы собирались наложить лапу на спустивший свой флаг германский флот. У какого моряка не заноет сердце при виде такой картины?! И тогда немецкие офицеры решили: не бывать этому! В один прекрасный день, по приказу командующего эскадры, согласованному с экипажами всех кораблей, флаги были подняты, кингстоны открыты и в течение двух часов германский военно-морской флот оказался на дне бухты Скапа-Флоу, не доставшись никому!

33
{"b":"6416","o":1}