ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Заповедник потерянных душ
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Магия смелых фантазий
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Небесная музыка. Луна
Алмазная колесница
Принц Дома Ночи
Содержание  
A
A

На первой же встрече Кроми познакомил чекистов с Сиднеем Рейли; англичане настойчиво рекомендовали Шмидхену выехать в Москву и представиться Локкарту. Кроми вручил ему закрытый пакет с рекомендательным письмом. На следующий день Шмидхен и Спрогис были в Москве, а письмо лежало на столе у Дзержинского. Утром следующего дня чекисты явились к Локкарту. Письмо у него не вызвало сомнений, в нем упоминались детали, известные только ему и Кроми.

Шмидхен представился как бывший офицер, имеющий связь с латышскими стрелками и знающий их настроения: часть из них разочаровалась в советской власти и при первой же возможности готова перейти на сторону союзников.

После нескольких встреч, в ходе которых Локкарт проверял Шмидхена, он попросил Яна познакомить его с надежным человеком, занимающим командную должность в одной из латышских частей. Таким «надежным» человеком, по рекомендации Ф. Э. Дзержинского, стал Эдуард Петрович Берзинь, командир Латышского особого дивизиона, которому в то время была поручена охрана Кремля. Шмидхен свел Локкарта с Берзинем, и они стали встречаться самостоятельно. Теперь все зависело от мастерства Берзиня, его умения представить себя сторонником заговорщиков.

Одновременно с этим Шмидхен высказался за то, чтобы Локкарт вошел в прямой контакт с генералом Пулем, командовавшим войсками союзников в Архангельске (не путать с Дью Пулом), и обсудил с ним условия перехода на сторону союзников группы латышских стрелков на Архангельском фронте. Чекисты при этом исходили из того, что Локкарт, не имевший возможности лично встретиться с Пулем, поручит это Шмидхену и даст ему рекомендательное письмо. Так и случилось. На очередной встрече Локкарт вручил Шмидхену такое письмо, предварительно узнав его подлинное имя и вписав в текст. И Локкарт, и Кроми знали, что Шмидхен известен контрреволюционному подполью, и высоко ценили его в качестве конспиратора.

23 августа в помещении американского генерального консульства в Москве состоялось очередное совещание участников "заговора Локкарта". Председательствовал французский консул Гренар. Англичан представляли Рейли и Хилл. Американцев — генеральный консул Пул и представитель американских фирм в России Каламатиано. Присутствовал и французский разведчик, капитан 2-го ранга, Вертамон. Это был активный участник заговора, имевший больше всего надежных людей в Москве. В апреле 1918 года он уже проявил себя — уничтожил хлебные запасы, предназначенные для Германии, на элеваторах Украины.

Сидней Рейли (по поручению Локкарта) сообщил собравшимся, что подкупил за два миллиона рублей Берзиня — начальника кремлевской охраны. План Рейли заключался в следующем: 28 августа в Большом театре должно состояться чрезвычайное заседание ЦК партии большевиков (заседание потом было перенесено на 6 сентября). Охрану здания, как обычно, должны были нести латышские стрелки. Предполагалось, что с помощью Берзиня Рейли и его подручные арестуют членов ЦК, затем расстреляют Ленина, а других руководителей Советского государства отправят в тюрьму. Представителям союзников, присутствующим на совещании, было предложено, используя свои возможности, оказать содействие заговору путем шпионажа, распространения слухов, организации взрывов важных железнодорожных мостов вокруг Москвы и Петрограда, чтобы отрезать Советское правительство от всякой помощи из других районов.

30 августа 1918 года эсеры совершили покушение на В. И. Ленина. В тот же день в Петрограде был убит М. С. Урицкий. Следы преступления вели в здание английского посольства. Вечером 31 августа сотрудники ВЧК оцепили здание и попытались проникнуть в него. Кроми открыл огонь, убил одного из чекистов, а сам в завязавшейся перестрелке был убит.

В ночь на 1 сентября 1918 года в Москве большинство заговорщиков было арестовано. На конспиративной квартире задержали самого Локкарта. Но он предъявил дипломатический паспорт и был освобожден. В момент ареста ему удалось уничтожить записную книжку, где в закодированном виде имелся список сумм, затраченных на финансирование заговора.

Узнав о провале, некоторые главари заговора — Дью Пул и французский генконсул Гренар — укрылись в норвежской миссии. У ее ворот был задержан Каламатиано. Когда отвинтили набалдашник его массивной трости, то внутри обнаружили полость, в которой хранился шпионский шифр, расписки агентов, список агентурной сети из 32 человек. При обыске на его квартире была найдена добытая его агентами секретная информация.

В ноябре—декабре 1918 года заговорщики предстали перед судом Верховного революционного трибунала ВЦИК. В своем приговоре Трибунал признал установленной судебным следствием преступную деятельность дипломатических агентов Англии, Франции и США. Главных обвиняемых Локкарта, Гренара и Рейли, не явившихся на суд Трибунала, объявили вне закона. Шпионы Фриде и Каламатиано были приговорены к расстрелу, другие обвиняемые — к различным срокам тюремного заключения.

В кассационной жалобе защитники Каламатиано и Фриде обратились в Президиум ВЦИКа с просьбой смягчить меру наказания, причем высказали удивление, почему, мол, Шмидхен не привлечен к уголовной ответственности и избежал наказания.

Шмидхен, конечно, так и не оказался на скамье подсудимых. Ян Буйкис прожил долгую жизнь и покинул мир в 1970-х годах. Тогда же скончались Локкарт и Хилл. Каламатиано не расстреляли, только попугали, выпустив пули в воздух, и отправили через 3 года в Америку, где он и умер. Джордж Хилл в годы Второй мировой войны будет представлять в Москве службу МИ-6. Дью Пул станет экспертом госдепартамента по СССР, а во время "холодной войны" будет председателем Комитета свободной! Европы, финансируемого ЦРУ. Анри Вертамон доживет до 1963 года и погибнет под колесами грузовика. Судьба Фриде неизвестна.

Вскоре, после того как было закончено дело о заговоре Локкарта, возникло новое дело — о заговоре Поля Дюкса. Он был одним из активнейших сотрудников английской разведки, работал в России до 1917 года, ненадолго был отозван в Лондон. В ноябре 1918 года переброшен на советскую территорию, переодетый в крестьянскую одежду. Затем, снабженный поддельным удостоверением, превратился в сотрудника Петроградской ЧК Иосифа Аференко. С помощью своих связей легализовался и стал выдавать себя за английского социалиста, приехавшего в Советскую Россию якобы для сбора материалов с целью пропаганды в Англии необходимости признания Советской республики.

Дюкс поддерживал постоянную связь с резидентурой английской разведки, обосновавшейся в Териоках, на границе Финляндии и СССР. Он снабжал ее шпионской информацией, добываемой через свою прежнюю и вновь приобретенную агентуру в Петрограде.

За девятимесячное пребывание в Советской России Дюкс сумел сколотить разветвленную разведывательную и заговорщическую организацию. Руководимые Дюксом агенты из числа бывших офицеров проникали на ответственные должности в Красную армию и Военно-морской флот.

Самая активная деятельность Дюкса приходится на период похода Юденича на Петроград летом 1919 года. В числе агентов Дюкса к этому времени оказались люди, занимавшие высокие посты: начальник противовоздушной обороны Петрограда Лишин, инспектор артиллерии военного округа Лебедев, начальник оперативного отдела штаба Балтийского флота Эриксон и другие. Большинство из них были непосредственно завербованы ближайшим помощником Дюкса Бергом, начальником воздушных сил флота. В штабе Кронштадтской крепости и в порту на Дюкса работали начальник штаба Будкевич и помощник главного инженера порта Гринцай. Прямая связь с Юденичем поддерживалась через мичмана Рейтера, начальника радиостанции на острове Голодай.

При приближении войск Юденича агенты Дюкса устроили ряд вредительских и диверсионных актов: взрыв на Охтинском пороховом заводе, поджог склада взрывчатых веществ на станции Псков, неоднократно взрывали железнодорожные пути на линии Петроград — Псков. В автомобильном управлении 7-й армии действовала целая группа агентов во главе с Блером. Они провели в жизнь редкий по своей наглости план: объявили начальству, что вся автомобильная и мотоциклетная техника нуждается в срочном ремонте и замене частей и под этим предлогом разобрали на запчасти все автомашины и мотоциклы. Впоследствии Блер, старый английский агент, вспоминал: "…В течение 8 или 9 недель разрушительная работа была закончена, и к концу этого срока не осталось ни одной исправной машины, ни одного исправного мотоцикла. Все было обращено в горы частей, и никто не был способен вновь собрать разрушенные машины…"

35
{"b":"6416","o":1}