ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Один из высокопоставленных руководителей абвера генерал Р. Бамлер утверждал в своих воспоминаниях, что Канарис, по его словам, завербовал Франко без всякого труда через его адъютанта. Можно ли верить Канарису, а тем более Бамлеру? Скорее всего между Франко и Канарисом сложились не агентурные, а дружеские отношения, которые привели их к деловому сотрудничеству. Аналогичные отношения сложились у Канариса и с будущим генералом Санхурхо. В частных беседах Канарис говорил, что именно Санхурхо мог бы стать лучшим кандидатом на пост диктатора. Но Санхурхо, вылетевший в Мадрид в самом начале мятежа, не долетел до места назначения. Немецкий «юнкерс» с немецким экипажем взорвался в воздухе. Причина не была установлена. Видимо, это был один из методов устранения соперников.

Накануне мятежа состоялось несколько встреч Франко с крупным немецким виноторговцем Шпеером, проживавшим в Париже. Что, Франко задумал заняться торговлей вином? Нет. Шпеер был одним из представителей отдела внешней политики нацистской партии, который возглавлял Альфред Розенберг. О чем велись беседы в уединенном особняке на Канарских островах? Но после этих бесед на имя Франко был открыт текущий счет в одном из гамбургских банков. После этого Франко в сопровождении сотрудника абвера Зауэрмана прилетел с Канарских островов в Тетуан, где возглавил марокканские части и испанский Иностранный легион, первым поднявший мятеж.

Фашистский мятеж, по сигналу диктора мадридского радио, три раза повторившего фразу: "Над всей Испанией безоблачное небо", был поднят в ночь на 16 июля 1936 года в испанском Марокко и на Канарских островах. 17 и 18 июля к нему примкнули фашистские генералы, командовавшие воинскими частями в различных пунктах Испании.

Но в Мадриде, Барселоне и других городах очаги мятежа были мгновенно разгромлены. Матросы военного флота сохранили верность республике. Изолированным очагам мятежников грозил неминуемый разгром. Тогда германские и итальянские самолеты перебросили главные силы мятежников из Марокко в Испанию. В августе 1936 года, непрерывно получая вооружение из Германии и Италии, армии Франко и Мола четырьмя колоннами повели наступление на Мадрид. Именно тогда генерал Мола произнес свою знаменитую фразу, ставшую крылатой: "А в Мадриде нас ждет еще и пятая колонна!", имея в виду фашистских заговорщиков.

Генерал Бамлер в своих воспоминаниях превозносит значение адмирала Канариса, приписывая ему роль чуть ли не инициатора вмешательства Германии и Италии в гражданскую войну в Испании. "Канарису, — пишет Бамлер, — удалось после соответствующей обработки этих лиц (Гиммлера и других руководящих деятелей Германии. — И.Д.) получить согласие на военную и политическую поддержку Франко у самого Гитлера, которому он лично доложил об этом деле". Конечно, как руководитель абвера он играл роль и немалую, но в данном случае скорее исполнял роль "офицера связи" между Гитлером и Франко, Франко и Муссолини, а сотрудники абвера, прикомандированные к франкистам, добросовестно играли роль советников и проводников идей фюрера.

А Гитлер и Муссолини и без того знали, что им надо в Испании, в частности: приобретение нового союзника, исповедующего фашистскую идеологию; возможность с помощью Франко "запереть Гибралтарский пролив, с тем чтобы превратить Средиземное море во внутреннее итальянское"; зайти в тыл своему будущему противнику — Франции; использовать Испанию как плацдарм для будущего прыжка в Латинскую Америку; наконец, главная цель — поставить преграду исповедуемой Москвой идее мировой революции, развитию коммунистического и антифашистского движения. Не случайно мятеж начался тогда, когда возник и укрепился Народный фронт. Были и местные, частные цели: обкатка нового оружия, тренировка летчиков, артиллеристов и танкистов и т. д.

Поэтому ни Гитлера, ни Муссолини не надо было уговаривать. Наоборот, партийные, политические и военные разведки активно действовали по их указаниям.

Еще в 1934 году в Риме представителями испанской реакции было достигнуто согласие с Муссолини, который обещал предоставить вооружение и денежные средства крайне правым испанским силам.

В марте 1936 года, после победы Народного фронта, генерал Санхурхо (он должен был возглавить мятеж, но, как сказано выше, погиб в авиакатастрофе) и вождь Испанской фаланги (фашистская партия) Хиль Роблес отправились в Берлин, где в беседах с руководителями Германии и ее спецслужб окончательно уточнили детали участия фашистской Германии в будущем мятеже.

Чего по-настоящему добились Канарис и его абвер в период подготовки и хода мятежа? Тесного контакта между германской, итальянской и франкистской разведками; организации снабжения мятежников оружием: еще 6 февраля 1936 года нацисты начали переправлять в Испанию оружие для готовящегося переворота. Действовавший под псевдонимом "А.Э." агент абвера занимался снабжением пистолетами германского производства будущих участников "пятой колонны". По данным испанской полиции, следившей за ним, 9 июля 1936 года он продал 220 пистолетов, 12 июля — 60, а 14-го — 200 пистолетов.

Абвером была создана "Центральная контора ветряных двигателей" (ЦКВД) в качестве переправочной базы контрабанды оружием, которое, в частности, доставлялось из Германии в мешках под видом "молодого картофеля".

Но все это мелочи по сравнению с тем, что произошло после начала мятежа. Немецкая разведка только за период с 18 июля по 15 сентября организовала поставку из Германии 237 военных самолетов, а также военных строительных материалов на сумму 230 миллионов рейхсмарок.

С первых же недель так называемой гражданской войны, где, с одной стороны, вместе с испанскими фашистами сражались Германия и Италия, а с другой, вместе с республиканцами и бойцами Интернациональных бригад, — Советский Союз, Испания стала полигоном испытания новых видов оружия и тактических приемов, воспитания и стажировки в настоящих боевых условиях будущих генералов Второй мировой войны. Муссолини направил в Испанию 150 тысяч солдат, в том числе несколько дивизий, имевших опыт войны в Эфиопии. Гитлер направил Франко несколько сотен самолетов, значительное количество танков, артиллерии, средства связи и тысячи офицеров, которые обучали и организовывали франкистскую армию (в частности, он послал легион «Кондор» под командованием генерала Шперле, а позднее — генералов Рихтгофена и Фолькмана). Тот факт, что 26113 немецких военнослужащих были награждены Гитлером за заслуги в войне в Испании, свидетельствует о размахе германской интервенции.

Многочисленная агентура германской разведки действовала на территории республиканской Испании. Она осталась еще со времен Первой мировой войны и постоянно пополнялась в основном офицерами, эмигрировавшими из Германии, людьми искушенными в специфической подпольной деятельности, конспирации и организации заговоров. Они быстро установили контакты с реакционной частью испанского офицерского корпуса.

Помимо разведывательной работы немецкая агентура совместно со своими испанскими коллегами занялась диверсиями и террором. По приказу из Берлина они начали охоту за популярными деятелями республиканской Испании, главным образом руководителями компартии Долорес Ибаррури, Висенте Урибе, Педро Чека. Об этом стало известно от одного из захваченных агентов, и эти руководители были взяты под особую охрану.

Еще в июле 1936 года, вскоре после начала мятежа, в Мадриде была раскрыта крупная диверсионно-шпионская организация, возглавляемая германским шпионом Клаусом. В нее входило около 300 испанцев. Впоследствии выявлялись и другие группы, руководимые германской разведкой.

Среди операций германской разведки следует отметить одну весьма оригинальную. Они продали большую партию оружия… республиканцам. В одной из европейских столиц представители республиканцев ознакомились с образцами оружия и остались довольны. За оружие было уплачено наличными. С большими трудностями, преодолевая барьеры, воздвигнутые договором о «невмешательстве» в испанские дела, патриоты доставили оружие в Испанию. И только там выяснилось, что, кроме опытных образцов, все оно оказалось никуда не годным.

47
{"b":"6416","o":1}