ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вскоре началась и интрига, которая 23 мая 1941 года вылилась в директиву английской разведке МИ-6 приступить к осуществлению кампании дезинформации советского правительства с использованием "дела Гесса". Суть ее была в том, чтобы убедить СССР не идти ни на какие уступки Германии, так как в этом случае он может "потерять потенциальных друзей" и "остаться один на один с Гитлером". Подозрительное отношение Сталина к "потенциальным друзьям" после перелета Гесса в Англию еще более усилилось, причем именно к Англии, а не к Германии. Появление Гесса в Шотландии убедило его, что там ведутся переговоры, в ходе которых Черчилль втайне договаривается с Гитлером, намереваясь гарантировать ему невмешательство в случае нападения Германии на СССР.

Еще раз заметим, что пока еще никто не знает, о чем в действительности говорили с Гессом представители Черчилля. Правда, существует мнение, что именно после показаний Гесса Черчилль сообщил Сталину о предстоящем нападении Германии на СССР в середине июня, хотя есть и другие версии.

Гесс содержался под надежной охраной, тем не менее ему были созданы условия для переписки с женой. Она велась якобы без ведома Гитлера, но под контролем Гиммлера и Бормана. Письма Гесса жене приходили регулярно и по большей части касались личной жизни. В остальном их смысл был завуалирован, понять их было очень трудно. Они содержали намеки на какие-то разговоры с женой или третьими лицами в прошлом. Странно, что английские цензоры пропускали эти письма. А может быть, в этом нет ничего странного: тот, кому надо, все понимал в письмах, которые писались с участием английской разведки.

В деле Гесса есть еще одно загадочное обстоятельство.

Как бы то ни было — послал ли Гитлер Гесса в Англию, или это была его собственная инициатива, — Гитлер решил, что Гесса следует заставить замолчать. Фюрер пригласил к себе Гиммлера и адмирала Канариса и после некоторого колебания согласился с предложением Канариса убить Гесса в Англии.

Когда начальник гестапо и глава германской разведки покинули кабинет Гитлера, судьба Гесса была решена. Он должен был умереть, каким бы риском и трудностями это ни было связано.

Гиммлер вызвал Закса — эсэсовского генерала, который осуществлял связь с разведкой Канариса и позже сменил его, став начальником этой разведки. Закс получил ясный приказ: "Сумасшедшего Рудольфа осторожно обезвредить".

— Неужели вы думаете о его опасении, герр рейхсфюрер? — спросил Закс с недоумевающей улыбкой.

— Он должен исчезнуть, — ответил Гиммлер. — Он должен быть уничтожен, вы поняли?

Да, Закс все понял. Но задача была нелегкой. Где-то в Шотландии Гесса тщательно охраняли… Исключалась всякая возможность установить связь с теми немногочисленными германскими агентами, которые все еще могли быть в Англии на свободе. В то время даже генерал не знал, свободны ли они, или попали в руки английской контрразведки. Имелся лишь один способ выполнить приказ: послать убийцу, может быть, двух убийц. Даже Закс, для которого такие задания не были необычными, содрогнулся при мысли, какой неслыханный вызов они должны будут бросить английской Секретной службе.

За время продолжительного пребывания Гесса в английской тюрьме лондонские газеты не раз критиковали правительство за то, что оно продолжает сохранять атмосферу "смехотворной таинственности" вокруг несчастного заместителя фюрера. В газетах появлялись небылицы о том, как Гесс живет, что он ест, как слушает радио, ссорится со стражей…

Первые несколько месяцев Гесса не оставляли на одном месте дольше трех-четырех дней.

Английские агенты, находившиеся в Германии, не замедлили предупредить английскую Секретную службу о том, что генерал Закс намеревается предпринять в отношении Гесса решительные действия. Поэтому было решено всеми средствами спасти жизнь заключенного хотя бы для того, чтобы в дальнейшем он понес за свои преступления заслуженное наказание.

Из Дангивена Гесса перебросили в Мэрихилл Бэррекс в Глазго, где ему залечивали раны, которые он получил, вывалившись из «Мессершмитта». Затем он очутился в Драймене близ Лок-Ломонда. Вскоре решили сократить пребывание Гесса в Шотландии. Он под конвоем пересек всю Англию и остановился в Лондоне. Там он несколько дней провел в лондонском Тауэре. Несколько месяцев Гесса под большим секретом перевозили с места на место, пока Секретная служба не пришла к выводу, что опасность для его жизни со стороны германских агентов уменьшилась. Тогда Гесса интернировали в тюремном госпитале в Уэльсе, где он оставался до перевода в Нюрнберг.

Два немецких агента, Ваэлти и Дрюкке, направленные в Англию с заданием отыскать и убить Гесса, были захвачены и 6 августа 1941 года повешены в Виндсвордской тюрьме.

На Нюрнбергском процессе над главными немецкими преступниками Гесс среди главарей Третьего рейха сидел на скамье подсудимых и демонстрировал полную амнезию. Он был признан виновным по двум пунктам обвинения: "совместный план или сговор" по развязыванию войны и "преступления против мира", приговорен к пожизненному тюремному заключению и отбывал его в тюрьме Шпандау в Западном Берлине.

Двенадцать нацистских военных преступников были приговорены в Нюрнберге к смертной казни через повешение, а семеро — к различным срокам заключения, в том числе Гесс, Функ и Редер — к пожизненному. Было решено, что все узники Шпандау лишаются права называться по имени; им присвоили номера по порядку их выхода из автобуса. Так, Ширах стал № 1, Дениц — № 2, Нейрат — № 3, Редер — № 4, Шпеер — № 5, Функ — № 6, Гесс — № 7. Впоследствии Нейрат, Редер и Функ были освобождены по состоянию здоровья, у Деница, Шираха и Шпеера кончился срок заключения. Узник № 7 остался в тюрьме в полном одиночестве.

Полвека он провел в одиночной камере, первое время часто по ночам выл как волк, раздражая стражу и пугая других заключенных. С женой и сыном долго не хотел, а с внуками и вовсе отказался встречаться, не желая травмировать их.

Службу по его охране несли поочередно караулы, представлявшие главные державы-победительницы. У заключенного отбирали все вещи, которыми он мог нанести себе вред. Он почти никогда ни с кем не говорил о своем деле, но вот интересная деталь: своему адвокату он как-то сказал, что Гамильтона лично не знал, видел его только один раз при подготовке олимпиады в Берлине.

12 августа 1987 года перед выходом на прогулку (службу тогда нес американский караул, но сопровождал его английский охранник, с которым у Гесса существовала взаимная неприязнь, и заключенный № 7 не раз просил, чтобы его заменили) Гесса нашли повесившимся. Или повешенным? Некоторые журналисты, а также сын Гесса Вольф Рюдигер (крестник Гитлера) допускают и такую версию. Ведь узник № 7 был в здравом уме и твердой памяти и мог рассказать о чем-то, о чем следовало бы молчать. В пользу этой версии говорят и некоторые обстоятельства, связанные с последним днем жизни Гесса: с утра он был в хорошем настроении, написал заявку на необходимые ему предметы туалета и т. д. В домике, где нашли Гесса, был полный беспорядок: стул и другие предметы валялись на полу или были разбросаны по комнате. Узник № 7 лежал на полу, вокруг шеи были закручены провода.

Гесс умер не сразу. Его доставили в военный госпиталь, пытались реанимировать, но тщетно и в 16 часов 10 минут зафиксировали смерть.

Предсмертное письмо Гесса адресовано его родным. Оно гласит: "Написано за несколько минут до моей смерти. Я благодарю вас всех, мои дорогие, за все хорошее, что вы мне сделали…" Далее он просил извинения у бывшей служанки, которую "не узнал" в Нюрнберге: "Я мог сделать ничего другого, иначе все попытки выйти на свободу оказались бы безуспешными".

Тайна "Черной Берты" продолжает тщательно охраняться британскими властями и может быть раскрыта лишь после 2017 года. Один английский журналист утверждал, что даже замок в комнату, где хранится сейф с материалами по делу Гесса, открывается только одновременно двумя ключами, один из которых находится у начальника архива, а другой — у генерального прокурора Англии.

69
{"b":"6416","o":1}