ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но главное, что Сталин отметил и подчеркиванием и двумя толстыми линиями на полях, — это заявление Гембеша, которое с большим интересом слушал Муссолини: «…Таким образом, европейская проблема свелась бы к войне против России и Турции, каковую войну вели бы: Япония на Дальнем Востоке, Германияв Прибалтике, Польша и Румыния — на Украине, и Италия — в восточной части Средиземного моря.

Эта война необходима не только в целях территориальных завоеваний, но также и для истребления большевиков и гарантии безопасности для фашистских режимов…»

16 апреля 1935 года на стол Сталину лег интересный доклад американского посла в Лондоне Роберта Уорса Бингхэма государственному секретарю США от 27 февраля того же года, в котором он касается перспектив отношений западных держав с СССР. Вот несколько абзацев, отмеченных Сталиным: «…Внешняя Монголия и без того находится под политическим и духовным господством Советов. Если она станет интегральной частью СССР, то коммунизм распространится к западу, во Внутреннюю Монголию, возможно, в Маньчжоу-Го и оттуда, как знать, и в Северный Китай и в Японию. Япония не хочет ждать такой возможности…

Почему Великобритания должна помогать России против Японии? Ей следует скорее опасаться русского, нежели японского влияния на азиатском континенте. Япония не станет подстрекать Индию к революции, в то время как Россия никогда не переставала это делать, несмотря на устные и письменные гарантии не раздувать там волнения. Целая армия русских пропагандистов наводняет Японию и прилегающие к ней местности. Россия укрепилась в Персии и Афганистане. Куда бы мы ни посмотрели на восток, мы всюду видим деятельность России. Британская империя заинтересована в наличии более сильной Японии, которая могла бы воспрепятствовать растущему влиянию СССР.

Великобритания не хочет войны, но она учитывает, что Советы в Китае являются постоянным источником опасности для мира на востоке. Если России удастся убедить Китай принять ее политическое учение, то Индия будет втянута в мировой конфликт, который мобилизует сотни миллионов азиатов.

Долг держав… предотвратить мировую катастрофу, задерживая распространение коммунизма. Британское правительство отдает себе отчет в этом долге».

В 1933 году были установлены дипломатические отношения между СССР и США. На первых порах американский посол Буллит относился к СССР доброжелательно, даже, как сказано в доложенном Сталину донесении агента «Балканского», «…он решил, и имеет на это полное согласие президента Рузвельта, чтобы их посольство, в отличие от других, было совершенно лояльно и без всякой задней мысли работало в интересах обеих стран».

«Могу Вас заверить, — сказал Буллит, — что Вы здесь напрасно нервничаете по поводу возможной войны с Японией. Войны не будет. Мы с американской стороны делаем все возможное, чтобы ее предупредить».

Буллит даже выразил желание встретиться с Георгием Димитровым, пожать его мужественную руку и передать ему восхищение американского народа его поведением на Лейпцигском процессе по делу о поджоге рейхстага.

Последний абзац Сталин дважды отчеркнул на полях

В будущем Буллит станет ярым врагом нашей страны. Но одно из его первых писем, направленное в Госдепартамент 20 августа 1934 года и оказавшееся в копии у Сталина, носит вполне объективный характер.

На что же, помимо прочего, обратил внимание Сталин в этом многостраничном письме? Конечно, на мнении Буллита о том, что «в течение последних двух месяцев экономическое положение здесь значительно улучшилось… Что же касается политических перспектив, то они несколько ухудшились. Позиция Польши причиняет русским немало забот, отношения между СССР и Польшей ухудшаются по мере получения сообщений о польско-германском соглашении.

Мне чрезвычайно трудно составить себе ясное представление о теперешнем состоянии русско-польских отношений»…

Следует отметить, что Москва и другие русские города являются очагами японского шпионажа (жирно подчеркнул Сталин. — И.Д.). Население весьма редко узнает о тех шпионах, которых в России разоблачают и предают суду. Один из моих друзей, занимающий з д е с ь весьма ответственный пост в одном из гос. учреждений, сообщил мне, что за один июль месяц были преданы суду за шпионаж 20 японцев, и что в августе таких случаев наберется, вероятно, еще больше. На мое замечание, что Советы, вероятно, имеют не меньшее количество секретных работников в Японии, он пожал плечами и со смехом ответил: «Если это так, то они, по-видимому, не попадаются». На следующий день я встретился с японским послом и во время нашей беседы я упомянул об этих словах; посол мне на это ответил: «Русские — хорошие шпионы, но они становятся неосторожными, как только они добились своей цели. Они пьют и любят женщин, и нам удавалось почти в каждом более или менее серьезном случае задержать их еще до того, как они успели уехать». Этот, последний, абзац Сталин отчеркнул целиком. Видимо, для проведения воспитательной работы с руководством разведки.

Конечно, документы 1937 года не могли обойти своим вниманием Испанию.

2 февраля 1937 года Сталину доложен «краткий текст документа, исходящего из Государственного департамента США» от 11 января 1937 года.

В нем говорится, что «в беседе с помощником Государственного секретаря Муром английский посол Линдсей заявил, что МИД считает необходимым урегулировать испанский конфликт в том или ином виде, пока он еще не распространился на остальные части Европы…

Париж, несомненно, последует курсу Англии и… окажет давление на СССР с целью склонить последний пойти на уступки Германии и Италии… (До сих пор отчеркнуто. — И. Д.). …Иден имеет в виду поставить Москву в известность, что британское правительство будет поддерживать Германию и Италию с целью окончания войны в Испании. …Если даже СССР не согласится на некоторые разумные требования, то примет все меры, чтобы не быть вовлеченным в войну. Исходя из этого, Лондон надеется убедить СССР согласиться на компромиссное предложение о создании либерально-консервативного коалиционного правительства в Испании, Если Москва откажется, Франция и Англия постараются прийти к соглашению с Германией и Италией».

Еще одна весточка из Вашингтона: «На заседании кабинета 21 января помощник Государственного секретаря США Хэлла Мур сообщил, что на основании всех данных сохранение мира в 1937 году почти исключено. Гитлер потребовал, с чем согласился и Муссолини, ускорения победы Франко. Будут посланы лучшего качества танки и артиллерия с обслуживающим персоналом из немцев. До обратной пересылки испанского золота в Испанию, Германия и Италия ни на какое соглашение не пойдут. В этом вопросе Англия стоит на стороне фашистов, а Франция — против… По словам Мура, Идеи все более открыто выступает на стороне Франко».

Весь абзац Сталин отчеркнул жирным карандашом. О каком золоте идет речь? Видимо, о том, которое правительство республиканской Испании передало на хранение Москве.

28 мая 1934 года за подписью Артузова Сталину доложено сообщение об опытах в Германии в области авиационного моторостроения и других областях военного значения.

Сталин хотел кому-то расписать это письмо, даже начал «Под», но, передумав, зачеркнул и написал: «Мой архив».

Бывали и казусы. Вот совершенно уникальный как по своему характеру, так и по реакции Сталина, документ, доложенный 13 января 1935 года. Приведем его главную часть почти полностью.

«ИНО ГУГБ получены следующие сведения о военных приготовлениях Германии: недавно во всех германских газетах было помещено сообщение о вынужденной посадке на германской территории из-за тумана трех польских самолетов.

Причина, однако, была вовсе не в тумане. В октябре месяце 1934 года в Берлин прибыла польская военная делегация, которой демонстрировали секретные военные изобретения. Были показаны задержка автомобилей на участке БерлинЦоссен, где имеется для этого специальная установка, и выключение с земли мотора самолета в воздухе. По договоренности с немцами, поляки выслали для проверки этого изобретения три своих самолета, которые были снижены около Эльбинга. В Эльбинге открыто стоят обыкновенные антенны ультразвуковой установки, предназначенной для снижения самолетов.

47
{"b":"6417","o":1}