ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Каковы же были итоги репрессий для советской военной разведки в целом? Прежде всего, несколько слов об их природе. До этого были репрессии по классовому («все кулаки — враги народа») или по национальному («все поляки — шпионы») признаку. А в данном случае это, пожалуй, первый опыт репрессий по профессиональному признаку («все разведчики — враги народа и шпионы»).

В результате репрессий значительно изменился возрастной и должностной состав разведчиков. Если раньше руководящие посты занимали старые большевики с дореволюционным партийным стажем, участники Гражданской войны, имевшие звания комдивов, комбригов и уж не ниже полковников, то после «большой чистки» на их посты пришли совсем молодые майоры, выпускники военных академий, не имевшие никакого или почти никакого разведывательного опыта. На качестве работы, во всяком случае, на первом этапе, это не могло не сказаться.

Изменился и национальный состав. Вместе с Берзиным и Урицким из Разведупра почти исчезли латыши, евреи, поляки. На их месте появились люди с русскими фамилиями.

Об оперативных итогах репрессий в своем обращении к наркому обороны К.Е. Ворошилову писали исполняющий обязанности начальника 1-го отдела Разведуправления полковник А.И. Старунин и заместитель начальника отдела по агентуре майор Ф.А. Феденко: «В результате вражеского руководства в течение длительного периода времени РККА фактически осталась без разведки. Агентурная нелегальная сеть, что является основой разведки, почти вся ликвидирована… Реальных перспектив на ее развертывание в ближайшее время нет. Итак, накануне крупнейших событий мы не имеем „ни глаз, ни ушей“. В управлении есть немало людей, знающих работу, которые могли бы внести в дело развертывания агентуры новую большевистскую струю, но система, косность, трусость и ограниченность так называемых руководителей глушат здравые начинания и инициативу людей».

И действительно, напуганные и опасавшиеся обвинений в «измене родине» и «шпионаже» сотрудники разведки стремились не принимать самостоятельных решений, отказывались от новых контактов, которые кому-то могли показаться подозрительными.

Однако, как бы странным это ни казалось, именно в это время разворачивалась активная работа резидентуры Шандора Радо («Дора») в Швейцарии, Леопольда Треппера в Бельгии («Красная Капелла»), Рихарда Зорге («Рамзай») в Японии и других, что позволяет не считать деятельность военной разведки полностью развалившейся.

* * *

Масштабы репрессий, обрушившихся на внешнюю разведку, могут показаться несколько меньшими, чем те, которые пришлось пережить военной. Но не потому, что Сталин, Ежов, Берия больше доверяли ей или лучше относились к ее сотрудникам, а лишь потому, что штатный состав аппарата ИНО был по количеству меньше, нежели аппарат военной разведки.

К тому же в 1935 году из аппарата ИНО в Разведуправление перешел ряд сотрудников, которые и стали жертвами репрессий, уже будучи сотрудниками военной разведки.

Тяжелой потерей для внешней разведки стал уход из нее в РУ РККА вместе с 30 другими работниками (отобранными лично им, а плохих он бы не взял) замечательного руководителя Артура Христиановича Артузова. В 1920-е годы он руководил и принимал непосредственное участие в разработке и проведении многих ответственных чекистских мероприятий (в том числе «Синдикат-2» и «Трест» — аресте Б. Савинкова, английского разведчика С. Рейли), перестройке работы внешней разведки в 1930-е годы — сочетании «легальной» и нелегальной деятельности. С августа 1931 по 1935 год был начальником ИНО ОГПУ НКВД. Был награжден двумя орденами Красного Знамени. В мае 1937 года по ложному обвинению он был арестован как «враг народа». Пытками его вынудили дать показания против самого себя и некоторых других разведчиков, но в записке, написанной кровью, он отказался от «признательных» показаний. Был расстрелян в августе 1937 года. Реабилитирован посмертно.

* * *

Печальна участь других руководителей внешней разведки, постигшая их в годы «большого террора».

Предшественник Артузова на посту начальника ИНО ЧК— ВЧК—ГПУ в 1921—1929 годах Михаил (Меер) Абрамович Трилиссер (псевдонимы Анатолий, мещанин Стельчевский, Капустянский, Мурский, Павел-очки, Москвин), 1883 года рождения, член РСДРП с 1901 года, участник дерзких операций, узник Шлиссельбургской крепости в 1909—1914 годах, бессрочный ссыльный на каторгу в Сибирь. С 1918 года — чекист, одновременно член Президиума ИККИ. С августа 1921 года — начальник ИНО ГПУ—ОГПУ. Профессионально создавал квалифицированный закордонный аппарат, возглавляемый опытными руководителями. С 1930 года, по решению Сталина, — замнаркома Рабоче-Крестьянской инспекции РСФСР. В 1935—1938 годах член и секретарь Исполкома Коминтерна, курировал деятельность спецслужб ИККИ. В начале 1938 года арестован и в 1940 году расстрелян как «враг народа». Реабилитирован посмертно.

Слуцкий Абрам Аронович, 1898 года рождения, с 1917 года член партии большевиков. С 1929 года помощник, затем заместитель начальника ИНО. Руководил работой по линии НТР, неоднократно выезжал в Германию, Францию, Испанию. Дважды удостоен орденов Красного Знамени. 17 февраля 1938 года по приказу Ежова отравлен в кабинете руководителя ГУГБ Фриновского. Врачи констатировали «скоропостижную смерть от сердечного приступа», и Слуцкому были устроены торжественные похороны. Но уже через два месяца он был посмертно исключен из партии как «враг народа».

Шпигельглас Сергей Михайлович, 1897 года рождения. Сразу после Октябрьской революции — сотрудник органов Военного Контроля, затем Особого отдела ВЧК. С 1922 года— сотрудник ИНО.До 1926 года работал в Монголии по Китаю и Японии. Затем — на нелегальной работе во Франции. Выполнял особые задания во Франции и Испании. С 17 февраля по 9 июня 1938 года — и.о. руководителя внешней разведки. В 1938 году арестован и 29 января 1941 года расстрелян как «враг народа». Реабилитирован посмертно.

Пассов Зельман Исаевич, 1905 года рождения, в ЧК с 1922 года на контрразведывательной работе, с которой 9 июня 1938 года перешел в ИНО в качестве начальника. Награжден орденом Ленина. 2 ноября 1938 года арестован и 15 февраля 1940 года расстрелян.

С 6 ноября по 2 декабря 1938 года обязанности начальника разведки исполнял уже знакомый нам П.А. Судоплатов. Он и последующие руководители Внешней разведки репрессий 1937— 1938 года избежали. Но позже все-таки подверглись им. Судоплатов был арестован в 1953 году по делу Берии и провел в тюрьме 15 лет. В.Г. Деканозов в июне 1953 года также арестован по делу Берии и расстрелян. П.Н. Кубаткин расстрелян по «ленинградскому делу» 27 октября 1950 года. П.М. Фитин не был арестован, но в июне 1946 года по распоряжению Берии отстранен от работы в разведке, а в ноябре 1951 года уволен из МГБ «по неполному служебному соответствию». П. В. Федотов, руководивший внешней разведкой с 7 сентября 1946 года по 19 сентября 1949 года, уже после смерти Сталина, в 1959 году, лишен генеральского звания и уволен из органов госбезопасности «за нарушения социалистической законности» в сталинский период. СР. Савченко, начальник внешней разведки с 19 сентября 1949 года по 5 января 1953 года, уволен в отставку в феврале 1955 года «по служебному несоответствию».

* * *

В 2002 году вышел в свет «Энциклопедический словарь российских спецслужб. Разведка и контрразведка в лицах». Я заглянул в него, чтобы уточнить кое-какие сведения об Артузове. Потом увидел, что многие страницы словаря буквально кричат о трагических судьбах десятков и сотен советских разведчиков, ставших жертвами незаконных репрессий 1937—1938 годов и позже реабилитированных. Хотелось бы помянуть каждого, но это невозможно, и я решил сделать выборку только по двум буквам — А и Б. Большинство этих людей мало известны или вообще неизвестны. О некоторых вошедших в историю репрессированных разведчиках, фамилии которых начинаются на другие буквы, мы расскажем отдельно. Об этих же сотрудниках внешней, военной разведки и Коминтерна — несколько слов сейчас. Пусть это будет данью их памяти. Повторяю, что все они реабилитированы.

53
{"b":"6417","o":1}