ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Парпаров Федор Карпович, 1893 года рождения. С 1930 года нелегал внешней разведки в Германии. В Берлине открыл экспортную контору, затем несколько филиалов фирмы в ряде стран Европы, в Турции, Иране, Афганистане. С 1937 года возглавлял нелегальную резидентуру. Наиболее ценные сведения получал через Эльзу (Марту), жену немецкого дипломата. Некоторые секретные документы попадали даже со стола Гитлера. В 1938 году отозван в Москву и арестован (причина ареста — совместная работа с бывшими сотрудниками ИНО, «врагами народа», Гордоном и Силли). Находясь в тюрьме, из камеры руководил работой закордонной агентуры. В 1939 году был освобожден, в дальнейшем работал с легальных позиций (некоторое время был нелегалом в Швейцарии). В 1944 году работал с пленным фельдмаршалом Паулюсом, в 1945 году участвовал в подготовке Потсдамской конференции.

Каминский Иван Николаевич, 1896 года рождения. Активный участник Гражданской войны в тылу петлюровских войск, тяжело ранен. С 1922 года в ИНО ПГУ. Первые пять командировок по «легальной» линии (1922—1930 годы) — Польша, Чехословакия, Латвия, Италия, Финляндия. Затем на нелегальной работе. С 1934 года — руководитель нелегальной резидентуры для работы по эмигрантским террористическим организациям во Франции, Бельгии, Польше, Германии и Швейцарии, где был арестован, но выпущен благодаря своей стойкости. В 1938 году арестован НКВД по ложному доносу. В 1944 году освобожден и направлен в центральный аппарат. Во время борьбы с бандеровцами был направлен в Западную Украину, еще находившуюся под немецкой оккупацией. Был выдан предателем и во время ареста органами абвера покончил жизнь самоубийством.

Списки арестованных и позже освобожденных сотрудников внешней разведки можно продолжать. Немалую роль в их освобождении сыграл П.А. Судоплатов. В своих воспоминаниях «Разведка и Кремль» он рассказывает:

«В начале войны мы испытывали острую нехватку в квалифицированных кадрах. Я и Эйтингон предложили, чтобы из тюрем были освобождены бывшие сотрудники разведки и госбезопасности. Циничность Берии и простота в решении людских судеб ясно проявились в его реакции на наше предложение. Берию совершенно не интересовало, виновны или невиновны те, кого мы рекомендовали для работы. Он задал один-единственный вопрос:

— Вы уверены, что они нам нужны?

— Совершенно уверен, — ответил я.

— Тогда свяжитесь с Кобуловым, пусть освободит. И немедленно их используйте.

Я получил для просмотра дела запрошенных мною людей. Из них следовало, что все были арестованы по инициативе и прямому приказу высшего руководства — Сталина и Молотова. К несчастью, Шпигельглас, Карин, Малли и другие разведчики к этому времени были уже расстреляны».

Надо отметить, что все случаи освобождения арестованных разведчиков, которые стали известны автору, касались внешней разведки. По военной разведке таких данных нет.

Были случаи, когда по каким-то причинам арестные дела не реализовывались. Например, так произошло с Белкиным Наумом Марковичем, 1893 года рождения. С 1925 года он работал на внешнюю разведку, сначала внештатным, а с 1931 года кадровым сотрудником ИНО. В 1933—1934 годах нелегально выполнял задания в Болгарии, Югославии, затем в Уругвае, где завербовал ценного агента, который стал работать в Берлине с А. Харнаком. С 1936 года — заместитель резидента в республиканской Испании. После бегства резидента A.M. Орлова (Фельдбина) в августе 1938 года был отозван в Москву и уволен. Весной 1941 года на него был подготовлен документ об аресте как «врага народа», но из-за недостатка улик дело было прекращено. 20 октября 1941 года возвращен в разведку, в декабре командирован в Иран.

Один из ветеранов разведки рассказывал автору, что когда в 1938 году он прибыл в Москву в отпуск, ему стало известно, что его собираются арестовать. Имея на руках загранпаспорт, он в тот же день вылетел на самолете в страну пребывания, где продолжил работу в резидентуре. Много позже, уже в период реабилитаций, он узнал, что после его отъезда «дело» на него было немедленно сожжено, ибо никто не хотел нести ответственность за его «бегство».

В ряде случаев сотрудников разведки сначала увольняли, а затем арестовывали. Так что увольнение было плохим, даже фатальным признаком. Однако многие уволенные затем были вновь восстановлены и успешно продолжали службу. Вот лишь несколько примеров.

Абель Рудольф Иванович (фамилия, имя и отчество подлинные) (1900—1955). Друг Фишера В.Г. («Абеля»). Латыш. В Гражданскую войну и позже служил на флоте радистом. С 1925 по 1929 год — в Китае, радистом в посольстве. По возвращении в Москву зачислен в Особую группу «Яши». С октября 1930 года по осень 1936 года — в Маньчжурии под видом эмигранта. В 1937 году, после ареста органами НКВД брата Вольдемара как «врага народа», уволен. В декабре 1944 года возвращен в кадры органов, находился на фронте, участвовал в засылке разведывательно-диверсионных групп за линию фронта. Награжден орденом Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды. С 1946 года в отставке.

Фишер Вильям Генрихович (псевдоним Марк, имя, взятое при аресте в США — Абель Рудольф Иванович) (1903—1971). Родился в Англии в семье русских политэмигрантов, в 1920 году с родителями вернулся в Советскую Россию. В Красной армии получил профессию радиста. С 1927 года в ИНО. Радист нелегальных резидентур в двух европейских странах. 31 декабря 1938 года уволен без объяснения причин. С сентября 1941 года снова в разведке, занимался засылкой в тыл врага разведывательно-диверсионных групп, участвовал в операции «Березино». В этот период подружился с Р.И. Абелем. С ноября 1948 года — нелегал в США, участвовал в операции «Энормоз» («атомный шпионаж»). В 1957 году в результате предательства его связного Хейхонена арестован контрразведкой. На следствии и судах, назвавшись Абелем, отрицал свою связь с разведкой, держался мужественно. 10 февраля 1962 года обменен на осужденного американского летчика-разведчика Ф. Пауэрса.

Награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени и др.

Коротков Александр Михайлович (также Коротин, Кудрявцев, Степанов, Эрдберг, «Длинный») (1909-1961). В ОГПУ с 1928 года. С июня 1933 по 1938 год —в нелегальных резидентурах во Франции и Германии. Участник ряда острых операций разведки. В январе 1939 года уволен из НКВД, в довольно резкой форме обжаловал свое увольнение на имя Берии и был восстановлен в должности. С августа 1940 года— заместитель резидента в Берлине. Восстановил прерванную связь с А. Харнаком и X. Шульце-Бойзеном. Неоднократно сигнализировал в Москву об угрозе немецкого нападения. Во время войны и после — на руководящей работе в разведке.

Рощин Василий Петрович (настоящая фамилия Тищенко Яков Федорович, псевдоним Туманов) (1903—1988). В 1920 году — участник партизанского движения в Приморье, член РКП(б) с 1920 года, в 1925 году по линии военной разведки в Харбине, там же с 1926 по 1929 год, но уже по линии внешней разведки. С июня 1932 года — сотрудник резидентуры в Германии, организатор мастерской по изготовлению фальшивых паспортов. С мая 1935 по 1938 год — резидент в Австрии. В связи с начавшимися «чистками» отозван из Вены и уволен из разведки. Восстановлен в начале 1941 года. В 1943—1950 годах резидент в Швеции, Финляндии, Берлине.

Иной раз репрессивные угрозы со стороны руководства НКВД в адрес сотрудников высказывались публично безо всякого на то основания.

Известный разведчик Василий Михайлович Зарубин вспоминал, как на одном из совещаний Берия поднял его и заявил: «Расскажите о ваших связях с фашистской разведкой». Зарубин отвечал Берии в довольно резкой форме, категорически отвергал подобное обвинение. Как ни странно, Берия оставил этот разговор без последствий. Но «нагнал страха» на всех присутствующих.

Вообще, в годы репрессий, да и позже, до смерти Сталина, страх был как бы «стимулом», «движущей силой» работы многих сотрудников разведки. Известный разведчик-нелегал Григулевич на мой вопрос, что побуждало его так смело, даже отчаянно работать (в сталинские времена), искренне отвечал:

56
{"b":"6417","o":1}