ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

9 и 12 апреля 1941 года НКВД УССР направил в ЦК КП(б) Украины спецсообщения №А-1250/СН и № А-1292/СН о крупных передвижениях войск из Германии на территорию генерал-губернаторства и к границам СССР.

«Только 22 марта через станции Гливице—Катовице—Освенцим проследовало 75 эшелонов… 25 марта на пограничную станцию Журавица прибыло 45 эшелонов немецких войск… На новых автострадах, переделанных из старых дорог, установлены таблички, отмечающие расстояния до Львова…» (находящегося на советской территории. — И. Д.)

Начальник внешней разведки НКГБ 10 апреля 1941 года направил в Разведывательное управление Генштаба Красной армии сообщение о концентрации немецких войск на советско-германской границе и строительстве аэродромов, дорог и укреплений в ближайшем тылу.

В еще одной телеграмме МИД Турции своему посольству в Москве от 16 апреля 1941 года, перехваченной нами и расшифрованной, сказано, «что немцы концентрируют войска против России и что в начале или в конце мая (здесь и далее по датам предполагаемого нападения курсив мой. — И.Д.) они нападут на Россию».

21 апреля за подписью наркома внутренних дел Берии на имя Сталина, Молотова и Тимошенко направлены разведывательные данные, полученные пограничными отрядами НКВД, относительно концентрации немецких войск на советско-германской границе и о нарушениях границы немецкими самолетами (с 1 по 19 апреля — 43 случая).

Отчет о работе внешней разведки НКГБ СССР за период с 1939 по апрель 1941 года состоит из 26 пунктов, в которых сказано:

«…Из наиболее интересных материалов, добытых за это время нашей агентурой, можно отметить следующие:

Сведения о подготовке Германией вооруженного выступления против Советского Союза. Сущность сведений сводится к тому, что Герингом отдано распоряжение о переводе русского отдела штаба авиации в активную часть, разрабатывающую и подготавливающую военные операции; в широких масштабах производится изучение военных объектов бомбардировок на территории СССР; составляются карты основных промышленных объектов; разрабатывался вопрос об экономическом эффекте оккупации Украины».

Надо с сожалением отметить, что этот — единственный — пункт о реальной угрозе самому существованию нашего государства, вместо того чтобы «кричать», составлен в эпически спокойном тоне, неспособном донести до руководства страны степень существующей опасности. А ведь до начала войны оставалось менее двух месяцев!

За подписью наркома государственной безопасности Меркулова 5 мая 1941 года на имя Сталина, Молотова, Тимошенко и Берии направлено сообщение о военных приготовлениях Германии на оккупированной территории Польши. По существу, это первый обобщенный документ по этому поводу, доложенный Сталину. Приводим несколько отрывков из него.

Военные приготовления в Варшаве и на территории генерал-губернаторства проводятся открыто, и о предстоящей войне между Германией и Советским Союзом немецкие офицеры и солдаты говорят совершенно откровенно как о деле, уже решенном. Война якобы должна начаться после окончания весенних полевых работ. Немецкие солдаты, со слов своих офицеров, утверждают, что захват Украины немецкой армией обеспечен работающей на территории СССР «пятой колонной».

С 10 по 20 апреля германские войска двигались через Варшаву на восток беспрерывно как ночью, так и днем. Из-за непрерывного потока войск останавливалось все движение на улицах Варшавы. По железным дорогам в восточном направлении идут составы, груженные главным образом тяжелой артиллерией, грузовыми машинами и частями самолетов. С середины апреля на улицах Варшавы появились в большом количестве военные грузовики и санитарные автомобили.

Немецкими властями в Варшаве отдано распоряжение привести срочно в порядок все бомбоубежища, затемнить все окна, создать в каждом доме санитарные дружины Красного Креста. Мобилизованы и отобраны для армии все автомашины частных лиц и гражданских учреждений, в том числе и немецких. С начала апреля закрыты все школы и курсы, их помещения заняты под военные госпитали. Запрещено всякое пассажирское движение по территории генерал-губернаторства, кроме пригородного по линии Варшава— Отвоцк…

Штаб армии восточного фронта расположен в Отвоцке. Немцы рассчитывают якобы сначала забрать Украину прямым ударом с запада, а в конце мая через Турцию начать наступление на Кавказ.

Немецкие офицеры в генерал-губернаторстве усиленно изучают русский язык, а также топографические карты приграничных территорий СССР, которые каждому из них розданы… Проводится заготовка переправочных средств через р. Буг…»

В тот же день и тем же адресатам направлено спецсообщение РУ РККА, подписанное Голиковым. В нем указывается, что общее количество немецких войск против СССР «достигает на 5 мая 103— 107 дивизий (увеличилось за два месяца на 37 дивизий). Обращает на себя внимание особое увеличение числа танковых и моторизованных дивизий. Отмечаются усиленное строительство вторых железнодорожных линий, ведущих к советской границе», складов боеприпасов, горючего и других видов военного обеспечения, расширение сети аэродромов и посадочных площадок и другие военные приготовления.

5 и 31 мая 1941 года были перехвачены телеграммы японского консула в Кенигсберге Сугихара японскому послу в Москве. В первой из них, в частности, указано, «что в июне германо-советские отношения должны будут как-то определиться. Отдано распоряжение о том, чтобы большинство немецких офицеров к концу мая в обязательном порядке овладело русским языком хотя бы в рамках чтения». Во второй говорится о концентрации германских войск и приводится такой факт: «пассажирский поезд, который вышел из Берлина утром 29 мая и прибыл сюда в тот же день вечером, на пути разминулся с 38 порожними воинскими составами. Военные перевозки по линии Познань—Варшава проходят более оживленно, чем в этом районе». Отмечаются и другие факты. Телеграмма заканчивается словами: «Все это наводит на мысль о начале войны».

2 июня уполномоченный ЦК ВКП(б) и СНК в Молдавии С.А. Гоглидзе направил в ЦК телеграмму о концентрации крупных частей немецкой и румынской армий на границе с СССР. В телеграмме, в частности, говорится: «Среди узкого круга офицеров румынской погранохраны имеются высказывания, что якобы румынское и немецкое командование 8 июня сего года намеревается начать военные действия против Союза ССР». С начала июня сообщения о предстоящем нападении немцев в ближайшие дни стали поступать из разных источников не только ежедневно, но и по два-три в день. Уже не могло быть сомнений в том, что немцы нападут, речь могла идти лишь о различных сроках.

Например, японский журналист Маэсиба сообщил, что на банкете у японского посла говорили, что начало военных действий ожидается 15 или 20 июня. Правда, тот же Маэсиба сказал, что «группирование Германией на западных границах Советского Союза крупных военных сил и продолжающееся продвижение к советским границам германских военных частей — это факты, о которых рассказывают очевидцы. Все же остальное — порожденные этими фактами слухи, предположения и сведения из шведской, турецкой и американской печати, которая старательно пропагандирует идею германо-советской войны…

Угроза войны используется как средство давления на Советский Союз. Такое предположение обосновывают, в частности, тем, что сведения о германской подготовке к войне против Советского Союза поступают в печать нейтральных стран из германских источников». (Данные 2-го Управления НКГБ СССР.)

В справке заместителя наркома внутренних дел УССР от 12 июня 1941 года говорится: «Среди немецких солдат идут разговоры, что 14 июня Германия якобы должна начать войну с СССР».

Но в этот день война еще не началась.

14 июня 1941 года состоялось последнее перед нападением на СССР совещание высшего командного состава вооруженных сил Германии. На нем были заслушаны сообщения командующих группами армий о готовности их войск. На совещании выступил Гитлер. Центральным пунктом его выступления было утверждение, что Советский Союз — это главное и последнее препятствие на пути Германии к мировому господству. Нападение на СССР Гитлер назвал «последним великим походом войны», предпринимая который не следует останавливаться ни перед какими соображениями морального или этического порядка.

64
{"b":"6417","o":1}