ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот несколько выдержек из письма: «За 3,5 месяца моего пребывания здесь я послал Вам до полусотни телеграмм и несколько десятков письменных донесений различных областей, различной достоверности и различной ценности. Но все они являются крупинками ответа на основной вопрос: Стоит ли не в качестве общей перспективы, а конкретной задачи, в планах германской политики и стратегии война с нами; каковы сроки возможного столкновения; как будет выглядеть германская сторона при этом?

Я привел количество посланных донесений. Вы не заподозрили, что я плодовитость на донесения отождествляю с чем-то положительным в работе. Но изучение всего, что за 3,5 месяца оказалось допустимым, привело меня к определенному выводу, который я докладываю Вам. Если окажется, что с изложением моих фактов я ломлюсь в открытую дверь, — меня это никак не обескуражит.

Если я в них ошибаюсь, и Вы меня поправите, — я буду очень благодарен…»

Далее Тупиков в своем письме анализирует результаты визита Мацуока в Берлин через Москву, заключение советско-японского пакта о ненападении и его влияние на политику Германии. Он отмечает, что хотя этот пакт и отсрочил нападение Германии, он не отменил его и политика Германии «осталась ярко выраженной антисоветской».

Тупиков подчеркивает, что сейчас германская армия насчитывает более 9 миллионов человек (против англо-французов Германия выступила с 7 миллионами человек) и «сосредоточение на востоке продолжается». Немцы также учитывают «состояние наших вооруженных сил. Немцы, несомненно, в курсе слабых сторон подготовленности Красной армии в период по 1939 год включительно.

Но они также несомненно и в курсе того, какими темпами идет перестройка в армии и какая именно. А эти данные весьма весомые для выбора сроков ведения с нами войны.

Вывод: Я оговорил вначале, что рассуждения в этом докладе я веду на основе различных конкретных данных, в разное время и в разных документах доложенных Вам. Все эти данные приводят меня к убеждению, что:

1. В германских планах сейчас ведущейся войны СССР фигурирует как очередной противник. 2. Сроки начала столкновения — возможно, более короткие и, безусловно, в пределах текущего года. Другое дело, что эти сроки могут натолкнуться на нечто подобное поездке Мацуока «в Москву через Берлин и Рим», как ее здесь в дипломатических кругах называют. Но это уже не по доброй воле немцев, а вопреки ей. 3. Очередные, ближайшие мероприятия немцев мне представляются такими: а) Оседлание Турции пактом трех, или каким-либо ему аналогичным, б) Присоединение к пакту трех Швеции, а следовательно, и Финляндии, так как последняя давно готова к нему присоединиться, в) Усиление перебросок войск на наш театр, г) Планируют ли немцы широкие операции на Ближнем Востоке и в Африке, с применением такого количества войск, которое ослабило бы их европейскую группировку, сказать трудно, хотя официально прокламируются такие цели, как Суэц, Мосул, разгром англичан в Абиссинии.

Военный атташе СССР в Германии генерал-майор В. Тупиков».

Кое в чем Тупиков оказался не прав, например, говоря о влиянии советско-японского пакта на решение Гитлера, о возможном присоединении Турции и Швеции к антисоветской коалиции, вернее, он выдал «желаемое (немцами) за действительное», не указал точных сроков нападения немцев. Но в целом его тревожное письмо должно было иметь последствия. Однако, как и письмо Короткова, оно оказалось подшитым к делу. Сталину они не докладывались. Василий Иванович Тупиков пал смертью храбрых на Юго-Западном фронте в сентябре 1941 года. Он похоронен в Киеве.

* * *

Софийская резидентура. Резидент майор Л.П. Середа («Зевс»).

«Митрополит Стефан сообщил (агенту) „Гюго“, что 25 апреля на обеде… он имел разговор с одним немецким генералом, который сказал: 1. Немцы готовят удар против СССР, используя сперва положение в армии и внутри страны. 2. Офицеры армии Листа, знающие русский язык, отзываются в Берлин для спецподготовки, затем будут назначены на границу с СССР…

Сообщение «Зевса» от 9. 05.1941. «8 мая Маргарит сообщил сведения, полученные от офицеров …3. Германия готова начать военные действия против СССР летом 1941 года до сбора урожая».

Сообщение «Зевса» от 14.05.1941. «12 мая от Бельведера получил следующие сведения: В первых числах мая состоялась встреча царя с Браухичем. Обсуждались вопросы: о поведении Болгарии в случае военного конфликта между Германией и СССР… По первому вопросу подробности неизвестны. По второму вопросу — мероприятия начнут проводиться в конце мая».

Будапештская резидентура. Резидент полковник Н.Г. Ляхтерев («Марс»).

14 марта сообщил о распространяемой в Венгрии дезинформации насчет «нежелания» немцев напасть на СССР и о том, что слухи об этом сеет якобы английская пропаганда.

Сообщение «Марса» из Будапешта от 30.04.1941. «В Будапеште и Бухаресте имеется много слухов о предстоящей войне между Германией и СССР».

Его же сообщение от 23.05.1941.: «Словацкий посол и военный атташе считают войну между Германией и СССР неизбежной. Нападение должно быть произведено… в ближайшее время. Американский военный атташе в Румынии сказал словаку, что немцы выступят против СССР не позднее 15 июня…»

Бухарестская резидентура. Резидент Г.М. Еремин («Ещенко»). На связи у резидентуры находились ценные агенты, в том числе К. Велькиш (АБЦ) и М. Велькиш (ЛЦЛ), работавшие в посольстве Германии в Бухаресте, а также информаторы «Купец», Сокор, Немеш и другие.

12 марта «Купец» сообщил: «11 марта ко мне на прием („Купец“ — врач) явился неизвестный немец. Он имел мундир СС, знак „Обергруппенфюрер“ и „кровавый орден“… В разговоре этот немец на мои вопросы, когда мы идем на Англию? Заявил: „О марше на Англию не может быть и речи… Более ста дивизий сосредоточено у нас на восточной границе. Теперь план переменился. Мы идем на Украину и на Балтийский край… Большевикам не будет места и за Уралом… Наш поход на Россию будет военной прогулкой. Губернаторы по колонизации уже назначены в Одессу, Киев и другие города… Теперь главный враг — Россия…“

Сообщение «Ещенко» от 15.03.1941.: «2. Полковник Риошану, бывший товарищ министра, друг Антонеску, в личной беседе с Сокором заявил: «Главштаб румынской армии вместе с немцами занят сейчас разработкой плана войны с СССР. Эту войну следует ожидать через три месяца.

Сообщение «Ещенко» от 05.05.1941. «АБЦ сообщил: …один немецкий штабной офицер заявил, что раньше для начала немецких военных действий против СССР предусматривалась дата 15 мая, но в связи с Югославией срок перенесен на середину июня».

Хельсинкская резидентура. Легальную резидентуру Разведуправления в Хельсинки возглавляли военный атташе полковник И.В. Смирнов («Оствальд») и майор Ермолов («Бранд»).

15 июня 1941 года «Оствальд» сообщил: «Точно установлено: в период 5—15 июня в портах Ваза, Оулу, Кеми выгрузилось не менее двух моторизованных дивизий. Выгрузка в портах… продолжается».

«Бранд» 17.06.1941 сообщил: «Проведение всеобщей мобилизации в Финляндии подтверждается… Все приводится в боевую готовность… В частях отпуска прекращены, находящимся в отпуске приказано немедленно явиться в часть».

Парижская резидентура. Резидент военный атташе генерал Суслопаров. Через резидентуру направлялась информация агентов «Красной капеллы» и собственная.

21 июня на сообщении генерала Суслопарова о том, что по достоверным данным нападение назначено на 22 июня, Сталин написал: «Эта информация является английской провокацией. Разузнайте, кто автор этой провокации, и накажите его».

Еще грубее резолюция Берии от 21.06.1941 на документе, обобщающем донесения разведчиков: «В последнее время многие работники поддаются на наглые провокации и сеют панику. Секретных сотрудников „Ястреба“, „Кармен“, „Верного“ за систематическую дезинформацию стереть в лагерную пыль, как пособников международных провокаторов, желающих поссорить нас с Германией. Остальных строго предупредить». (Резолюция Берии, цитируемая по книге В. Карпова «Генералиссимус», кн. 1, лежит на совести автора этой книги, так как ссылки на источник он не дает. Кроме того, наличие агентов с такими кличками не подтверждается).

68
{"b":"6417","o":1}