ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Он уже занимается этим в Чикаго. Если хочешь, я поговорю с ним.

Фаулер повернулся к Талботу.

— Действуй, Брент.

Позади них на диване сидели Пит Коннор и Элен Д'Агустино. Президент Фаулер знал, что оба они — футбольные болельщики, а телевизионная команда президента была большой и удобной.

— Кто хочет пива? — спросил Фаулер. Он не мог следить за матчем без пива.

— Сейчас принесу. — Д'Агустино встала и направилась к холодильнику в соседней комнате. Это самое странное в этом самом сложном из людей, подумала Дага. Президент выглядел, одевался, ходил и вёл себя подобно аристократу. Он был настоящим интеллигентом, причём не без высокомерия. Но сидя перед телевизором и наблюдая за футбольным матчем — за бейсболом Фаулер следил только в силу своего положения, — он становился самым обычным американским болельщиком, поглощавшим за матч шесть бутылок пива. Фаулер не мог обойтись без «попкорна» и стакана-двух, а то и больше пива. Разумеется, даже в этой компании его вопрос «кто хочет пива?» был скорее командой. Его телохранители не могли пить на службе, а Талбот не прикасался к пиву. Дага прихватила для себя бутылку диетической кока-колы.

— Спасибо, — поблагодарил Фаулер, когда она передала полный стакан своему президенту. Во время футбольных матчей он был вежливее обыкновенного. Возможно, подумала Д'Агустино, это как-то связано с его покойной женой. Она надеялась, что это именно так. Ей хотелось, чтобы у президента проявлялись человеческие черты, в этом он нуждался больше всего.

— Смотри ты! Брэдли так столкнулся с Уиллсом, что было слышно даже здесь! — Оба игрока встали, что-то сказав друг другу, — могло показаться, что они обменялись ругательствами, хотя скорее всего это были шутки.

— Лучше бы побыстрее познакомиться, Тим. Ведь им придётся часто встречаться друг с другом. Второй и седьмой с линии тридцать одною ярда, обе команды начинают втягиваться в игру. Этот Брэдли — хитрый полузащитник. Он играл в центре и переместился сюда, чтобы закрыть место возможного прорыва, словно угадал, что последует дальше.

— Для новичка он отлично разбирается в ситуации, а ведь этот центр «Викингов» играл на профессиональный кубок в прошлом году, — заметил бизнесмен.

— Ты только посмотри, какой зад у этого Брэдли, — тихо произнесла Дага.

— Иногда мне кажется, Элен, что эмансипация женщин зашла слишком далеко, — ухмыльнулся Пит. Он передвинулся на диване, чтобы освободить табельный револьвер, врезавшийся ему в почки.

* * *

Гюнтер Бок и Марвин Расселл стояли у ограды Белого дома в толпе туристов, большинство из которых держали в руках фотоаппараты, направленные на особняк президента. Они прибыли в Вашингтон вчера вечером, и завтра им предстояло вместе с туристами посетить Капитолий. На головах у обоих были бейсбольные шапочки с длинными козырьками, предохраняющие лица от солнца, которое пекло почти по-летнему. На груди у Бока на ремешке висела камера с изображением Микки Мауса. Гюнтер сделал несколько снимков главным образом для того, чтобы не выделяться. Но его тренированный глаз вёл настоящее наблюдение. Белый дом представлял собой куда более трудную цель, чем казалось на первый взгляд. Здания вокруг Белого дома были настолько высокими, что снайперы могли легко скрываться за их каменными подоконниками. Бок знал, что, вполне вероятно, прямо сейчас он находится под прицелом, но у них недоставало ни времени, ни средств, чтобы сравнить его лицо со всеми фотографиями в своих книгах. Кроме того, он принял меры, чтобы изменить свою внешность, так что оснований для беспокойства не было.

Над головой пролетел вертолёт президента, совершивший посадку в сотне метров от того места, где стоял Бок. Человек с портативной ракетной установкой «земля — воздух» вполне может попытаться сбить вертолёт — если исключить практические соображения. Будет весьма трудно оказаться здесь именно в нужный момент. Идеальным было бы подогнать небольшой грузовой фургон с отверстием в крыше, чтобы ракетчик мог встать, произвести выстрел и попытаться скрыться. Если, разумеется, не принимать во внимание снайперов, несомненно разместившихся в соседних зданиях — у Бока не было никаких иллюзий относительно способности снайперов поразить цель. В конце концов именно американцы изобрели искусство меткой стрельбы, и их президент будет пользоваться услугами лучших стрелков. Кроме того, несомненно, что в толпе туристов находились агенты Секретной службы и заметить их Боку вряд ли удастся.

Можно подогнать сюда грузовик с бомбой и взорвать… это будет зависеть от мер предосторожности, о которых предупреждал его Госн. Или же можно доставить бомбу в грузовике как можно ближе к Капитолию — скажем, в тот момент, когда президент обращается к конгрессу с докладом о положении в стране… если взрывное устройство будет готово к этому времени. В последнем не было уверенности, к тому же следовало доставить бомбу в США — на это потребуется три недели. Из Латакии в Роттердам, там перегрузка на американское судно. Ближайший крупный порт — Балтимор. За ним следовали Норфолк и Ньюпорт-Ньюз — через все эти порты проходила масса контейнерных грузов. Можно было попытаться доставить устройство самолётом, но в аэропортах контейнеры часто просвечивали рентгеновскими лучами, и нельзя было идти на такой риск.

Самым главным в плане было вывести из строя президента США в начале уик-энда. Это являлось почти необходимым, чтобы всё остальное развивалось успешно. Всё остальное. Бок понимал, что нарушает один из своих основных оперативных принципов — простоту операции. Но для того, чтобы все прошло гладко, ему требовалось организовать не один инцидент, а несколько, и непременно во время уик-энда. Президент США проводил в Белом доме только половину уик-эндов, и его перемещения между Вашингтоном, Огайо и другими районами страны были непредсказуемыми. Самой простой мерой безопасности президента Соединённых Штатов была именно та, которой пользовались, — график его передвижений, хотя и был всем хорошо известен, постоянно менялся в отношении деталей, которые сохранялись в тайне. А Боку требовалось точно знать хотя бы за неделю, чтобы привести в действие остальные меры, — но даже это было оптимистической оценкой, потому что заполучить эти семь дней казалось практически невозможно. Бок начал уже думать, что будет куда легче разработать план обычного убийства президента, используя стандартное оружие. Скажем, небольшой самолёт, вооружённый ракетами класса «земля — воздух» SA-7… впрочем, нет. Вертолёт президента наверняка оборудован самой совершенной системой электронных контрмер — в том числе системой подавления инфракрасного наведения…

Только один шанс. У тебя всего один шанс.

Что, если мы проявим терпение? Просто изготовим бомбу, подождём год и доставим её в Вашингтон к моменту следующего выступления президента в конгрессе о положении в стране? Доставить бомбу как можно ближе к зданию Капитолия, чтобы уничтожить его вместе с теми, кто находится внутри, будет не слишком сложно. Бок слышал — а завтра убедится в этом, — что здание Капитолия старинной постройки, следовательно, в нём масса строительного камня и недостаточное количество структурных стальных балок… Может быть, действительно проявить терпение.

Нет, не выйдет. Куати не захочет ждать. Возникнет вопрос безопасности и ещё более важное соображение: Куати считает, что скоро умрёт, а умирающие люди не отличаются терпением.

Да получится ли вообще такое? Насколько тщательно охраняют американцы те места, где появление президента известно заранее? Может быть, там установлены датчики радиоактивности?

Ведь ты сам поставил бы их в этом месте, правда?

У него единственный шанс. Никогда больше он не повторится.

Нужна по меньшей мере неделя для подготовки, иначе ты ничего иного, кроме убийства огромного числа людей, не добьёшься.

Это должно быть место без вероятного расположения датчиков радиоактивности. Следовательно, не в Вашингтоне.

Бок пошёл прочь от чёрного железного забора. Его бесстрастное лицо не выражало даже признаков ярости, кипевшей внутри.

127
{"b":"642","o":1}