ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Есть что-нибудь новое по Ниитаке? — спросил Трент.

— Сэр, я…

— Мне сообщили в Белом доме, что это связано с Мексикой, — продолжал Трент. — Судя по всему, президенту понадобилась моя поддержка по какому-то вопросу. Так что тебе дали разрешение рассказать нам. Честное слово, Джек, президент даёт такое право.

Вообще-то это было нарушением правил, но Райан знал, что Трент никогда не нарушает данное им слово. Он рассказал о сообщении, полученном из Японии.

— Маленькие жёлтые мерзавцы! — выдохнул Трент с негодованием. — Ты знаешь, сколько голосов я потерял, оказав поддержку этому торговому договору? А теперь они собираются нарушить его! Ты утверждаешь, что нас снова пытаются обмануть?

— Нельзя исключить такую возможность.

— Какова твоя позиция, Сэм? Фермеры в твоём избирательном округе пользуются всеми этими сельскохозяйственными химикалиями. Наверно, это обходится им недёшево.

— Эл, свобода торговли — важный принцип демократии, — заметил Феллоуз.

— Но и нарушать данное слово тоже недемократично!

— Против этого трудно спорить. — Феллоуз начал подсчитывать, сколько фермеров в его округе потеряют деньги из-за провала сделки, за которую он ратовал в конгрессе. — Насколько это достоверно?

— Мы ещё не уверены.

— Может быть, установить аппараты подслушивания в его самолёте? — с усмешкой предложил Трент. — Если нам удастся подтвердить это, мне так хотелось бы лично наблюдать, как Фаулер пнёт его в задницу! Черт бы их побрал! Ведь я потерял из-за этого столько голосов! — Тот факт, что результат голосования в его избирательном округе был 58 к 42, не имел сейчас прямого отношения к делу. — Значит, президент хочет, чтобы мы поддержали его в этом вопросе. Будут ли возражения с вашей стороны, Сэм?

— Думаю, нет.

— Мне бы не хотелось оказаться втянутым в политическую сторону этого вопроса, джентльмены. Ведь я — всего лишь курьер.

— Джек Райан, последний из девственников. — Трент засмеялся. — Отличный доклад, Джек, спасибо, что поставил нас в известность. Если президент захочет, чтобы мы дали согласие на расширение новой программы «Тэпданс», дай нам знать.

— Он даже не попытается, — заметил Феллоуз. — Для этого потребуется от двухсот до трехсот миллионов, а с деньгами сейчас туго. Перед тем как дать согласие, мне всё-таки хочется получить более надёжные сведения. Слишком много средств уже провалилось в эти чёрные дыры.

— Все, что я могу сказать, джентльмены, — ситуация, по моему мнению, очень серьёзна. Таково же мнение ФБР.

— А какова точка зрения Рона Олсона? — спросил Трент.

— Он собирается отстаивать свои шифровальные системы до последнего.

— Твоё предложение будет принято намного легче, если он обратится с таким запросом, — напомнил Райану Феллоуз.

— Я знаю. По крайней мере наша система будет готова к эксплуатации через три недели. Мы уже начали производство первой партии лазерных дисков и проводим предварительные испытания.

— Каким образом?

— С помощью компьютера ищем признаки нарушения случайных алгоритмов. Работаем на большом компьютере «Крей-УМР». Привлекли консультанта из лаборатории искусственного интеллекта Массачусетского технологического института. Он разрабатывает новый тип испытательной программы. Через неделю — или дней десять — нам станет известно, оправдывает ли эта система наши ожидания. После этого начнём рассылать оборудование.

— Я всё-таки надеюсь, Джек, что ты ошибся в своих предположениях, — сказал Трент, когда беседа закончилась.

— Я тоже, но инстинктивно чувствую, что прав.

* * *

— И сколько будет стоить новая система? — спросил Фаулер во время обеда.

— Судя по тому, что мне сообщили, по-видимому, от двухсот до трехсот миллионов долларов.

— Это исключено. У нас и так дефицит бюджета.

— Согласна с тобой, — ответила Лиз Эллиот. — Но мне хотелось сначала обсудить это. Райан настаивает на своём предложении. Олсон из Агентства национальной безопасности утверждает, что в этом нет необходимости, что системы надёжны, но Райан просто обезумел от своей новой системы кодирования. Ты ведь знаешь, что у себя в ЦРУ он добился введения новой системы — даже обратился за финансированием прямо в конгресс.

— Неужели? — Фаулер поднял голову от тарелки. — Почему не по обычным каналам? С какой стати?

— Боб, он обратился по поводу новой системы кодирования для Агентства национальной безопасности к Тренту и Феллоузу ещё до встречи со мной!

— Да за кого он себя принимает, черт побери!

— Я ведь предупреждала тебя. Боб.

— Все, с ним кончено, Элизабет. Кончено. Займись этим.

— Хорошо, я приму меры. Мне кажется, я знаю, как это осуществить.

* * *

Обстоятельства сделали это несложным делом. Один из следователей Эрнеста Веллингтона в течение недели вёл наблюдение за магазином «7 — Одиннадцать». Семейная фирма Циммеров находилась рядом с шоссе 9 между Вашингтоном и Аннаполисом, рядом с крупным жилым массивом, жители которого часто заходили в магазин. Следователь поставил свой фургон в конце улицы, так что ему было одинаково удобно следить за магазином и домом, где проживала семья, всего в пятидесяти ярдах от него. Фургон был типовым автомобилем, приспособленным для тайной слежки, какие выпускали по специальному заказу несколько фирм. Вентиляционное отверстие на крыше скрывало перископ последней модели, два окуляра которого были присоединены соответственно к телевизионной системе и фотоаппарату «Кэнон» с тридцатипятимиллиметровой плёнкой. В распоряжении следователя были холодильник, полный прохладительных напитков, большой термос с кофе и туалет. Он привык к тесному пространству фургона и рассматривал его как свой личный космический корабль, оборудование которого было изготовлено на основе последних достижений технологии и ничем не уступало тому, что устанавливалось на космическом челноке по заказу НАСА.

— Наконец! — послышалось из динамика. — Объект в автомобиле сворачивает с шоссе. Прерываю слежку. Мужчина внутри фургона взял свой микрофон.

— Понятно. Конец связи.

* * *

Кларк обратил внимание на машину типа «Меркурий» ещё два дня назад. При поездках из пригородов в центр одна из проблем заключалась в том, что позади регулярно показывались одни и те же автомобили, и Кларк решил, что это всего лишь случайный спутник. «Меркурий» никогда не приближался к автомобилю Райана слишком близко и никогда не сворачивал вслед за ними с шоссе. И в этом случае, когда Кларк свернул на дорогу, ведущую к дому Циммеров, «Меркурий» проследовал дальше. Кларк переключил своё внимание на другие вещи. Он не заметил, что водитель «Меркурия» говорил в микрофон… но при использовании сотового оборудование можно говорить в противосолнечный козырёк — разве современная технология не великолепна? Хороший специалист в современном автомобиле больше не привлекает внимание того, за кем он следит. Кларк подъехал к магазину «7 — Одиннадцать» и остановился на стоянке, окинув взглядом все вокруг. Никаких признаков опасности. Кларк и Райан одновременно вышли из автомобиля. Пальто и пиджак Кларка были расстёгнуты, чтобы он в любую минуту мог выхватить «Беретту» десятимиллиметрового калибра из кобуры на правом бедре. Солнце садилось, освещая западный горизонт дивным сиянием. Было необычно тепло — только и ходить в рубашке с короткими рукавами, — и он пожалел, что надел пальто. Погода в округе Колумбия была такой же предсказуемо непредсказуемой, как и в других частях мира.

— Здравствуйте, доктор Райан, — поздоровался один из детей Кэрол Циммер. — Мама у себя дома.

— Спасибо. — Райан вышел из магазина и направился по дорожке, выложенной каменными плитами, к дому Циммеров. Он заметил Кэрол с младшей дочкой позади дома, возле качелей. Кларк шёл следом, как всегда наготове, всё время оглядываясь по сторонам, — но вокруг всё было спокойно, ничего, кроме все ещё зелёных лужаек, стоящих автомобилей и мальчишек, что играли в футбол. Такая умеренная погода в начале декабря беспокоила Кларка. По его мнению, это было знамением холодной зимы.

142
{"b":"642","o":1}