ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трамп и эпоха постправды
Возвращение
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Анна Болейн. Страсть короля
Личный тренер
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Обжигающие ласки султана
Содержание  
A
A

— Это беспокоит тебя?

— Ничуть. Лучше остаться дома.

— Вот и отлично. Мне нужно купить в «Хэмлис» рождественские подарки.

— Тебе страшно повезло, что они ещё маленькие. А вот мои девчонки требуют только модную одежду — а я не умею покупать такое. — Райан знал, что Кларк испытывал ужас при мысли о выборе женской одежды.

— У Салли уже возникают сомнения, но маленький Джек все ещё верит.

Кларк покачал головой.

— После того как перестаёшь верить в Санта-Клауса, весь мир рушится.

— Вот это — совершеннейшая правда.

Глава 23

Точки зрения

— Джек, ты выглядишь ужасно, — заметил сэр Бэзил Чарлстон.

— Если кто-нибудь ещё скажет мне об этом, я его прикончу.

— Трудный перелёт?

— Одни воздушные ямы. Почти не спал. — Круги под глазами, ещё более тёмные, чем обычно, служили красноречивым доказательством.

— Посмотрим, может быть, обед окажет благотворное воздействие.

— А ведь какой хороший день, — заметил Райан, когда они шли по Вестминстер-Бридж-Роуд по направлению к зданию парламента. Действительно, выдался редкий для Англии день в начале зимы, когда небо чисто и безоблачно. С Темзы дул свежий ветер, но Райан не обращал на него внимания. На Джеке были тёплое пальто и шарф, так что холодный воздух только бодрил его. — Неприятности на службе, Бэз?

— Обнаружили жука, черт побери, всего двумя этажами ниже моего кабинета! Теперь проверяем все здание.

— Сейчас всем трудно. Думаешь, КГБ?

— Не знаю, — сказал Чарлстон, когда они шли по мосту. — Понимаешь, фасад здания начал рушиться, вниз посыпалась штукатурка — то же самое случилось со Скотленд-Ярдом несколько лет назад. Рабочие, которые проводили ремонт, обнаружили какой-то странный провод и выяснили, куда он ведёт… Наши русские друзья ничуть не уменьшили свою активность, да и другие спецслужбы продолжают действовать. У вас происходит что-нибудь подобное?

— Нет. Дело в том, что мы находимся в более уединённом месте, чем «Сенчури-хаус». — Джек имел в виду, что британская разведка размещалась в таком густонаселённом районе — совсем рядом был расположен жилой квартал, — что жучок с очень низкой энергией излучения мог передавать подслушанные данные. Для Центрального разведывательного управления, штаб-квартира которого находилась в Лэнгли посреди огромного участка, поросшего лесом, такое было маловероятно. Вдобавок новое здание помогло установке сложного оборудования, препятствующего работе внутренних источников радиоизлучения. — Вам следовало бы по нашему примеру установить волноводы.

— Для этого потребуется целое состояние, а у нас сейчас туго с деньгами.

— Ну и черт с ним, по крайней мере у нас есть оправдание для прогулки. Если кому-нибудь удастся подслушать наш разговор сейчас, нужно сразу сдаться на милость победителя.

— Ведь этому не будет конца, правда? Мы победили в холодной войне, но она никогда не кончается.

— Помнишь, об этом есть какая-то греческая легенда? О том, как одному герою назначили кару — он вынужден всё время катить валун на вершину горы, но у самого верха валун скатывается вниз, и греку приходится снова катить эту суку вверх.

— Сизиф? Может быть, Тантал? Я уже давно распрощался с Оксфордом, сэр Джон. Но ты прав в любом случае. Пыхтишь, лезешь на вершину горы и видишь оттуда другую гору.

Они продолжали идти по набережной прочь от здания парламента, но зато ближе к обеду. Такие встречи имели установленные правила. Серьёзным переговорам предшествовала беседа на повседневные темы и многозначительное молчание. Сейчас им попалась группа американских туристов, приехавших в Лондон в это нетуристское время, и Чарлстон с Райаном обошли их стороной.

— У нас возникла проблема, Бэз.

— Что за проблема? — спросил Чарлстон, не поворачивая головы. За ними следовали три сотрудника службы безопасности, впереди шли ещё двое.

Джек тоже смотрел прямо перед собой.

— У нас есть агент в Кремле. Он проводит немало времени с Нармоновым. Утверждает, что Андрей Ильич обеспокоен возможностью переворота, организованного военными и сотрудниками КГБ. По мнению агента, в этом случае они откажутся соблюдать условия договора по сокращению стратегических вооружений. Он сообщил также, что из запасов ядерного оружия в Германии исчезло несколько тактических боеголовок.

— Вот как? Какая приятная новость. Насколько надёжен этот источник?

— Исключительно надёжен.

— Ну что ж, могу только сказать, доктор Райан, что для меня это неожиданность.

— Вашему агенту можно доверять? — спросил Джек.

— Вполне.

— И от него нет ничего на эту тему?

— Слухи, разумеется. Я хочу сказать, что Нармонов действительно испытывает трудности. С того самого дня, когда произошли эти ужасные события в Прибалтике, и в Грузии, и в Средней Азии, Как это вы, янки, колоритно заявляете: «Он похож на однорукого расклейщика афиш»? Так что он очень занят — и даже больше чем занят. Ему пришлось сделать уступки силам безопасности — но военный переворот? — Чарлстон покачал головой. — Нет. Мои чаинки ничего об этом не говорят.

— Наш агент утверждает обратное. А что относительно ядерных боеголовок?

— Боюсь, что положение нашего парня низковато, чтобы выудить такие сведения. Он занимается главным образом гражданскими проблемами, понимаешь? — Джек понимал, что большего ему от Бэзила не добиться. — Вы серьёзно относитесь к сообщению своего агента?

— Весьма серьёзно. У нас нет иного выхода. Он снабжал нас превосходной информацией не один год.

— И был завербован миссис Фоули? — спросил Чарлстон с улыбкой. — Какая удивительная молодая женщина. Я слышал, у неё недавно родился ещё один ребёнок?

— Да, Эмили Сара, очень похожа на мать. — Джек решил, что ему удалось ловко увернуться от первого вопроса. — Мэри Пэт выйдет на службу сразу после Нового года.

— Да, конечно, у вас на территории находится эта крепость — или лучше сказать, укреплённые ясли?

— Это оказалось одним из самых выгодных капиталовложений. Жаль, что такая мысль не пришла в голову мне.

— Какие вы странные, американцы! — засмеялся сэр Бэзил. — Значит, по вашим сведениям исчезли ядерные боеголовки. Да, действительно, это вызывает немалое беспокойство. Возможность тайного сговора между армией и КГБ, а также козырная карта — тактическое ядерное оружие. Пугающая перспектива, я согласен, но до нас не донеслось ни единого звука. А ведь такой секрет нелегко сохранить в тайне, верно? Я имею в виду, что шантаж не приведёт к желаемым результатам, если люди не подозревают, что их шантажируют.

— Кроме того, сэр Бэзил, до нас дошли слухи, что КГБ проводит в Германии какую-то операцию, связанную со специалистами-ядерщиками. Всего лишь слухи.

— Да, об этом слышали и мы, — заметил Чарлстон, когда они свернули к трапу, ведущему на «Тэттерсалл Кастл», старый колёсный пароход, уже давно превращённый в ресторан.

— Ну и что?

— Мы проводим там операцию. По-видимому, Эрик Хонеккер организовал свой собственный маленький «Манхэттенский проект». К счастью, этот «ребёнок» умер, не успев родиться. Иван был очень расстроен, когда узнал об этом. ГДР вернула своим бывшим социалистическим коллегам порядочный запас плутония буквально накануне воссоединения. По-моему, КГБ занимается расследованием того же.

— Но почему вы не сообщили об этом нам? — Господи, Бэз, подумал Джек. Неужели вы никогда не забудете о прошлом?

— Нечего было сообщать, Джек. — Чарлстон кивнул метрдотелю, который проводил их к столику, расположенному на корме, в стороне от остальных. Офицеры безопасности сели за соседние столики, отделив Чарлстона и Райана от остальных посетителей ресторана, занятых обедом. — Наши немецкие друзья охотно пошли нам навстречу. По их мнению, проект прекращён раз и навсегда. Наши технические эксперты осмотрели все и подтвердили мнение немецких коллег.

— Когда это произошло?

— Несколько месяцев назад. Тебе уже доводилось обедать здесь, Джек? — спросил Чарлстон, когда к столику подошёл официант.

147
{"b":"642","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Жизнь и смерть в ее руках
Понимая Трампа
Линкольн в бардо
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Карта хаоса
Гребаная история
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо