Содержание  
A
A
1
2
3
...
147
148
149
...
271

— На этом судне — нет, обедал на других паромах. — Бэзил заказал пинту горького пива, Джек ограничился лагером. Официант поклонился и отошёл. — А вот операция КГБ началась недавно.

— Это интересно. Может быть, они занимались тем же, чем и мы, только приступили к делу не так быстро.

— Проверяя ядерное оружие? — Райан покачал головой. — Наши русские друзья умны, Бэз, нельзя их недооценивать. Да и к вопросам ядерного оружия они относятся намного серьёзнее. Это вызывает у меня чувство восхищения.

— Это верно, они многому научились на опыте Китая, правда? — Чарлстон положил на стол меню и дал знак официанту, чтобы тот принёс заказанное ими пиво. — Ты действительно считаешь, что это так опасно?

— Да.

— Я всегда полагался на твоё мнение, Джек. Спасибо, — сказал Бэзил официанту. Они заказали еду. Официант удалился. — Ты полагаешь, что нужно выяснить все до конца?

— Это было бы неплохо.

— Хорошо. Что ещё ты хочешь сообщить мне?

— Боюсь, это все.

— Твой агент в Москве занимает, наверное, очень видное положение. — Сэр Бэзил сделал несколько глотков пива. — Но мне кажется, что у тебя возникли сомнения.

— Это верно… но, чёрт возьми, Бэзил, разве когда-нибудь у нас не возникало сомнений?

— Противоречивая информация?

— Нет, просто нам ничего не удалось подтвердить. Правда, наш источник настолько хорош, что найти подтверждение его сведениям очень непросто. Именно потому я и приехал сюда. Судя по сведениям, которые вы посылали нам, ваш агент тоже отлично работает. Кто бы он ни был, лишь он может подтвердить информацию нашего парня.

— А если это ему не удастся?

— Скорее всего так оно и будет, но тогда нам придётся принять его сведения на веру. — Было заметно, что последнее явно Райану не нравится.

— Как же быть с твоими сомнениями?

— Они, наверно, не так уж важны. На то две причины. Первая заключается в том, что я сам не уверен в обоснованности своих сомнений. А вторая — не всем нравится, что я говорю.

— Именно поэтому не были отмечены твои заслуги в заключении договора?

Райан устало усмехнулся — последние тридцать шесть часов он почти не спал.

— Я отказываюсь демонстрировать своё удивление и не буду интересоваться, откуда это тебе известно.

— Но?

— Но мне хочется, чтобы кто-то шепнул об этом прессе. — Райан засмеялся.

— Боюсь, мы не занимаемся здесь такими делами. Я шепнул об этом только одному лицу.

— Премьер-министру?

— Его Королевскому Высочеству. Ведь ты ужинаешь у него сегодня вечером, правда? Вот я и решил, что ему следует знать об этом.

Райан задумался. Принц Уэльский сохранит это в полной тайне. Сам Райан никогда не сообщил бы ему об этом… но…

— Спасибо, дружище.

— Мы все стремимся к признанию тем или иным путём. Нам с тобой в этом отказано, разумеется. Несправедливо, но ничего не поделаешь. В данном случае я нарушил одно из своих собственных правил, и, если ты спросишь почему, я отвечу: ты сделал нечто удивительно ценное для человечества, Джек. Если в мире существует справедливость. Её Величество включит тебя в число кавалеров «Ордена за Заслуги».

— Ты не имеешь права говорить ей об этом, Бэзил. Она может догадаться сама и поступить так по собственной инициативе.

— Может, и тогда этот маленький секрет станет достоянием всего мира, верно?

Принесли обед, и снова пришлось замолчать.

— Но в случившемся не только моя заслуга. Ты знаешь, что Чарли Олден немало потрудился. Кроме того, приложили руку Талбот, Банкер, Скотт Адлер и многие другие.

— Ваша скромность, доктор Райан, как всегда потрясающа.

— Под «скромностью» ты имеешь в виду глупость, Бэз?

Вместо ответа на лице Чарлстона появилась многозначительная улыбка. Да, англичане отличаются этим.

* * *

Фромм никогда не поверил бы этому. Они изготовили пять модулей из нержавеющей стали, точно повторяющих по размерам и конфигурации плутониевый заряд. Госн подготовил взрывные блоки. Они испытали их все до единого на каждом модуле, и во всех случаях взрывной заряд сработал идеально. Действительно, подумал Фромм, у этого молодого человека удивительные способности. Разумеется, он получил точные планы и работал по ним. Фромм в свою очередь рассчитал планы на современном компьютере, но даже и в этом случае изготовить что-то настолько сложное, да ещё чтобы заряды идеально работали с самого первого раза, редкость в инженерной практике.

Первый этап обработки плутония был уже завершён. Изделие выглядело весьма привлекательно — будто деталь из высококачественной стали, готовая к обработке, чтобы стать частью автомобильного двигателя. Начало было отличным. Механическая рука фрезерного станка сняла плутоний со шпинделя и уложила в герметичную коробку. Коробка была, разумеется, наполнена аргоном. Робот запечатал коробку и передвинул её к дверце. Фромм достал коробку из колпака, под которым находился фрезерный станок, и отнёс к токарному станку на воздушных подушках. Здесь процесс будет повторён, только в обратном порядке. Он открыл люк и поставил коробку внутрь изолированного от наружной атмосферы помещения. Вакуум-насосы начали откачивать воздух, аргон поступал снизу. После того как пространство под колпаком наполнилось инертным газом, механическая рука вскрыла коробку и извлекла оттуда плутоний. В соответствии с программой его закрепили на новом шпинделе. Требуемая точность имела сейчас решающее значение. Под наблюдением Фромма станок заработал, постепенно увеличивая скорость до пятнадцати тысяч оборотов в минуту.

— Мне кажется, что… — Фромм выругался. Он думал, что ему удалось добиться максимальной точности. Станок выключился, обороты шпинделя замедлились, и была введена крошечная поправка. Фромм тщательно и не торопясь проверил баланс и снова включил станок. На этот раз всё было идеально. Он довёл число оборотов до двадцати пяти тысяч в минуту без малейшей вибрации.

— Первичная обработка была произведена операторами очень хорошо, — бросил через плечо Фромм.

— Какое количество массы мы потеряли? — спросил Госн.

— Восемнадцать и пятьсот двадцать семь тысячных грамма. — Фромм выключил станок и встал. — Я просто не могу нахвалиться нашими рабочими. Предлагаю подождать с окончательной обработкой и полировкой до завтра. Глупо спешить, когда в этом нет необходимости. Мы все устали и было бы неплохо поужинать.

— Если вы так считаете, герр Фромм.

— Зовите меня Манфред, — произнёс немец, изумив молодого араба. — Ибрагим, нам нужно поговорить.

— Выйдем наружу. — Госн провёл немца через дверь. Начинало темнеть.

— Ибрагим, не надо убивать этих рабочих. Они слишком ценные специалисты. Что, если снова представится такая же возможность?

— Но ведь ты согласился…

— Я не представлял себе, что работа пойдёт так хорошо. В соответствии с графиком нам с тобой… нет, — будем честными до конца — мне предстояло контролировать все фазы операции. Ты, Ибрагим, поразил меня своим мастерством. Понимаешь, нам удалось собрать великолепную команду. Нужно сохранить её!

А где мы возьмём десять килограммов плутония? — хотел спросить его Госн.

— Думаю, ты прав, Манфред. Я поговорю с командиром. Однако ты должен помнить…

— Да, безопасность прежде всего. Мы не можем сейчас рисковать. Я просто обратился к тебе, считая это справедливым — в качестве признания высокого профессионализма рабочих, — чтобы их заслуги были приняты во внимание. Понимаешь?

— Конечно, Манфред. Я полностью согласен. — У немца начали появляться человеческие чувства, подумал Госн. Жаль, что это случилось так поздно. — Как бы то ни было, я приветствую твоё желание хорошо поужинать перед началом заключительного этапа. Сегодня вечером нам приготовили свежего барашка, и мы сумели достать немецкое пиво, «Битбюргер». Надеюсь, тебе понравится.

— Хороший лагер «Битбюргер». Как жаль, Ибрагим, что твоя религия запрещает употребление такого напитка.

— Сегодня вечером, надеюсь, аллах проявит ко мне снисходительность. — Госн решил, что нужно завоевать полное доверие этого неверного.

148
{"b":"642","o":1}