ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот этому я верю, Фаулер и его тщеславие. — Нармонов поднял руки. — Это и есть ответ на ваш вопрос. Как вы думаете, из меня получится неплохой аналитик разведывательной службы?

— Получится, господин президент, и очень хороший, — заверил его Головко. Конечно, ему пришлось согласиться с президентом. Но более того, Нармонов высказал соображение, которому Головко и его сотрудники не уделили должного внимания. Он вышел из кабинета руководителя государства с тревожным выражением глаз. Когда председатель Комитета государственной безопасности Герасимов несколько лет назад обратился к США с просьбой предоставить политическое убежище, если Головко должным образом сумел оценить происшедшее, именно Райан принимал в этом самое непосредственное участие. Это тут же сказалось на зарубежных операциях КГБ. В Америке было свёрнуто шесть агентурных сетей и ещё восемь — в Западной Европе. К их восстановлению только приступили. В результате способности КГБ проникнуть в деятельность американского правительства оказались явно недостаточными. Но были и хорошие новости: сотрудники КГБ начали знакомиться с частью американских дипломатических и военных каналов связи. В течение удачного месяца подобрали ключ к четырём или даже пяти процентам американских сообщений. Однако расшифровка кодов не может заменить нелегальных, хорошо законспирированных агентов, а именно для выяснения того, что происходит внутри американского правительства, требовались усилия таких агентов. Там происходило что-то странное. Головко не знал, что именно. Может быть, президент прав. Возможно, это отзвуки борьбы за власть внутри правительства. Но это могло оказаться и чем-то иным. То, что Головко не мог понять смысл происходящего, ещё больше запутывало ситуацию.

* * *

— Едва успел вернуться вовремя, — сказал Кларк. — Сегодня проверили автомобиль?

— Если сегодня среда… — ответил Джек. Проверка его служебного автомобиля с целью обнаружения микрофонов подслушивания делалась еженедельно.

— Тогда можно говорить?

— Да.

— Чавез оказался прав. Все очень просто, надо только сунуть соответствующему чиновнику на лапу. Один из бригады технического обслуживания в этот день заболеет, а нам двоим поручат заняться Боингом-747. На мою долю выпадает уборка — вымыть умывальник и туалет, пополнить бар и тому подобное. Завтра я представлю тебе официальную оценку, но вкратце могу сказать прямо сейчас — да, мы можем сделать это, и вероятность обнаружения минимальна.

— Ты знаком с тем, что последует в результате обнаружения?

— Ну конечно. Большой международный скандал. Меня сразу уволят на пенсию. Об этом нечего беспокоиться, Джек. Я могу уйти когда пожелаю. Жаль только Динга. У парня отличные способности.

— Предположим, нашу операцию раскроют?

— Тогда я объясню на превосходном испанском языке, что какой-то японский репортёр попросил меня сделать это и дал за работу массу песо. В этом весь фокус, Джек. Они не поднимут шума, если придут к выводу, что это дело рук одного из своих. Произведёт плохое впечатление — унижение, подрыв репутации и все такое.

— Джон, ты — хитрый, изворотливый сукин сын.

— Хочу достойно служить своей стране, сэр. — Кларк расхохотался. Через несколько минут он свернул с шоссе. — Надеюсь, мы не опоздали.

— У меня был длинный и трудный день, Джон.

— Я прочитал эту статью в газете. Что мы собираемся предпринять?

— Белый дом поговорит с Хольцманом, попросит его не вмешиваться.

— Неужели кто-то из нашего управления взялся за перо?

— Вряд ли. И ФБР тоже не имеет никакого отношения к этому.

— Значит, попытка замаскировать смысл статьи?

— Похоже на это.

— Какая глупость, — заметил Кларк, въезжая на стоянку. Кэрол оказалась дома, убирала после обеда. Рождественская ёлка Циммеров уже стояла на лужайке. Кларк начал переносить из машины подарки. Часть их Джек купил в Англии; Кларк и Нэнси Каммингс помогли завернуть их в цветную бумагу — Райан не умел делать этого. К сожалению, они вошли в дом в тот момент, когда там слышался детский плач.

— Ничего страшного, доктор Райан, — сказал ему один из мальчиков в кухне. — Джеки натворила что-то. Мама в ванной.

— О'кей, — кивнул Райан и направился в ванную, предупредив кашлем о своём появлении.

— Все в порядке, заходите, — послышался голос Кэрол. Джек вошёл и увидел, что Кэрол склонилась над ванной. Жаклин плакала монотонным плачем ребёнка, понимающего, что получила поделом. На полу лежала брошенная детская одежда, а воздух был положительно наполнен ароматом цветов.

— Что случилось?

— Джеки решила, что мои духи ничем не отличаются от её кукольных духов, и вылила на себя весь флакон. — Кэрол подняла голову, на мгновение прекратив мыть девочку.

Райан поднял с полу рубашку Джеки.

— А ведь правда.

— Целый флакон — такой дорогой! Плохая девочка! Плач Жаклин усилился. Наверно, её уже успели отшлёпать. Райан был рад, что опоздал и не присутствовал при экзекуции. Ему приходилось иногда наказывать и своих детей, но он не выносил, когда при нём другие родители наказывали своих. Это была одна из его слабостей. Даже после того как Кэрол подняла вымытую девчушку из ванны, благоухание не исчезло.

— Боже, ну и аромат! — Джек взял на руки маленькую Джеки, которая так и не перестала плакать.

— Восемьдесят долларов! — повторила Кэрол, но гнев её уже стих. У неё был большой опыт ухода за детьми, и она знала, что от них всегда надо ждать шалости. Джек отнёс крошку в гостиную. При виде многочисленных подарков плач стих.

— Вы балуете нас, — заметила Кэрол.

— Просто был в магазине и занимался покупками.

— Ты не приезжаешь к нам на Рождество, у тебя своя семья.

— Я знаю, Кэрол, но разве я могу пропустить Рождество и не заехать к вам?

Вошёл Кларк с последней охапкой подарков. Это, обратил внимание Райан, он купил сам. Молодец, Кларк.

— Но мы ничего не приготовили для тебя, — сокрушённо заметила Кэрол Циммер.

— То есть как это ничего?

Джеки поцеловала меня.

— А меня? — спросил Джон.

Джек передал ему девочку. Действительно, странно. Многие относились к Джону Кларку с опаской из-за его устрашающей наружности, но детям Циммера он казался всего лишь большим плюшевым медведем.

Через несколько минут Райан и Кларк сели в машину и уехали.

— Ты так хорошо к ним относишься, Джон, — сказал Райан.

— Ничего особенного. Ты не представляешь, как приятно покупать подарки маленьким девочкам! Думаешь, просто приобрести бюстгальтер танцовщицы с острова Бали — именно его захотела Мэгги, включила в свой список. Представляешь, женский бюстгальтер! Как чувствует себя отец, который входит в магазин и покупает что-то такое для своей дочери!

— Да, куклу Барби ей уже не купишь!

— Тем хуже, доктор, тем хуже.

Джек повернулся, и на его лице появилась улыбка.

— Этот бюстгальтер…

— Да, Джек, если я найду этого парня, ему крышка.

Райан не сумел удержаться от смеха, но он знал, что может это себе позволить. Его дочка ещё не ходила на свидания. Когда она вырастет, непросто будет отпустить её из-под своего крыла и следить, как она уходит с кем-то. А такому мужчине, как Джон Кларк, это ещё труднее.

— Завтра в обычное время?

— Да.

— До свидания, док.

Райан вошёл в дверь своего дома в 20.55. Ужин стоял на обычном месте. Как всегда, он налил стакан вина, отпил несколько глотков, снял пальто и, прежде чем подняться наверх, повесил его в шкаф. По пути он встретил Кэти, спускающуюся вниз, и улыбнулся ей. Он не поцеловал жену. Чувствовал себя слишком усталым. В этом всё дело. Если бы только у него было время, чтобы отдохнуть. Кларк прав, всего несколько дней, чтобы снять напряжение. Это все, что ему нужно, подумал Джек, переодеваясь.

Кэти открыла дверцу шкафа, чтобы достать свои записи, которые она оставила в пальто. Она уже почти повернулась, когда почувствовала что-то, даже не поняв что. Кэти Райан озадаченно наклонилась вперёд и поняла. Откуда этот запах? Она наморщила нос и повела им из стороны в сторону. Выражение её лица могло показаться смешным до того момента, как она обнаружила источник запаха. Он исходил от пальто из верблюжьей шерсти, повешенного Джеком в шкаф, дорогого пальто, которое она купила ему в прошлом году.

160
{"b":"642","o":1}