ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Адмирал. В открытом космосе
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Воспоминания торговцев картинами
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Ложь
Мастер Ветра. Искра зла
Шифр Уколовой. Мощный отдел продаж и рост выручки в два раза
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Содержание  
A
A

Госн стоял позади немца. Он повернулся к Куати и кивнул. Командир сделал такой же жест своему телохранителю, которого звали Абдулла.

— Итак, остался только тритий, — произнёс Фромм, не поворачивая головы.

— Да, — ответил Госн. — Я могу сделать это сам.

Фромм хотел добавить, что прежде нужно сделать ещё кое-что. Он не расслышал шагов Абдуллы у себя за спиной. Совершенно беззвучно охранник вытащил из-за пояса пистолет с глушителем и с расстояния в метр направил его в затылок Фромма. Немецкий инженер начал поворачиваться, чтобы объяснить Госну, как поступить с тритием, но не успел. Абдулла уже получил приказ.. Он знал, что смерть должна быть безболезненной — так же, как и для техников. Конечно, жаль, что это необходимо, подумал Куати, но другого выхода не было. Ничто из этого не имело значения для Абдуллы, который всего лишь выполнял приказ. Он мягко, привычным движением нажал на спусковой крючок, раздался тихий выстрел. Пуля вошла в затылок Фромма и, пробив голову, вышла через лоб. Немец рухнул на землю, умерший мгновенно. Из раны брызнула кровь, но фонтан её ударил в сторону, не испачкав одежду Абдуллы. Он подождал, пока кровь не перестала хлестать из раны, и подозвал двух других охранников, чтобы отнести тело в стоявший неподалёку грузовик. Немецкого инженера похоронят вместе с техниками. Это по крайней мере справедливо. Все эксперты будут покоиться в одной могиле.

— Жаль, — тихо произнёс Госн.

— Согласен, но как, по-твоему, можно было использовать его в будущем?

Ибрагим покачал головой.

— Никак. Он стал бы для нас тяжким бременем. Верить ему нельзя. Он продажен и к тому же неверный. Вдобавок он уже выполнил то, что нам было нужно.

— А бомба?

— Она взорвётся, когда понадобится. Я двадцать раз проверил расчёты. Её конструкция много лучше, чем мог бы спроектировать я сам.

— А что там относительно трития?

— Он в батареях. Нужно всего лишь нагреть их и выпустить газ. Затем газ закачаем в два резервуара. Всё остальное тебе известно.

— Ты объяснял это, но без подробностей, — проворчал себе под нос Куати.

— Эту работу можно выполнить в школьной лаборатории. В ней ничего сложного.

— Почему Фромм оставил её напоследок?

Госн пожал плечами.

— Что-то должно выполняться в последнюю очередь, а это — простая работа. Может быть, поэтому. Если хочешь, я могу заняться ею прямо сейчас.

— Хорошо, действуй.

Куати внимательно наблюдал за движениями Госна. Одну за другой тот поставил батареи в микроволновую печь, установив самый низкий уровень нагрева. Вакуум-насос через металлическую трубку по очереди отсасывал газ из каждой батареи. На всю процедуру потребовалось меньше часа.

— Фромм обманул нас, — заметил Госн, закончив работу.

— Как обманул? — обеспокоенно спросил Куати.

— Командир, здесь почти на пятнадцать процентов больше трития, чем он обещал. Тем лучше.

Следующий этап был ещё проще. Госн тщательно проверил герметичность каждого резервуара — уже в шестой раз, молодой инженер многому научился у своего немецкого учителя, — затем перекачал тритий в предназначенные для него резервуары. Клапаны были закрыты и заперты болтами со шплинтами, чтобы при транспортировке они не открылись от тряски.

— Готово, — объявил Госн. Охранники с помощью потолочной лебёдки подняли верхнюю крышку корпуса бомбы и опустили её на фланец. Крышка точно встала на своё место. Госну потребовался час, чтобы приварить её. Затем он проверил герметичность корпуса и присоединил к нему вакуум-насос Лейболда.

— Что ты собираешься делать сейчас?

— По расчётам нам потребуется вакуум в одну миллионную атмосферного давления.

— И ты можешь сделать это? Разве не повредит…

Госн заговорил совсем как Фромм, чему оба изрядно удивились:

— Прошу вас, командир, подумайте. На всех нас давит воздух. Он не в состоянии раздавить вас и не сможет раздавить этот стальной корпус. Насос будет работать несколько часов, и у нас появится возможность ещё раз проверить герметичность и прочность корпуса бомбы. — Госн знал, что это проверялось уже пять раз. Даже без сварного шва корпус был достаточно герметичен. Теперь, превратившись в сплошной металл, он готов был к миссии, для которой предназначался. — А сейчас следует поспать. Насос будет работать и не требует присмотра.

— Когда всё будет готово для перевозки?

— К утру. А когда отплывает корабль?

— Через два дня.

— Вот видишь, — широко улыбнулся Госн, — у нас масса времени.

* * *

Марвин начал с того, что посетил местное отделение «Колорадо Федерэл Бэнк энд Траст Компани». Там он изумил и привёл в восторг вице-президента отделения — по его телефону он позвонил в Англию и отдал распоряжение перевести телеграфом пятьсот тысяч долларов. Компьютеры намного упростили банковские операции. Уже через несколько секунд банкиру подтвердили из английского банка, что мистер Роберт Френд действительно располагает крупным вкладом, как и заявил при встрече с вице-президентом сам мистер Френд.

— Вы не могли бы порекомендовать мне хорошего агента по продаже недвижимости? — спросил Марвин Расселл у банкира, готового всячески услужить новому клиенту.

— Конечно! Идите прямо по улице и третья дверь направо. А я к вашему возвращению подготовлю чеки.

Банкир посмотрел вслед уходящему Расселлу и тут же позвонил жене, работавшей в агентстве, занимающемся продажей недвижимости. Когда Расселл подошёл к входу в агентство, жена банкира ждала его у двери.

— Добро пожаловать в Рогген, мистер Френд!

— Спасибо. Так приятно снова вернуться домой.

— Вы куда-то уезжали?

— Да, в Саудовскую Аравию, — объяснил Расселл, он же Френд. — Но мне так недоставало наших зим.

— Что бы вы хотели приобрести?

— Мне нужно ранчо средних размеров — я хочу разводить скот.

— Дом, амбары?

— Да, хороший дом. Не слишком большой, лишнего мне не нужно — видите ли, я одинок, — скажем, три тысячи квадратных футов. Если найдётся ранчо с хорошими пастбищами, я согласен на дом поменьше.

— Вы родом отсюда?

— Вообще-то из Дакоты, но мне нужно быть недалеко от Денвера — здесь рядом аэропорт, а мне приходится немало путешествовать. Моя прежняя усадьба слишком далеко от цивилизации.

— Вам понадобятся работники для ранчо?

— Да, ранчо должно быть не очень большим, чтобы управиться с помощью двух работников — может быть, мужа и жены. Честно говоря, лучше было бы расположиться поближе к Денверу, но мне, черт побери, хочется питаться собственной говядиной, так что без ранчо не обойтись.

— Я уверена, что смогу предложить именно то, что вы ищете, — заметила женщина. — У меня на примете есть два ранчо, которые должны вам понравиться.

— Тогда поедем и посмотрим на них, — улыбнулся Расселл. Второе ранчо оказалось идеальным. Недалеко от съезда с шоссе, площадью в пятьсот акров, старый, но все ещё прочный дом с новой кухней, гараж на две автомашины и три надворные постройки. Куда ни глянешь — пастбища, в полумиле от дома — пруд, обросший деревьями, в общем, привольное место для выпаса скота, который Расселл и не собирался разводить.

— Это ранчо я сбываю уже пять месяцев, — доверительно сообщила жена банкира. — Наследники владельца запрашивают четыреста тысяч, но, мне кажется, согласятся на триста пятьдесят.

— Прекрасно, — кивнул Расселл, окидывая взглядом выезд на шоссе № 76. — Договоритесь с ними, что, если они готовы подписать контракт на этой неделе, я тут же внесу задаток — пятьдесят тысяч наличными и полностью расплачусь через, скажем, четыре или пять недель. С финансированием проблем не будет. Как только поступит перевод, я тут же передам оставшуюся сумму — тоже наличными. Но мне хочется переехать сюда немедленно. Господи, как надоело жить в отелях — половина жизни проходит в разъездах. Думаете, нам это удастся?

Хозяйка агентства широко улыбнулась.

— Мне кажется, я могу это гарантировать.

— Великолепно. Ну, а как дела у «Бронкос» в этом году?

170
{"b":"642","o":1}