Содержание  
A
A
1
2
3
...
183
184
185
...
271

— Я никому не позволю отнять тебя у меня. Кэти последовала за ним в постель. Оба дрожали от нетерпения. Кэролайн подняла ночную рубашку до пояса и опустилась на него, затем шёлк упал вниз. Его руки ласкали её груди. Она прижала их, раскачиваясь на нём, зная, что он не сумеет долго сдерживать себя, но и её момент был уже совсем близко.

Я — самый счастливый человек в мире, подумал Джек, пытаясь сдержаться, и, хотя это ему не удалось, получил в награду улыбку, от которой у него дрогнуло сердце.

— Совсем неплохо, — заметила Кэти через минуту, целуя его руки.

— Практики недостаточно.

— Ничего, вечер только наступил, — сказала она, ложась рядом, — и я тоже не испытывала ничего подобного вот уже много времени. Ну как, проголодался?

Райан посмотрел по сторонам.

— Я…

— Подожди. — Она встала с кровати и принесла ему халат с монограммой отеля. — Это чтобы ты не утратил пыла.

Ужин прошёл в тишине. Они не нуждались в словах и следующий час молча делали вид, что им снова двадцать с небольшим, юные и страстные, проявляющие любопытство в любви, стремящиеся познать её как новое и удивительное явление, где каждый поворот открывает что-то неизведанное, не встречавшееся раньше. Прошло слишком много времени, напомнил себе Джек, но тут же выбросил эту мысль из своего сознания, которое на этот раз было спокойным и безмятежным. Они покончили с десертом, и он разлил по бокалам остаток шампанского..

— Пора кончать пить. — Но ещё не сегодня, подумал он. Кэти осушила бокал и поставила его на стол.

— Да, это будет неплохо, но ведь ты не алкоголик. Мы с тобой доказали это на прошлой неделе. Тебе был нужен отдых, и ты отдохнул. А теперь ты снова нужен мне.

— Если справлюсь.

Кэти встала и взяла его за руку.

— Справишься, ты такой сильный.

На этот раз Джек принял инициативу на себя. Когда они вошли в спальню, он наклонился и снял с Кэти ночную сорочку, потом бросил свой халат на пол рядом с ней.

Первый поцелуй превратился в вечность. Он поднял её на руки, положил на кровать и спустя мгновение лёг рядом. Нетерпение страсти не исчезло у них. Скоро он оказался наверху, чувствуя под собой и вокруг себя её тепло. На этот раз у него все получилось гораздо лучше, он сдерживал себя до того момента, когда её таз поднялся вверх, спина изогнулась, а на лице появилось удивительное выражение боли, которым каждый мужчина хочет наградить свою жену. В последние секунды его руки обхватили её тело и подняли с постели, прижав к своей груди. Кэти любила, когда он делал так, ей нравилась его мужская сила едва ли не больше, чем его доброта. Наконец всё кончилось, и он лёг рядом с ней. Кэти прижалась к нему, положив его голову на свою не слишком пышную грудь.

— С тобой ничего раньше и не было, — прошептала она ему на ухо. То, что последовало дальше, не удивило её. Она так хорошо знала своего мужа, хотя на короткое время и поступила глупо, забыв об этом. Кэти надеялась, что сумеет забыть те тяжкие дни. Все тело Джека сотрясалось в рыданиях. Кэти обняла его, чувствуя слезы на своей груди. Какой он хороший, какой сильный мужчина.

— Я был плохим мужем и плохим отцом…

Она прижалась щекой к его лбу.

— Последнее время ни один из нас не проявил себя слишком уж хорошо, Джек, но теперь все в прошлом.

— Да. — Он поцеловал её грудь. — Как это мне посчастливилось найти тебя?

— Ты выиграл меня, Джек. В великой лотерее жизни я досталась тебе. А ты — мне. По-твоему, семейные люди, жены и мужья, всегда заслуживают друг друга? Сколько встречается мне таких, которым не повезло. Может быть, они просто не старались, просто забыли.

— Забыли?

Как чуть не забыла я, подумала Кэти.

— «В богатстве и в бедности, в счастье и несчастье, в здравии и в болезни, пока мы оба живы». Помнишь? Я тоже дала эту клятву. Я ведь знаю, Джек, каким хорошим ты можешь быть, и для меня этого достаточно. Я так плохо относилась к тебе всю прошлую неделю… Извини меня за все плохое, что я сделала. Но все осталось позади.

Наконец рыдания стихли.

— Спасибо, милая.

— Спасибо, Джек. — Она провела пальцем по его спине.

— Ты хочешь сказать? — Его голова поднялась, и он заглянул ей в лицо.

— Надеюсь. Может быть, это будет ещё одна девочка.

— Было бы очень славно.

— А теперь спи.

— Сейчас.

Джек встал и направился в ванную, но, прежде чем вернуться в спальню, зашёл в гостиную. Десять минут спустя, услышав его ровное дыхание, Кэти осторожно спустилась с кровати, надела ночную рубашку, а потом на пути из ванной подошла к телефону и отменила просьбу Джека разбудить его пораньше. Теперь настала её очередь остановиться у окна и посмотреть на дом президента. Ещё никогда мир не казался ей более прекрасным. Вот если бы ей удалось убедить Джека прекратить работать на этих людей…

* * *

Грузовик остановился на заправку недалеко от Лексингтона, штат Кентукки. Шофёр потратил десять минут, чтобы набить желудок кофе с оладьями — он уже давно пришёл к выводу, что хороший завтрак не даёт уснуть за рулём, — и отправился дальше. Премия в тысячу долларов была очень соблазнительной, и, чтобы получить её, нужно было пересечь Миссисипи до того, как в Сент-Луисе начнётся час пик.

Глава 31

Опасности

Шум транспорта, разбудивший Райана, дал ему понять, что уже слишком поздно. В окна струился яркий свет дня. Он посмотрел на часы — восемь пятнадцать. Его едва не охватила паника, но теперь уже ничего не поделаешь. Джек встал с кровати, вошёл в гостиную и увидел, что его жена занята утренним кофе.

— Разве тебе сегодня не нужно на работу?

— Я должна была ассистировать при операции, которая началась несколько минут назад, но Берни согласился заменить меня. Тебе, впрочем, не мешало бы одеться, а?

— Как мне попасть на службу?

— Джон будет здесь с автомобилем в девять.

— Превосходно.

Джек отправился в ванную, чтобы принять душ и побриться. По дороге он заглянул в шкаф и увидел, что там для него приготовлены костюм, рубашка и галстук. Он не удержался от улыбки. Джек никогда не думал о своей жене, как о мастере — мастерице? — конспирации. К восьми сорока он принял душ и побрился.

— Знаешь, в одиннадцать часов у меня встреча в доме на другой стороне улицы.

— Нет, не знаю. Передай от меня привет этой стерве Эллиот, — улыбнулась Кэти.

— Тебе она тоже не нравится? — спросил Джек.

— Что может в ней нравиться? Она была никуда не годным преподавателем в колледже. К тому же она совсем не так умна, как ей кажется. Слишком большое самомнение'.

— Да, я обратил на это внимание. Я ей тоже не нравлюсь.

— У меня появилось такое же впечатление. Вчера мы немного поссорились. Думаю, я одержала верх, — заметила Кэти.

— Из-за чего?

— Так, женские дела. — Кэти сделала короткую паузу. — Джек?..

— Да, милая?

— Мне кажется, тебе нужно уйти со своего поста.

Райан посмотрел в тарелку.

— Думаю, ты права. Мне надо кое-что закончить… но после этого…

— Сколько времени тебе потребуется?

— Не больше двух месяцев. Понимаешь, дорогая, я не могу просто встать и уйти. Моё назначение было утверждено сенатом. Бросить все и покинуть пост — это слишком походит на дезертирство. Нужно соблюдать правила.

Кэти кивнула. Она уже добилась своего.

— Я понимаю тебя, Джек. Два месяца меня устраивают. Чем бы тебе хотелось заняться?

— Интересная исследовательская работа есть почти всюду — и в Центре стратегических и международных исследований, и в Херитидж Фаундейшн, может быть, в Центре Джона Хопкинса по актуальным международным проблемам. В Англии у меня был разговор с Бэзилом. Когда достигаешь моего уровня, без работы не останешься. Гм… Я мог бы даже написать ещё одну книгу…

— Только давай начнём с хорошего продолжительного отпуска, когда дети кончат учиться.

— Но мне казалось… — К этому времени я ещё не буду слишком беременной, Джек.

184
{"b":"642","o":1}