ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Проклятый. Hexed
Запах Cумрака
Аврора
Завоевание Тирлинга
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Адмирал Джоул и Красная королева
Всеобщая история любви
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Содержание  
A
A

— Ты уверена, что это действительно случилось прошлой ночью?

Её брови озадаченно поднялись.

— Я рассчитала время, да и у тебя было две попытки. В чём дело? Я слишком утомила тебя? Джек улыбнулся.

— Мне приходилось утомляться и больше.

— Повторим сегодня вечером?

— Я говорил тебе, как мне нравится эта ночная рубашка?

— Мой свадебный наряд? Она немного пуританского покроя, но сумела оказать желаемый эффект. Жаль, что сейчас у нас мало времени!

Джек поспешно решил, что нужно уходить, пока это ещё возможно.

— Ты права, милая, но мне пора, да и тебе следует заняться делами.

— Ну вот, — заметила Кэти с игривым разочарованием.

— Ведь я не смогу объяснить президенту, что опоздал потому, что мы с женой решили поразвлечься в постели напротив Белого дома. — Он подошёл к жене и поцеловал её. — Спасибо, милая.

— Рада, что доставила тебе удовольствие, Джек. Райан вышел из отеля и увидел, что Кларк ждёт его в машине. Он распахнул дверцу и сел рядом с ним.

— Доброе утро, док.

— Привет, Джон. Ты совершил всего одну ошибку.

— Какую?

— Кэти назвала тебя по имени. Что это значит?

— Тебе не обязательно все знать. — Кларк передал ему портфель с донесениями. — Черт побери, иногда мне тоже хочется переночевать где-нибудь в отеле, понимаешь?

— Уверен, что без нарушения закона не обошлось.

— Это уж точно, — кивнул Кларк и выехал на улицу. — Когда мы получим команду о начале мексиканской операции?

— Именно за этим я и еду в Белый дом.

— В одиннадцать?

— Да.

Райан с удовольствием отметил, что Центральное разведывательное управление может функционировать и в его отсутствие. Поднявшись на седьмой этаж, он убедился, что все на месте и работают. Даже Маркус был у себя в кабинете.

— Готовы к поездке? — спросил Райан директора ЦРУ.

— Вылетаю сегодня вечером. Наша резидентура в Японии организует мне встречу с Лялиным.

— Маркус, прошу вас не забывать, что его имя — агент «Мушаши», а поступающая информация проходит под кодовым названием «Ниитака». Даже здесь не следует называть его настоящее имя — это может стать плохой привычкой.

— Хорошо, Джек. Ты сейчас отправляешься к президенту по вопросу мексиканской операции?

— Да.

— Мне понравилось, как ты подготовил её.

— Спасибо, Маркус, но это заслуга Кларка и Чавеза. Можно высказать предложение? — спросил Джек.

— Давай.

— Может быть, стоит вернуть их к оперативной деятельности?

— Если они успешно проведут операцию, президент не будет возражать. Я — тоже.

— Разумное решение.

Как все оказалось просто, подумал Джек. Вот только он не мог понять почему.

* * *

Доктор Каминский посмотрел рентгеновские снимки и выругал себя за ошибочный диагноз, поставленный накануне. Это казалось невероятным, но…

Почему казалось? Это действительно невероятно. В этом регионе? А вдруг? Придётся взять дополнительные анализы, но сначала он потратил час, разыскивая своего сирийского коллегу. Пациента уже перевели в другой госпиталь, где была ламинарная палата. Даже если Каминский ошибался, больного нужно полностью изолировать.

* * *

Расселл завёл автопогрузчик, ему понадобилось всего несколько минут, чтобы разобраться в системе его управления. Интересно, подумал он, для чего был нужен этот автопогрузчик предыдущему владельцу ранчо, однако пришёл к выводу, что раздумывать над этим не имеет смысла. В баллонах оказалось достаточно пропана, чтобы выполнить работу, так что и об этом можно было не беспокоиться. Он выключил двигатель и вернулся в дом.

Местное население оказалось достаточно гостеприимным. Почтальоны уже установили почтовый ящик рядом с въездом на ранчо. Расселл достал утреннюю газету, чтобы прочитать её за утренним кофе. И тут же понял, насколько это оказалось своевременным.

— Вот как, — тихо произнёс он.

— В чём дело, Марвин?

— Такого ещё не было. Болельщики «Викингов» собираются приехать больше чем на… тысяче автобусов и автомобилей. Черт побери, — выругался он. — Дороги будут забиты до предела. — Он повернулся, чтобы взглянуть на долгосрочный прогноз погоды.

— Что ты хочешь этим сказать, Марвин?

— Они приедут по шоссе 1-76, ведущему к Денверу. Это может затруднить положение. Нам нужно подъехать к стадиону около полудня или чуть позже… Примерно в это же время прибудет конвой болельщиков…

— Конвой? Что значит «конвой»? От кого он будет защищать?

— Это не «конвой» в таком смысле слова, — объяснил Расселл. — В Америке такое слово значит… ну, караван, процессия что ли. Болельщики из Миннесоты подготовили большое количество машин и автобусов, на которых приедут на матч. Знаете что, парни, давайте забронируем комнату в мотеле, где-нибудь недалеко от аэропорта. Когда мы вылетаем? — Он снова замолчал. — Боже, ведь я уже совсем перестал соображать!

— Что-нибудь ещё? — спросил Госн.

— Погода, — ответил Расселл. — Мы находимся в Колорадо, а на дворе — январь. Что, если начнётся снегопад, а? — Он взглянул на газетную страницу.

— Ты хочешь сказать, это помешает езде по дорогам?

— Да. Послушайте, лучше всего забронировать комнаты в одном из мотелей у самого аэропорта. Мы можем появиться там накануне… нет, лучше я забронирую комнаты на двое или трое суток, чтобы не, возникло никаких подозрений. Господи, надеюсь, у них ещё остались свободные номера.

Расселл подошёл к телефону и открыл справочник на разделе «Жёлтые страницы». Лишь с четвёртой попытки ему удалось найти свободные комнаты в небольшом семейном мотеле в миле от аэропорта. Ему пришлось использовать для бронирования номеров свою кредитную карточку, которую он до сих пор не пускал в ход, расплачиваясь наличными. Это беспокоило Расселла. Теперь за ним будет легче проследить — ещё один листок бумаги.

* * *

— Доброе утро, Лиз. — Райан вошёл в кабинет и сел. — Как поживаешь?

Советник по национальной безопасности не выносила, когда её унижали. Ей уже пришлось выдержать ссору с женой этого сукиного сына прошлым вечером — да ещё перед репортёрами! — и потерпеть позорное поражение на виду у всех. Неважно, имел Райан отношение к этому делу или нет, он уж наверняка здорово посмеялся прошлым вечером. Но ещё Хуже было то, что эта тощая сука издевалась не только над ней — она затронула и Боба Фаулера! Именно таким было мнение президента, когда Элизабет рассказала ему вчера о случившемся.

— Ты готов к докладу?

— Конечно.

— Пошли, — бросила она и вышла в коридор. Пусть Боб разбирается с этим делом.

Элен Д'Агустино видела, как два высокопоставленных чиновника вошли в Овальный кабинет. Она, разумеется, знала о случившемся. Один из агентов Секретной службы слышал весь разговор, и жестокое поражение доктора Эллиот было уже предметом осторожных насмешек.

— Доброе утро, господин президент, — услышала она слова Райана, когда дверь начала закрываться.

— Доброе утро, Райан. Ну, что там у вас?

— Сэр, наш план очень прост. Два сотрудника ЦРУ будут в Мехико под видом служащих аэропорта. Они займутся обычным делом — очистят пепельницы, приведут в порядок туалеты. Перед уходом они поставят в верхней комнате отдыха «Боинга-747» новые цветы. В этих цветах будут скрыты микрофоны, похожие вот на этот. — Райан достал из кармана пластиковую палочку и передал её президенту. — Эти микрофоны будут передавать все, что произнесут в гостиной лайнера, на передатчик, замаскированный в керамической бутылке. В свою очередь передатчик ведёт передачу на многоканальной сверхвысокой частоте. Три наших самолёта, летящие на параллельных с «Боингом» курсах, будут принимать этот сигнал. Для страховки внутри японского самолёта спрятан дополнительный приёмник с магнитофоном. Он будет служить как для страховки, так и для прикрытия операции. Если его обнаружат, жучки в пластиковых палочках примут за попытку репортёров, сопровождающих премьер-министра, подслушать его разговоры. Мы, разумеется, полагаем, что этого не случится. Наши сотрудники в аэропорту Даллеса заберут всю аппаратуру. В любом случае полученные данные будут обработаны и расшифрованные записи представят вам через несколько часов после посадки самолёта.

185
{"b":"642","o":1}